Колдовство с летальным исходом

Фото: StarLine\shutterstock

Юлия Красникова, Медиасеть

По материалам «Кавказского узла»

В чеченском селе имама убили на глазах его маленького сына. Предполагаемый преступник задержан. Отвечаем на главные вопросы, связанные с трагедией

Что случилось

Днем 14 января мужчина, снимая все на свой телефон, заходит во двор дома и некоторое время общается на чеченском с Абдурахимом Гакаевым. После слов «Я принес подарок от брата» — мужчина нападает на Гакаева, убивает его на глазах маленького сына Гакаева, и уезжает с места преступления. 

Все это время съемка не прекращалась. Позже видео разлетится по чеченским  WhatsApp-чатам и станет главным доказательством в деле против Шамурзаева. Следком возбудил дело по статье «Убийство». 

Сначала в чеченских соцсетях появится сообщение, что силовики обнаружили автомобиль, на котором скрылся убийца. А 15 января, на следующий день после трагедии, задержат и самого предполагаемого преступника. Им оказался Турпал-Али Шамурзаев. 17 января ему предъявили обвинения в убийстве, а Шамурзаев признал вину.

Кем был убитый

Абдурахиму Гакаеву было 55 лет. В доме в Воскресеновском, во дворе которого произошло убийство, жила его гражданская, вторая, жена, с которой у Гакаева было четверо совместных детей. Все — несовершеннолетние.  

Гакаева похоронили 15 января в селе Кади-Юрт, где живет первая, законная жена погибшего, а также их совместные дети: дочь и двое сыновей.

Глава села Шахруди Арсункаев рассказывал журналистам, что во время боевых действий в Чечне Гакаев служил в правоохранительных структурах. Раньше ездил на заработки в другие регионы России, в последнее время занимался собственным хозяйством. Был верующим. 

«Он был нужным и уважаемым человеком. Я не слышал, чтобы он когда-то громко разговаривал или с кем-то ссорился. Всегда ладил с молодыми и старшими, — вспоминал Арсункаев. — Род Гакаевых известен в республике. Они активно участвуют в жизни села, всегда рады помочь». 

Поначалу сообщалось, что убитый — имам.Однако представитель администрации Воскресеновского заявил журналистам, что Гакаев уже давно не был муллой и имамом: «Он не очень долго носил этот сан». 

Что известно о нападавшем

Турпал-Али Шамурзаев из Гудермеса, сейчас ему 30 лет. Изучив его страницу во «ВКонтакте», журналисты «Кавказ.Реалии» нашли фотографии Шамурзаева со снайперской винтовкой и более поздний снимок, где он стоит в тренажерном зале в камуфляже с нашивкой «Ахмат» и пистолетом на поясе.   

По неподтвержденным данным, мужчина долгие годы мог страдать психическим расстройством. Он наблюдался не только у психиатром, но и у целителей. А в последние годы мог считать, что его прокляли, утверждает телеграм-канал 1ADAT.

Около 10 лет назад Шамурзаев обратился к целителю в Дагестане. Спустя пять лет мужчина узнал, что лекарь на самом деле был колдуном. Тогда Шамурзаев стал искать способы излечиться от колдовства. 

Так он вышел на Абдурахима Гакаева, который на тот момент был муллой. Гакаев вроде как обещал излечить мужчину и выписывал ему некие обереги. Поскольку оккультизм осуждается исламом, Шамурзаев решил, что Гакаев должен быть наказан за использование оберегов, утверждает источник «МК». 

С того момента, около 4-5 лет назад, Шамурзаев начал записывать видеообращения к властям. Он призывал «по справедливости» карать «колдунов». В 2022 году с той же просьбой он в своих видео обращался и к главе Чечни Рамзану Кадырову (​​На одном из видео Шамурзаев утверждал, что для него «Кадыров самый любимый человек после мамы»).

За несколько месяцев до нападения Шамурзаев записал видеообращение, в котором заявил о своей борьбе с колдунами, попросив довести это обращение до главы республики, у которого пытался найти понимание и защиту.

Как в Чечне преследуют «колдунов»

«Кавказский узел» отмечает, что кампанию по преследованию людей, объявивших себя знахарями, экстрасенсами, магами и колдунами, была объявлена Рамзаном Кадыровым в 2013 году. Были задержаны десятки людей, некоторые пропали без вести. Затем кампания пошла на спад. 

В 2019 году преследование жителей республики за оккультизм усилилось вновь. Республиканский телеканал «Грозный» регулярно выпускал репортажи, в которых местные жители раскаивались в занятии колдовством, а руководитель Центра исламской медицины Адам Эльжуркаев отчитывал их за это. С 2022 года такие сюжеты в телеэфире «Грозного» стали появляться все реже. 

При этом президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев считает, что кампания по борьбе с колдунами не имела ничего общего с поступком Шамурзаева: «Из всего сказанного им [Шамурзаева на его видео] невозможно понять, за что он называет имама колдуном. Что этот имам сделал такого, из-за чего у него претензии. Этого он не смог сформулировать. Целители есть разные. Но даже власть не позволяла себе физической расправы над теми, кого объявляли колдунами. В основном им запрещали заниматься своим «промыслом», и они отделывались административным наказанием», — приводит слова Кутаева «Кавказский узел».

Могло ли случившееся быть «убийством чести» 

Версию о том, что поводом для убийства была кровная месть, чеченские телеграм-каналы и СМИ выдвигали с первых дней трагедии. Традиция кровной мести, которая сложилась при родовом строе для защиты чести и имущества рода, на Северном Кавказе и сейчас действует как актуальный социальный механизм. Согласно этому обычаю, родственники убитого должны отомстить убийце или его родным.

Однако вечером 16 января, на следующий день после ареста Шамурзаева, появилось видео, на котором старейшины его рода обращаются к родным Гакаева с просьбой о прощении. В видео они утверждают, что произошедшее не могло быть кровной местью: 

«Никакой кровной мести или ссоры с Гакаевыми со времен наших предков никогда не было. Этот парень на видео (перед убийством) говорит, что «принес подарок от брата». Так он снял это видео. У него нет брата, чтобы он осуществил кровную месть, а его отец умер более 20 лет назад. Мы обращаемся к этим людям, да помилует Всевышний Абдурахима Гакаева, с просьбой о прощении. Мы не были в курсе, если бы мы знали, то остановили бы его», — приводит перевод публикации «Кавказский узел»

18 января в селе Кади-Юрт, где жил и был похоронен Гакаев, состоялось примирение семей. На церемонию прибыли не только родные обвиняемого со своими односельчанами, но и жители близлежащих населенных пунктов Гудермесского района, а также председателя Совета алимов Чечни Хож-Ахмеда Кадырова, писал «Кавказский узел».

Что говорят правозащитники

Чеченские правозащитники, опрошенные «Кавказским узлом» уверены, что преступление связано с общей атмосферой жестокости, которая царит в Чечне. 

«На больного человека могла повлиять общая атмосфера — жестокости, расправ, призывов к тому, как «действовали предки». Была борьба с колдунами. Причем колдуньями признавались никакие не колдуньи, а женщины, которые лечили, например, травами. Хотя такая история с больным человеком могла произойти в любом месте, в любое время, — говорит «Кавказскому узлу» председатель комитета «гражданское содействие» Светлана Ганнушкина. — Если он и раньше обращался с такими заявлениями, фактически с угрозами убийства, следовало обратить внимание на это. Если бы власть обращала внимание на эту сторону жизни своего народа, преступление можно было бы предотвратить».

«Мне кажется, то, что происходило все это время с Турпал-Али Шамурзаевым, — классический случай. Когда от него все отмахивались, не исключая и того имама, к которому он обратился после визита к дагестанскому знахарю, — говорит “Кавказскому узлу” президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев. — У сотрудников Минпечати Чечни, которые обязаны ежедневно проводить мониторинг СМИ и соцсетей и «вылавливать» все, что, на их взгляд, может заинтересовать руководство, такие посты не вызывали интереса: мало ли что могут писать поклонники Кадырова, даже если это желание убить колдунов. Только поэтому, на мой взгляд, эти сообщения Шамурзаева остались незамеченными. Но теперь, после того что произошло с имамом Гакаевым, эти сообщения будут изучаться более тщательно. Это был кровавый урок, и подобные посты теперь, думаю, не останутся незамеченными».

ГлавнаяМирКолдовство с летальным исходом