Третья мировая война?

Иллюстрация Мейдан ТВ

Тамаз Папуашвили

Говоря о войне между Украиной и Россией, в интервью испанской газете “ABC”, папа римский Франциск заявил: “Я не вижу конца в ближайшей перспективе, потому что это мировая война”.

Ватикан неоднократно пытался примирить враждующие стороны, но, как отметил папа, участники конфликта “не слушают”. Папа римский – фигура планетарного масштаба и к его словам стоит прислушаться. Тем более, что он говорит об этом не в первый раз. Ещё в 2014 году, посетив крупнейший в Италии военный мемориальный комплекс Редипуглия, где захоронены более 100 тысяч итальянских солдат, погибших в I мировую войну, он заявил, что мир уже пребывает в состоянии третьей мировой войны. Правда, тогда он пояснил, что говорит о локальных конфликтах. И вообще, о том, что международная напряжённость может перерасти в вооружённый конфликт мирового масштаба, последние годы говорят достаточно часто.

Однако, возникает вопрос – может быть папа римский использовал термин “мировая война” просто, чтобы подчеркнуть своё отрицательное отношение к военным действиям, в том числе в Украине? Чтобы ответить на этот вопрос необходимо сравнить сегодняшнюю ситуацию с положением, сложившимся перед и в процессе предыдущих мировых войн, и осмыслить, что обозначается термином “мировая война”.

Существует несколько определений мировой войны, подытожив которые можно сказать, что мировая война – это вооружённое противостояние крупных союзов государств, затрагивающее интересы многих стран. Она имеет мировое значение вследствие географического распространения, использования всех видов борьбы: вооружённой, политической, экономической, дипломатической, идеологической, информационной и сопровождается угрозой или применением оружия массового поражения. Мировая война приводит к формированию новой системы отношений между государствами. Стоит рассмотреть, насколько все эти пункты соответствуют конфликту в Украине и закономерностям, характеризующим мировую войну.

Прежде всего – это нарастание кризисных явлений в мировой экономике. В 1907 году крупный финансовый кризис поразил США и Великобританию. Хрестоматийным кризисом перед II мировой войной является Великая депрессия 1929-1933 годов. Сегодня стоит вспомнить о финансовом кризисе 2007-2008 годов. К тому же экономисты говорят и о мировом экономическом кризисе, заявившем о себе в 2008 году и проявившемся в разных странах с 2009 по 2013 годы, последствия которого чувствуются и сегодня.

Мировой войне всегда предшествуют региональные конфликты. В начале ХХ века это были конфликты на Балканах. Именно там, в Сараево, был убит эрцгерцог австрийский Франц Фердинанд, что и послужило поводом к I мировой войне. А II мировой войне предшествовала гражданская война в Испании 1936-1939 годов. Сегодня в мире насчитывается несколько вооружённых конфликтов — в Ираке, Сирии, Ливии, военное противостояние между Индией и Пакистаном, ощущается напряжённость вокруг Ирана, Тайваня и на Ближнем Востоке. Не говоря уж о замороженных конфликтах в Приднестровье, Абхазии, Цхинвальском регионе, Карабахе.

Ещё одной отличительной чертой предшествующей мировой войне является падение авторитета мировых организаций. Так Лига Наций, как организация для защиты мира была создана после окончания I мировой войны. Но она не смогла предотвратить начало II мировой войны и распалась. После II мировой войны была создана ООН с целью защиты мира от следующих войн. Но сегодня она подвергается критике в связи с недееспособностью ответить на современные вызовы и международные кризисы, например в Югославии или в Сирии.

Другой признак возможной мировой войны — гонка вооружений. Ярким примером этого является использование в военных действиях новейших цифровых технологий. Так, министерство цифровой трансформации Украины заявило о запуске чат-бота “eVorog”, благодаря которому любой гражданин Украины, обнаружив вражескую технику и военных, может загрузить в соответствующую базу данных их точную геолокацию и местонахождение, как и фото, и видео. Более того, украинские военные используют программное обеспечение американской технологической компании “Palantir”, дающее возможность дронам использовать программу наведения, чтобы выбрать ракету, артиллерийское орудие или беспилотник для атаки, отображаемых на экране позиций противника и отправить в систему подтверждение удара и оценку ущерба. Правда “Palantir”, в начале своей корпоративной деятельности работавший с ЦРУ над инструментами борьбы с терроризмом, часто подвергается критике, поскольку его программное обеспечение использовалось иммиграционной и таможенной службой для отслеживания иммигрантов без документов, что вызвало протесты со стороны некоторых сотрудников компании.

Эксперты задаются вопросом — насколько страны должны зависеть от предпринимателей и разработанных ими инструментов? И если допускается использование этих инструментов в “хороших” войнах, что будет, если они начнут использоваться и в “плохих” или если они начнут применяться против правительств. В свою очередь и Россия использует беспилотники “Шахед”, закупаемые в Иране. Но представители ВВС Украины совершенствуют систему ПВО и утверждают, что сбивают большую часть беспилотников. Разумеется, оценка эффективности украинской ПВО может быть субъективной. Но очевидно, что иранские производители внимательно наблюдают за работой своей продукции на реальном театре военных действий и совершенствуют её, как и то, что война дала толчок развитию гонки вооружений.

Но главным признаком, характеризующим мировую войну, является формирование противоборствующих союзов. В I мировую войну это были Антанта (Франция, Россия, Великобритания) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия). Во II мировой войне друг другу противостояли “Страны оси” (Германия, Италия, Япония) и страны “Антигитлеровской коалиции” (СССР, Британия, США). Кроме этих стран, на той или другой стороне, в разной степени, в войну были втянуты и другие государства. Сегодня в военных действиях Украину поддерживают США, государства Евросоюза, за исключением Венгрии. А Россию – Беларусь, Иран, Северная Корея, Сирия. К ним причисляют и Венгрию, которая официально декларирует нейтралитет, но в Киеве так не считают. Разумеется, это не полноценные союзы. Перечисленные страны не принимают участие непосредственно в военных действиях, но разве и II мировая война не считалась таковой ещё до открытия Второго фронта в 1944 году? Даже, закон США о ленд-лизе, действовавший во время II мировой войны, сегодня опять в силе.

Стоит особо отметить Турцию и Китай. Пекин не критикует российское вторжение и осуждает санкции против России. А Анкара, хоть и осудила нападение на Украину, но закрыла проливы Босфор и Дарданеллы для прохода военных кораблей и России, и Украины. Кроме того, обе страны не прервали экономические отношения с Россией, впрочем, как и с Украиной. Они не позиционируют себя, как противников России, но и её союзниками их назвать нельзя, поскольку и Анкара, и Пекин преследуют свои цели. Для Турции важно укрепление позиций в Черноморском бассейне и в государствах Центральной Азии. А Китай, в полном соответствии с национальной ментальностью, “сидит у реки и ждёт, когда мимо проплывёт труп врага”, в надежде, если Россия ослабеет в войне, распространить своё влияние, как минимум, на Приамурье, а возможно и на другие дальневосточные регионы.

Просматриваются явные сходства между украино-российским конфликтом и прошлыми мировыми войнами. Правда люди всегда склонны надеяться, что до наихудшего дело не дойдёт. Но аншлюс Австрии в 1938 году и аннексия Германией Судетской области слишком уж напоминают аннексию Крыма и захват территорий Восточной Украины. Однако, для того, чтобы война в Украине полностью приобрела характер мировой, не хватает одного элемента, которого не было в предыдущих мировых войнах – атомного оружия. Российские политики часто говорят о возможности его применения в Украине. Но, как известно, западные страны считают его применение той “красной линией”, переступив которую Россия вызовет применение атомного оружия и со стороны Запада. Таким образом атомное оружие – это фактор, который удерживает войну в Украине в рамках регионального конфликта и не даёт ей приобрести характер мировой. Будем надеяться, что это понимают и в Москве, и в Брюсселе, и в Вашингтоне, и в Киеве. Однако независимо от того, носит ли украинский конфликт характер мировой войны или нет, очевидно, что после него все окажутся перед необходимостью проведения фундаментальных изменений в своих странах и в международных отношениях. С этой точки зрения и Украина, и Россия должны будут реформироваться. Как и Евросоюз, необходимость реорганизации которого давно назрела.

ГлавнаяАналитикаТретья мировая война?