Город, в котором мы живем

Рахман Бадалов: «Город, тем более большой мегаполис, не может позволить себе стоять на месте, он должен развиваться, изменяться, трансформироваться. Это аксиома. Но, есть предел, за которым изменение может превратиться в саморазрушение»


… живой город

Город, тем более большой мегаполис, не может позволить себе стоять на месте, он должен развиваться, изменяться, трансформироваться. Это аксиома, и не надо быть урбанистом, чтобы понять, город не музей, в котором ценные экспонаты приходиться оберегать от тления. Он должен постоянно отвечать на вызовы времени, консервация для него губительна. Но, есть предел, за которым изменение может превратиться в саморазрушение.


Мне нравится

определение французского урбаниста

Анри Лефевра

о том, что городское пространство «противоречиво, поскольку оно многоярусно, многоголосо и многопроживаемо».


Если говорить от противного

, как в школьной задаче по геометрии, Анри Лефевр говорит о том, каким город не должен быть. Он не должен быть одноярусным, одноголосным и однопроживаемым. Последнее имеет много смыслов, но один из самых важных, город не может быть однопоколенным. У него должно быть прошлое, как у любого живого организма.

Вспомним, что в сказках «мертвая вода» означает забвение, беспамятство.


«Город, в котором нас нет» и «Нашествие варваров»

За последние десять лет написал несколько статей о нашем большом мегаполисе, Баку. Позволю себе напомнить о двух из них.

В статье «Город, в котором нас нет», говорил об идеях британского урбаниста

Чарльза Лэндри

, по мнению которого, развитие города это, прежде всего, развитие городского сообщества. Отсюда вывод, сначала «городское сообщество», а потом «социальное благополучие», а не наоборот.


Другая важная мысль

британского урбаниста, «города должны управляться не только как инженерно-технические системы, но и как гуманистические образования». Поэтому все большее распространение получают технологии управления с участием населения, которые получили название партисипационного подохода (от английского «participant» — участник, участница). Последнее слово должно принадлежать горожанам, а не экспертам, тем более, не управленцам.


Для сравнения

— в Баку в досоветские времена была выборная Городская Дума и Городская Управа (считалось, что Дума «думает», Управа «управляет»), в советские времена, хотя бы формально, был выборный Бакинский Совет. Сейчас нет выборного мэра, нет мэрии, есть только «исполнительная» власть, и не будем задавать наивный вопрос, чью волю эта власть должна исполнять.


В статье «Нашествие варваров»

рассказал, что будучи в Париже (звучит претенциозно, был там всего один раз) обратил внимание на маленький двухэтажный дом, с крошечным палисадником, который приютился среди 6-7 этажных домов в одном из спальных районов Парижа. Мне разъяснили, здесь живут старики имярек, муж и жена. «Когда их не станет, дом снесут?» — поинтересовался я. «Что вы? Мы будем вспоминать, что здесь долго жили двое простых парижан».


Представим себе,

писал в той же статье, что в Баку для работы, а не для увеселений, приехал известный урбанист, который прочел в литературе, что городу более тысячи (две тысячи) лет. И что он увидит? В городе по пальцам можно пересчитать здания прошлых эпох…


Старый город, Ичери Шехер,

наш сокровенный внутренний город внутри Большого мегаполиса, застроен посольскими и офисными зданиями, в нем решили сделать «европейский ремонт». Так будет комфортнее приезжему туристу.

Градостроительной среды конца XIX века, времени промышленного бума, когда началось настоящее городское возрождение, практически не осталось. Кому это интересно, ведь тогда не строили высотных зданий, больших молов, особняки были в два, три этажа.


Единственный вывод

, к которому сможет прийти проницательный эксперт, так поступают варвары, до основанья разрушить всё, что было до них, чтобы утвердить собственное присутствие.

Однопоколенный, однопроживаемый мегаполис, трудно представить себе большее уродство.


Недавние изменения в реестре

А теперь о том, что произошло в нашем городе, совсем недавно.

В Азербайджане в свое время был законодательно утвержден «Список охраняемых государством памятников культуры и архитектуры Азербайджанской Республики («Azərbaycan Respublikası ərazisində dövlət mühafizəsinə götürülmüş daşınmaz tarix və mədəniyyət abidələrinin əhəmiyyət dərəcələrinə görə bölgüsü»). Недавно распоряжением Кабинета министров, из этого списка, исключены 23 здания, включая такое инженерное сооружение как Водонапорная башня Шолларского водопровода XIX века.


Все мало-мальски здравые люди понимают

, этот «Кабинет» совершенно мифическая инстанция.

Есть здание, есть кабинеты, есть зарплата, есть даже лица, но «Кабинета» нет. Решения принимаются в другом месте, другими людьми, которые предпочитают оставаться анонимными.

В Интернете можно встретить различные комментарии по поводу этого исключения из реестра.


Возмущаются, иронизируют,

пытаются найти разумное объяснение. На мой взгляд, власть пытается убедить нас в том, что Азербайджанская история начинается в 1969 году, а всё, что было до этого, предыстория.

Напоминает официальную советскую точку зрения, согласно которой история человечества начинается в 1917 году, остальное предыстория.

Чем все это закончилось, напоминать не буду.


Возможны ли у нас гражданские инициативы?

Несколько лет назад группа граждан ( я в их числе, хотя, признаюсь, инициатором не был) обратилась к главе Исполнительной власти г. Баку, обеспокоенная массовым разрушением исторических зданий. В своем Обращении мы ограничились одним зданием, жилым домом братьев Исабека и Казимбека Гаджинских, который построен в 1908 году, и которому грозило разрушение.


Честно говоря, не был уверен,

что из нашего Обращения что-либо выйдет, у нас подобные обращения воспринимаются как оппозиционные. Но произошло чудо, хотя на наше обращение никто не ответил, дом не был разрушен.

И тогда, и сейчас думаю о том, что мы привыкли жаловаться, привыкли считать, что все бесполезно.


Власть приучила нас к этой мысли.

Но разве сами мы проявляем достаточную активность. Та же «группа граждан» под своим «Обращением» собрала более 100 подписей и, как обычно случается, распалась.

Невольно задумываешься над тем, что нашу гражданскую пассивность невозможно списать только на политику властей…


Статья отражает точку зрения автора, которая может не совпадать с редакционной Мейдан ТВ.

ГлавнаяМнениеГород, в котором мы живем