Президент Эрдоган стремится усадить Путина и Зеленского за стол переговоров

Илюстрация Мейдан ТВ

Тамаз Папуашвили

В Астане 12-13 октября состоялся саммит Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии – регионального объединения, которое насчитывает 27 государств-членов. Его цель – укрепление взаимоотношений и сотрудничества азиатских и евразийских государств.

Однако, главной интригой саммита была встреча президентов России и Турции, во время которой ожидалось, что президент Реджеп Эрдоган ознакомит Владимира Путина со своим предложением по урегулированию ситуации в Украине. В турецкой газете “Milliyet” появилась информация об инициативе Турции организовать диалог стран Запада с Россией, при участии США, Франции, Германии, Великобритании. Хотя высказывалось опасение — “удастся ли найти российского собеседника для такого диалога?”. Также высказывалось опасение, что проблема этой инициативы в том, что в списке участников переговоров не упоминается сама Украина. Между тем, Киев отстаивает принцип — “ничего об Украине без Украины”. Представитель государственного департамента США Нед Прайс поддерживает эту позицию, считая, что “любые переговоры должна вести сама Украина”.

По официальной информации, на встрече обсуждались проблемы экспорта российского газа и украинского зерна, но вопрос войны в Украине, как уверяет пресс-секретарь Путина — Дмитрий Песков, не обсуждался. Надо ли понимать это так, что турецкая инициатива не была поддержана Путиным, покажет время. Но Анкара не оставляет попыток выступить в качестве посредника в урегулировании конфликта в Украине. И в определённой степени это ей удаётся, если вспомнить о переговорах России и Украины в Стамбуле весной этого года. И не вина Анкары, что они не принесли результатов. А в конце сентября Турция добилась обмена арестованного в Украине и близкого к Путину Виктора Медведчука на 215 украинских пленных, среди которых были пятеро командиров из числа защитников “Азовстали”, в том числе руководители полка “Азов”.

Возникает вопрос – почему Турция так стремится организовать переговоры между Россией и Украиной. Разумеется, прекращение войны – цель более чем благородная. Но слишком редко благородство становится движущей силой в политике. Без сомнения Анкара руководствуется и некоторыми прагматическими соображениями. Среди них, разумеется, и экономического характера. Экономические связи Турции с Россией интенсивно расширяются, особенно после начала войны, когда из России начали уходить западные компании. Поскольку Анкара не присоединилась к антироссийским санкциям, их продукция завозится в Россию через Турцию. По сравнению с августом 2021 года, в этом году, турецкий экспорт в Россию, вырос с $451 млн до $949 млн. Правда, в последнее время в Евросоюзе собираются этому помешать. Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что ЕС примет меры против тех, кто “берёт европейские товары, перевозит их в третьи страны, а затем — в Россию”. Многие восприняли это как предупреждение Анкаре и турецкому бизнесу. Тем более, что об этом говорила и Европейский комиссар по финансовой стабильности, финансовым услугам и Союзу рынков капитала Мейрид МакГиннесс, в начале октября посетившая Турцию — члена таможенного союза с ЕС, и заявившая, что в Турции “очень хорошо понимают, что в наших общих интересах сделать так, чтобы таможенный союз не использовался для обхода санкций на уровне ЕС”.

Турция позиционирует себя, как единственную страну, которая может вести диалог и с Западом, и с Россией. И президент Эрдоган не теряет надежду организовать встречу президентов Украины и России. Хотя Анкара не присоединилась к санкциям против России, с которой осуществляет значимые для Турции экономические проекты, но осудила агрессию против Украины, не признаёт аннексию Крыма, закрыла Босфор для прохода российских военных кораблей в Чёрное море, поставляет Киеву боевые беспилотники и планирует открыть в Украине их производство. Переговоры поддерживает и генсек НАТО Йенс Столтенберг, по мнению которого, с целью обеспечения максимально сильной позиции Киева на переговорах, альянс должен продолжать военную поддержку Украины и усиливать антироссийские санкции. В связи с этим, глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий заявил, что, выступая за переговорный процесс, в НАТО делают всё, чтобы он не состоялся. А экс-премьер Британии Борис Джонсон, говоря о переговорах, выражает опасения, что европейские страны могут принудить Украину к заключению мира на невыгодных для неё условиях. Правда, злые языки утверждают, что “плохим” будет считаться соглашение, которое не устроит Лондон, а не Киев”.

Умеренная позиция, которую Турция заняла по отношению к России, вызывает вопросы у украинских властей и общества. Недовольство Киева проявляется в публичной критике, официальных протестах, вызовах турецкого посла из-за освобождения из-под стражи российского судна с украинским зерном или предположительной переброски систем С-300 из Сирии в Украину через Турцию. Российское вторжение привело к требованию со стороны Киева к занимающим нейтральную позицию партнёрам, включая Турцию, не только более радикально осудить политику России, но и принять конкретные меры в поддержку Украины. Несмотря на всё это, и Украина, и Турция сохраняют партнёрские отношения. И тому есть причины.

Для Украины Турция стала одним из значимых партнёров, в том числе и в области военной промышленности. Да и Турция, заинтересована украинскими двигателями для своих беспилотников. Кроме того, Киев рассчитывает с помощью Анкары расширить свои связи со странами Ближнего Востока и Африки. Наконец, то, как при посредстве Турции была решена проблема вывоза украинского зерна, говорит о том, что её посредничество может принести пользу Украине. К тому же Турция необходима для сохранения канала коммуникации с Россией.

А Анкара рассматривает партнёрство с Киевом, как один из способов решить главную задачу своей внешней политики – превратить Турцию в один из центров международной политики или, как минимум, стать региональным лидером. Кроме того, Анкара видит в Украине некую силу, с помощью которой сможет сдерживать российское влияние в регионе. И в этом плане не последнее место занимает роль посредника, которая позволяет Анкаре сохранять связи с воюющими сторонами, участвовать в решении всех важных вопросов и главное, занять влиятельную позицию в формировании послевоенного миропорядка, усилить свой имидж политического тяжеловеса, и возможно, даже претендовать на роль посредника между Россией и Западом, когда придёт время формировать новые связи взамен тех, которые сегодня рушатся. Напрашивается вывод, что партнёрство Украины и Турции носит ситуативный характер. И, так или иначе, в ближайшей перспективе Турция останется одним из самых активных сторонников урегулирования войны в Украине.

Для президента Эрдогана в его посреднической деятельности не менее важен и внутриполитический аспект. В преддверии общенациональных выборов в 2023 году шесть оппозиционных партий Турции — Народно-республиканская партия, Хорошая партия, Исламистская Партия Фелисити, правая Демократическая партия, Партия демократии и прогресса и Партия Будущего, преодолев разногласия, создали альянс для борьбы с правлением Эрдогана с позиций демократизации. Ещё во время местных выборов 2019 года правящая “Партия справедливости и развития” проиграла выборы мэров и потеряла контроль в трёх крупнейших городах страны — Стамбуле, Анкаре и Измире. В условиях, когда годовая инфляция в Турции составляет 80%, поддержка оппозиционных партий со стороны части общества представляет серьёзную угрозу для Эрдогана. И имидж миротворца ему явно не помешал бы.

Но в своей миротворческой деятельности Анкаре надо учитывать позицию Москвы, которая принимает во внимание, что у Турции есть свои интересы, которые не всегда совпадают с российскими. К противостоянию в Сирии и Ливии, недовольству вниманием, которое Анкара проявляет в отношении крымских татар, добавилось сентябрьское обострение между Азербайджаном и Арменией, случившееся сразу после украинского контрнаступления под Харьковом. Как считают российские эксперты, оно было направлено против России, обязанной защищать Армению на основе двустороннего соглашения и как члена ОДКБ. Но Москва сегодня слишком глубоко увязла в Украине и ей не до азербайджано-армянского конфликта, как и не до военного конфликта 14-19 сентября между двумя членами ОДКБ — Таджикистаном и Кыргызстаном. Тем не менее, Анкара должна считаться с тем, что Россия остаётся посредником в азербайджано-армянском конфликте, имеющем в Карабахе своих миротворцев и собственные интересы на Кавказе в целом.

В дополнение к этому, 1 июля Турция и Армения договорились в кратчайшие сроки обеспечить возможность пересечения армяно-турецкой сухопутной границы для граждан третьих стран, посещающих соответственно Армению и Турцию, как и о подготовке к осуществлению прямых авиаперевозок грузов между Арменией и Турцией. Но даже такое, частичное открытие границы привело к тому, что Азербайджан заявил о закрытии его узкой, в 10 км, границы с Турцией в Нахчыване. Никто не сомневается, что этот шаг президента Алиева связан с тем, что он “не мог стерпеть смягчения отношений между Турцией и Арменией”. Хотя, как говорят, Турция выдвинула условие, что процесс открытия границы с Арменией должен быть приемлемым для Азербайджана. В любом случае, Москва с недоверием наблюдает за турецко-армянским сближением и это недоверие может отразиться на миротворческих планах Эрдогана.

Любой военный конфликт рано или поздно заканчивается за столом переговоров. Но их результат зависит от того, с какими позициями конфликтующие стороны эти переговоры начинают. В зависимости от результатов военных действий стороны подходят к переговорам с разным багажом и пытаются диктовать свои условия. Но, на данном этапе, ни Киев, ни Москва не располагают козырями, дающими им решающее преимущество. Очевидно, что Путин пойдёт на переговоры только на своих условиях. Да и Зеленский неоднократно говорил, что не видит смысла вести переговоры пока во главе России стоит Путин. Нет сомнений, что Киев не согласится с потерей даже части территорий в Херсонской, Донецкой, Луганской, Запорожской областях, не говоря уже о Крыме. Эрдоган также считает, что для достижения мира будет иметь большое значение “возвращение захваченных земель” Украине. Да и МИД Турции в своих заявлениях отмечает, что мир не должен предусматривать территориальных уступок со стороны Украины. Но и Россия вряд ли согласится уступить захваченные территории. Слишком много противоречий, и удастся ли Анкаре в таких условиях организовать переговоры, мы увидим в будущем.

ГлавнаяАналитикаПрезидент Эрдоган стремится усадить Путина и Зеленского за стол переговоров