У войны два конца

Основной проблемой азербайджано-иранских отношений является поддержка Ираном Армении

Флаги Азербайджана и Ирана

Тамаз Папуашвили

В первых числах января в интернете распространился видео-ролик, на котором иранские дети, одетые в форму Корпуса стражей исламской революции, якобы пересекают реку Араз (Аракс) вдоль Худаферинского моста, направляясь в сторону азербайджанских территорий. При этом, на одном из флагов, которые они несли было написано “Путь на Иерусалим”, поскольку Тегеран подозревает, что израильская разведка использует территорию Азербайджана для работы против Ирана.

В Азербайджане это расценили, как намёк на недовольство Ирана азербайджано-израильскими отношениями и как грубое нарушение международного права, отметив, что каждая страна сама решает с кем развивать отношения. Азербайджанские эксперты напоминают, что когда при администрациях Буша-младшего, Обамы или Трампа ходили разговоры о нанесении ударов по иранским ядерным объектам, да и в 2022 году, когда минобороны Израиля заявило о готовности нанести по ним удар, правительство Азербайджана заявляло, что не предоставит свою территорию для ведения войны против дружественного Ирана.

Худаферинский мост перекинут через реку Аракс, правый берег которой занимает Иран, а левый – Азербайджан. Ещё в 2021 году, во время посещения этого моста совместно с иностранными дипломатами, помощник президента Азербайджана Хикмет Гаджиев заявил, что между Азербайджаном и Ираном существуют дружественные отношения. Да и сам президент Алиев, посетив Худаферинский мост, назвал ирано-азербайджанскую границу “границей дружбы”. Но как быстро всё меняется!

Надо признать, что инцидент с мостом не был неожиданностью. Эскалация напряжённости между Ираном и Азербайджаном нарастала давно. Ещё в 2021 году имела место акция протеста перед посольством Ирана в Баку. Можно вспомнить и инцидент, связанный с нефтяным месторождением “Араз-Алов Шарг”, открытым азербайджанскими геологами еще во времена СССР и, по советским картам, находящимся в акватории Азербайджана. В 2001 году, когда азербайджанское судно проводило исследовательские работы, иранский военный корабль вынудил его покинуть район месторождения. Рост напряжённости между Ираном и Азербайджаном привёл к закрытию в 2021 году иранского воздушного пространства для азербайджанских военно-транспортных самолётов, летящих в Нахчиванскую Автономную Республику. Особо стоит отметить протесты Азербайджана по поводу въезда иранских грузовиков в Карабах без разрешения властей Азербайджана. Баку подозревает, что таким образом в Карабах – зону ответственности российских миротворцев, могут ввозиться грузы военного назначения.

В конце октября прошлого года распространилась информация, что Службой государственной безопасности Азербайджана было обезврежено созданное иранскими спецслужбами незаконное вооружённое формирование для тайного привлечения граждан Азербайджана “с целью их использования против интересов государственной безопасности”. Акция Службы безопасности Азербайджана расценивается как ответ на действия Ирана, включая крупномасштабные учения на границе с отработкой переброски танковых и мотопехотных соединений на азербайджанскую территорию; противодействие планам реализации проекта Зангезурского транспортного коридора; репрессии против этнических азербайджанцев в Северном Иране; открытие иранского генконсульства в армянском городе Капане вблизи азербайджанской границы, во время которого министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан заявил, что Иран “рассматривает безопасность Республики Армения и региона, как свою безопасность”.

В целом, даже президент Азербайджана Ильхам Алиев отметил: “Я работал с тремя бывшими президентами Ирана – Хатами, Ахмадинежадом и Роухани. На протяжении столь долгих лет еще никогда не возникало ситуации, аналогичной сегодняшней”. Более того, он заявил, что Азербайджан вынужден был тоже провести военные учения на границе с Ираном, чтобы продемонстрировать, что не боится ИРИ. В начале декабря в приграничных с Ираном районах, включая каспийское побережье, действительно были проведены азербайджано-турецкие учения Братский кулак, которые в точности повторили учения иранской армии.

Однако, основной проблемой азербайджано-иранских отношений является поддержка Ираном Армении. Азербайджанские аналитики указывают, что Тегеран никогда не выражал протест против уничтожения азербайджанских культурных, исторических и религиозных памятников, хотя они являются шиитскими, как и в Иране. Особого внимания заслуживает, важный для Азербайджана проект Зангезурского коридора, который вызывает опасения в Тегеране. Там считают, что, если он пройдёт вдоль границы Армении с Ираном, то негативно отразится на армяно-иранской торговле. К тому же, такой коридор облегчит движение между Азербайджаном и граничащим с Турцией Нахчиваном. Тегеран опасается, что такой проект усилит пантюркистские настроения не только в Азербайджане, но и в районах Северного Ирана, где живут этнические азербайджанцы.

Однако сегодня позиция Ирана частично меняется. Иран крайне заинтересован в осуществлении транспортного проекта “Север-Юг”, по транспортировке грузов из России, через Каспийское море и дальше через Иран до Персидского залива, с последующей транспортировкой в Индийский океан. Он помог бы в преодолении западных санкций. Но сегодня, в связи с напряжённостью с Азербайджаном и особенно в связи с войной в Украине, этот проект откладывается. Поэтому в Тегеране можно услышать разговоры о транспортном коридоре из Ирана, через Армению в Грузию или Турцию, к черноморским или средиземноморским портам.

Поскольку Армения имеет большое значение для Ирана, среди экспертов обсуждается вопрос – может ли, в случае нужды, Тегеран ввести в Армению воинский контингент? Теоретически такое возможно. Но требует официальной просьбы со стороны Еревана. Правда, премьер Пашинян, желая наладить отношения с Западом, должен дистанцироваться от Ирана. К тому же, без согласия Москвы такой шаг трудно вообразить, если учесть, что, несмотря на критику и недовольство Россией, Армения – член ОДКБ и её территория является зоной ответственности этой организации, а фактически – России. Трудно представить, что Москва даст на это согласие. Ещё труднее представить, что Иран введёт войска в Армению, не спрашивая мнение Кремля.

Эксперты сходятся во мнении, что основную причину недовольства Тегерана надо искать в итогах второй Карабахской войны. Иран и не скрывает своего беспокойства попытками наладить армяно-турецкие отношения. Пока что они не принесли особых результатов, но, в случае открытия границы между Турцией и Арменией и организации транспортного сообщения между Азербайджаном и Нахчиваном через территорию Армении, Иран потеряет прибыль от транспортировки в Нахчиван азербайджанских грузов через свою территорию. А это сократит влияние Тегерана на Баку. Не говоря о том, что турецкие товары могут вытеснить иранские.

Опасения Тегерана достаточно ясно озвучило консервативное иранское издание “Кейхан”, как говорят, близкое к Верховному лидеру Хаменеи, которое пишет, что “Тегеран не потерпит изменений на своих северных границах, направленных на подрыв интересов Ирана и России”. В газете высказывается мнение, что против этих двух стран формируется новый союз, цель которого вызвать стратегически важные геополитические изменения в регионе.

И всё же, чем объяснить, что Иран, десятилетиями находясь под санкциями, будучи в конфликте с США и другими странами, включая Израиль и, при этом, являясь теократическим мусульманским государством шиитского толка, пошёл на конфликт с этнически и религиозно родственным ему Азербайджаном ради христианской и этнически неблизкой ему Армении, менталитет жителей которой, к тому же, во многом сформировался за время нахождения в составе СССР, официальной идеологией которого был марксизм и, вдобавок ещё, атеизм. При этом Иран рискует осложнить отношения не только с Баку, но и с Анкарой. Неслучайно в день открытия Ираном генконсульства в Копане, президент Турции Эрдоган заявил о планах открыть турецкое консульство в Шуше. Кроме того, курс иранского риала упал настолько, что иранская валюта стала одной из самых обесцененных в мире. По курсу на 7 января за $1 давали 42 155 риалов. На фоне этих проблем Иран переживает кризис в связи с недовольством среди населения после смерти 22-летней Махсы Амини, арестованной за неправильное ношение хиджаба и позже скончавшейся от побоев. Тысячи иранцев вышли на манифестации протеста во многих городах Ирана, включая азербайджанские провинции Казвин, Ардебиль и Малекан. Утверждают, что “количество акций протестов в десять раз превысило число демонстраций, прокатившихся по Ирану в период антимонархической революции”.

Заняв пророссийскую позицию в войне с Украиной, снабжая Россию своим оружием, в частности дронами, а возможно и ракетами, правительство Ирана усилило динамику развития внутриполитических протестов и изоляцию на международной арене. Во всяком случае о переговорах с Ираном по ядерной сделке и каком-либо облегчении санкций говорить не приходится. Поэтому, возможность военных действий Ирана против Азербайджан сомнительна. В этом случае против Ирана выступят, как минимум, Турция, а возможно, Пакистан и Саудовская Аравия, которая считает, что Иран готов совершить нападение на Королевство и Ирак. К тому же очевидно, что Израиль, США, ЕС и некоторые ближневосточные страны не останутся сторонними наблюдателями.

Иран стремится укрепить своё влияния на Кавказе. Однако остаётся открытым вопрос – как к этому отнесутся Россия и Турция? Логично предположить, что они предпочтут не дать Тегерану возможность играть решающую роль в регионе. Тем более, что политику Ирана не всегда можно понять однозначно. Например, Тегеран против “любых изменений исторических границ” в регионе. Но возникает вопрос – говорит ли он о захвате Арменией Нагорного Карабаха почти 30 лет назад или возврате Азербайджаном, без малого, 7 районов вокруг Карабаха в 2020 году. Более того, среди азербайджанских экспертов можно услышать мнение, что “то, чего Россия не могла сделать в отношении Азербайджана напрямую в силу внутренних отношений СНГ, она делала через Иран”. Если это так, возникает вопрос — как далеко Тегеран готов зайти в выполнении своего союзнического долга?

Надо полагать, в Тегеране задумываются – стоит ли рисковать в той неопределённой ситуации, какая сложилась на международной арене. Слишком часто это ведёт к непредсказуемым последствиям. Яркий пример – специальная военная операция, которую президент Путин рассчитывал закончить за неделю, но которая переросла в полноценную войну, длящуюся уже почти год. Похоже, в Тегеране это понимают. В то время, когда Турция укрепляет свои позиции на Южном Кавказе, а в Азербайджане дислоцируется почти 2000 российских миротворцев, вряд ли Иран пойдёт на открытый конфликт с Азербайджаном. Как заявил советник по международным делам Верховного лидера Ирана – Али Акбар Велаяти, Тегеран не собирается вторгаться в Азербайджан. Тем не менее, игнорировать такого соседа не следует.

ГлавнаяАналитикаУ войны два конца