Как антироссийские санкции повлияют на экономику Южного Кавказа

Фото: InformNapalm

Тамаз Папуашвили

Военные действия в Украине вызвали введение антироссийских санкций со стороны западных стран. Это привело к тому, что война, которую ведёт Россия, обернулась для неё самой масштабными проблемами.

Но все сходятся на том, что антироссийские санкции отразятся не только на экономике России, но и многих других стран, включая США и государства ЕС. Например, как утверждает Reuters, на долю России и Украины приходится две трети мирового экспорта пшеницы, ячменя, подсолнечного масла и кукурузы. Сегодня эти страны воюют и вряд ли смогут провести полноценную посевную кампанию, плюс санкции, наложенные на Россию, ограничивают продажу ей сельскохозяйственной техники, комплектующих и удобрений. Следовательно, экспорт сельскохозяйственной продукции обеими странами неизбежно уменьшится и это коснётся фактически всей планеты. Тем более, что конец 2021 года ознаменовался ростом мировых цен на продовольствие. Как утверждает Forbes — на 32,8%. Поэтому, для стран Южного Кавказа предельно важно предусмотреть, как антироссийские санкции повлияют на экономику Азербайджана, Армении и Грузии, которые к санкциям не присоединились.

В зоне наибольшего риска находится Армения — член ЕАЭС, экономика которой наитеснейшим образом связана с российской. Поскольку Россия лидирует в этой организации, санкции, направленные против её экономики, окажут влияние и на экономику Армении. Тем более, что многие армянские предприятия являются совместными с Россией или принадлежат российским бизнесменам. Например, Зангезурский медно-молибденовый комбинат. Более того, оказавшись в условиях неопределённости по поводу продолжительности санкций, Россия решила приостановить экспорт своей продукции в страны ЕАЭС, чтобы обеспечить внутренний рынок достаточным количеством продовольствия. Ограничения коснулись пшеницы, муслина, ржи, ячменя, кукурузы. Между тем, по данным на 2020 год, Армения увеличила импорт пшеницы на 40%. 99,1% этой пшеницы завозилось из России.

Эксперты не исключают серьёзного кризиса на рынке труда Армении. Годами, к началу весны, большое количество граждан Армении готовилось к поездке на заработки в Россию, где они, в основном, работали в сфере общественного питания, торговли, транспорта и строительства. Но в этом году они пока остаются в Армении и ждут окончания российско–украинской войны. Более того, уже уехавшие в Россию армяне не мог найти там работу из-за кризиса, вызванного санкциями, и не могут вернуться на родину из-за подорожавших авиабилетов. Если кто-то из них сможет вернуться, они пополнят ряды безработных, поскольку эксперты сомневаются, что армянский рынок труда может принять столько рабочих рук. Но нет сомнений в сокращении денежных переводов из России. Следовательно, уменьшится покупательная способность населения.

Для Грузии, Россия и Украина являются важными торговыми партнёрами и война между ними, как заявляют в финансово-бюджетном комитете парламента, приведёт к потере бюджетом страны $1-1,2 млрд. А рост ВВП, который по прогнозам должен был достичь 6%, уменьшится до 3,5-4%, хотя нацбанк Грузии положительно оценивает стабильность финансового сектора и заявляет, что банковский сектор справится со стоящими перед ним вызовами. Одним из основных источников дохода для Грузии является транзит грузов из Европы в Центральную Азию, Китай и обратно. Однако решение о выборе маршрута транзита принимается поставщиком и получателем груза исходя из затрат, скорости транспортировки и максимальной защищённости от различных рисков, включая задержку грузов. Транзитный коридор начинается в грузинских портах Поти или Батуми и далее, через Грузию и Азербайджан до Каспийского моря и далее в центрально-азиатские республики. Кроме того, возможен сухопутный транзит из Стамбула, через территории Турции и Грузии в Азербайджан и далее на Восток. Оба эти маршрута обеспечивают развитую инфраструктуру и стабильность функционирования. Видимо, поэтому премьер-министр Казахстана Алихан Смаилов поручил членам правительства провести переговоры для организации транзита через Азербайджан и Грузию, дав при этом указание добиться снижения тарифов для казахских грузов. Но, для максимального использования транспортного потенциала Грузии и Азербайджана необходимо создание единой транспортной системы, согласовать единый железнодорожный тариф, создать современные скоростные магистрали, максимально сократить время перевозок, повысить надёжность транспортировки через Каспий, модернизировать порты, создать единую систему отслеживания передвижения грузов и, в целом, расширить пропускную способность транспортной инфраструктуры.

Стоит отметить и виноделие. Грузинская винодельческая промышленность, однажды уже понесла значительные убытки, когда Россия ввела эмбарго на грузинские вина в 2006 году. Тогда доля российского рынка упала до нуля и отрасль оказалась на грани краха. Правда, с тех пор она восстановилась и даже значительно развилась, достигнув рост экспорта в 13,8% и принеся в 2021 году выручку в $239 млн. Однако около 55% винной продукции экспортируется в Россию. И многие считают, что это даёт Москве рычаг политического давления на правительство Грузии. Поэтому правительство проводит ряд мероприятий по оказанию помощи производителям вина в поиске и освоении новых рынков сбыта как на Западе, так и на Востоке. Значительно увеличена продажа вина в Великобританию, США, Канаду, Чехию, Швецию. И виноделы считают, что азиатские рынки являются потенциально интересными для экспорта вина. Это поможет Грузии избежать убытков в случае, если Москва решит применить ограничения снова.

Но конечно же, экономика Грузии держится не только на транзите и вине. Грузия экспортирует медь; легковые автомобили; ферросплавы; минеральные воды; медикаменты; золотую руду, как и очищенное золото и золотой песок; грецкий орех, фундук и земляной орех; азотные удобрения; пищевые продукты; топливо и смазочные материалы; транспортное оборудование, запчасти и аксессуары; потребительские товары. Однако грузинская НПО “Институт свободы развития информации” утверждает, что крупные российские компании представлены в Грузии в банковской и туристической секторах, в сфере добычи природных ресурсов, производства минеральных вод, телекоммуникаций, мобильной связи и машиностроения. Причём на некоторых из них распространяются санкции. И хотя Грузия к этим санкциям не присоединилась, будучи страной стремящейся к евроинтеграции, она не может их игнорировать.

На момент написания статьи президент Грузии Саломе Зурабишвили неожиданно заявила в интервью CNN, что страна “присоединяется ко всем западным санкциям, введённым против России из-за начала военной операции на Украине”, хотя по грузинскому законодательству президент не имеет права принимать такие решения. Ещё 25 февраля премьер Ираклий Гарибашвили заявил, что Грузия всячески поддерживает Украину, но не планирует вводить санкции против России. Отметим, что выступление президента Грузии было озвучено одновременно с инициативой президента Южной Осетии Анатолия Бибилова о проведении референдума по вопросу вхождения в состав России. Как правительство найдёт баланс между этими разнонаправленными интересами покажет будущее.

Антироссийские санкции затронут и Азербайджан, но значительно слабее. Премьер Азербайджана Али Асадов заявил, что из-за событий в Украине, принимаются срочные меры по обеспечению республики продовольствием. Но главное, что после того, как США объявили об отказе покупать российскую нефть, цена нефти марки Brent подскочила на 20% достигнув $139 за баррель. Правда, позже она упала до $106,68. О возможном отказе от российских энергоносителей заговорили и в ЕС. Однако США менее зависимы от российских нефти и газа, чем Европа, для которой отказ от российских углеводородов означает кризис. Правда, министр энергетики Азербайджана Парвиз Шахбазов утверждает: “У нас есть 2,6 трлн куб.м подтверждённых запасов газа и мы можем поставлять природный газ себе, нашим партнёрам и Европе в течение 100 лет”. Хотя Баку уже заявил, что нарастит поставки газа для Европы, эксперты сомневаются, что нынешний объём его добычи и пропускная способность трубопровода всего в 10 млрд кубометров в год смогут полностью заменить российский газ, экспорт которого в Европу в 2020 году составил 158,5 млрд кубометров.

Как и в случае с Грузией, надо принять в расчёт и политические аспекты. Если Азербайджан воспользуется санкциями, чтобы оттеснить Россию в газовом рынке, неизвестно, как на это отреагируют в Москве. Особенно принимая во внимание, что в Карабахе стоят российские миротворцы. Тем не менее, Азербайджан находится в выгодном финансовом положении, поскольку только он может поставить в ЕС трубный, а не сжиженный газ. В Баку это расценивают как преимущество в решении карабахского вопроса. И дело не только в том, что экономика Карабаха напрямую зависит от экономики самой Армении, но и в том, что сегодня России уже не до Карабаха, в центре внимания военные действия в Украине и, пользуясь этим, как утверждают российские СМИ, Азербайджан начал боевые действия в Карабахе, заняв сёла Фаррух и Храморт.

Никто не знает как и когда закончатся военные действия в Украине, сколько времени продлятся санкции и какие меры еще могут применить Россия и западные страны в этом конфликте. Также никто не может точно сказать, как они подействуют на российскую экономику, поскольку такое количество санкций и с такой частотой ещё ни на одну страну не накладывалось. Возможно поэтому канцлер Германии Олаф Шольц призвав западные страны учитывать обратный эффект от санкций, высказал мнение, что речь идёт о длительном противостоянии и подчеркнул, что “мы должны его вместе выстоять”. Возможно, государствам Южного Кавказа стоит последовать этому совету и объединить усилия, чтобы противостоять надвигающимся вызовам и обеспечить поступательное развитие.

ГлавнаяАналитикаКак антироссийские санкции повлияют на экономику Южного Кавказа