Обесцененные манаты и власть

При таком крахе валюты уважающие себя правительство и президент давно подали бы в отставку. Наши и не думают это делать.


При таком крахе валюты уважающие себя правительство и президент давно подали бы в отставку. Наши и не думают это делать.

Можно долго говорить о том, как неправильная политика правительства Азербайджана привела к краху национальной валюты и более чем 100%-ной девальвации маната в короткий срок. Можно также вспомнить высказывания президента Ильхама Алиева, утверждавшего до обвала, что эта валюта самая надежная в мире и, мол, зарубежным инвесторам лучше бы вкладывать свои средства именно в манаты. Но будет ли от этих упреков польза? Особенно если посмотреть на происходящее не с позиции обманутого и обиженного электората, а здраво, призвав на помощь простые экономические принципы?

Еще американский экономист Ричард Н.Купер говорил, что существенная девальвация является одной из самых «травматичных» политических игр, которые могут применить правительства стран, поскольку они почти всегда приводят к возмущениям в обществе и призывам к смене власти. В Азербайджане мы уже такое наблюдаем. Однако призывы эти слышались и раньше, причем вовсе не из-за курса национальной валюты, а в связи с полнейшим игнорированием интересов и запросов населения, а также высочайшим уровнем коррупции, в которое вовлечено не только правительство, но и сам президент страны вместе с членами семьи. Сейчас же возмущение усилилось. Люди, которые раньше как-то нейтрально относились к власти и терпели, теперь открыто выражают свое  недовольство президентом страны. Особенно это заметно после одного из недавних его выступлений по телевидению, когда Ильхам Алиев пытался представить девальвацию как некий неизбежный и вместе с тем незначительный факт, который совершенно не отразится на уровне жизни людей. Если президент Азербайджана прав, то значит врет известный на весь мир экономист Ричард Н.Купер, который считает, что существенная девальвация (в Азербайджане она именно такой и была) приводит к сокращению уровня жизни граждан, покупательской способности, а в конечном счете даже к уменьшению численности населения страны. Да разве только это? Девальвация чревата последующей инфляцией, ростом процентов по внешним долгам государства, если они выражены в иностранной валюте (в Азербайджане они в иностранной валюте и выражены). А учитывая все то, что мы видим в нашей стране, то получается, что неправ все-таки азербайджанский президент, а не американский экономист.

Знаете что самое интересное? Почти в каждом учебнике по экономике говорится, что резкая девальвация происходит при слабых правительствах и неумелой экономической политике. Но учитывая ситуацию в Азербайджане, такая характеристика — чересчур мягкая и слишком деликатная для описания работы правительства и главы государства. Резкая девальвация маната является четким доказательством отсутствия в стране даже намеков на рыночную экономику, поскольку в противном случае Центральный банк Азербайджана просто не смог бы напрямую манипулировать курсом нацвалюты. При реальном рынке сделать это практически невозможно. Да, управлять курсом валюты можно и в таких случаях, но не напрямую, а опосредовано. Напрямую Центробанк может менять денежные агрегаты, процентные ставки, ликвидность в банковской системе. Там для главного банка страны большое поле деятельности, но в случае с валютным курсом, мы имеем дело не с конкретным инструментом, а целевым ориентиром, к которому следует идти, управляя другими инструментами. А в Азербайджане Центробанк резко удерживал курс доллара на недопустимо низком уровне, управляя им напрямую. Росли бюджетные показатели и валютные поступления, что позволяло президенту Алиеву регулярно рапортовать перед непосвященным в тонкости экономики электоратом, что ситуация в стране стабильная и умело управляемая. Но когда грянул гром на нефтяных рынках, а валютные поступления в Азербайджан стали уменьшаться, президент сразу нашел виноватых. Теперь он в каждом своем выступлении говорит о том, что знает, кто и где играет ценами на нефть, и даже подозревает, зачем это делается. При этом за кадром остается основной вопрос: а при чем здесь курс азербайджанского маната?  Ведь судя по заявлению самого главы государства, манат вроде совсем недавно был самой стабильной валютой мира… Кроме того, высказывания о подозрениях Ильхама Алиева, в руках которого сосредоточена вся полнота власти в стране, звучат, по меньшей мере, странно. Кто мешает главе независимого государства проводить расследования на основе своих подозрений, отстранять от работы и наказывать виновных, даже арестовывать их? Не оглядка же на законы. Не оппозиция, и уж точно не армянская диаспора…

Показательно, что при таком слабом электорате правительство проделывает с национальными валютными запасами Азербайджана все, что хочет. Еще в декабре 2015 года, когда резко таяли ресурсы Центробанка, на выручку ему пришел Госнефтефонд, который тоже выкинул доллары на рынок. На это мало кто обратил внимание, поскольку всех больше заботили собственные кошельки. Аналогичное эта структура собирается проделать и в январе. Судя по всему, такая практика в 2016 году станет частой. Запасы Центробанка заметно истощились, но они еще сохранились в Госнефтефонде. Только вот насколько их хватит?

Что означает курс, равный 1,86 маната за 1 доллар США? Он говорит о том, что покупательная способность нашей валюты в 1,86 раз ниже аналогичного показателя американской. А ведь покупательная способность в свою очередь зависит от спроса и предложения на товары и услуги. Чтобы было яснее, скажем иначе: на доллар США в той же США сегодня можно купить в 1,86 раз больше товаров и услуг, чем за 1 манат в Азербайджане. А коли это так, то можно ли считать нынешний курс реальным? Конечно, нет, поскольку за 25 лет независимости, из которых 23 года у кормила власти был нынешний режим, Азербайджан не сумел создать функциональную ненефтяную экономику, способную обеспечить себя качественными товарами и услугами. Подавляющее большинство крупных предприятий ненефтяного сектора создано не за счет частных инвестиций, а исключительно благодаря государственным вложениям. А чиновники, тем временем, наворовав государственных денег и став бизнесманами, вывозят теперь свой капитал за границу и активно вкладывают в экономики тех стран, где нет такого воровства, как у нас. Это понятно, но стране и простым гражданам от этого не легче.

Знаете, почему Центробанк не может удержать курс маната от падения? Дело в том, что на национальную валюту давят те деньги, которые не учитывались ни в налоговых декларациях, ни в зарплатах, ни в банковских безналичных переводах. Это средства, украденные из государственного бюджета и формирующие теневой капитал страны. И поскольку капитал этот в тени, то и посчитать его реальные объемы невозможно. То есть Центробанк не знает, сколько ему надо выбросить на валютный рынок долларов, чтобы насытить его. Потому и нет уверенности в глазах руководителя этой структуры, который совершенно заврался и теперь всячески прячется от прессы.

И последнее… В странах, где национальная валюта действительно самая стабильная в мире, при таком крахе валютного рынка уважающее себя правительство и президент давно подали бы в отставку. Но о чем я говорю? Наше и не думает это делать, поскольку еще задолго до маната своими действиями оно обесценило само себя.


Мнение автора, изложенное в статье, может не совпадать с мнением редакции

ГлавнаяМнениеОбесцененные манаты и власть