Диверсия на “Северном потоке” повышает значение азербайджанского газа для Европы

Трехмерная иллюстрация взрыва трубопровода «Северный поток». Фото: apprenticebk/Shutterstock

Тамаз Папуашвиили

Если не считать войну в Украине, мало что вызывало столько споров, как проект строительства “Северного потока” для поставок российского газа в Европу. Его подводная часть протяжённостью 1224 км начинается от компрессорной станции у бухты Портовая близ Выборга до точки выхода в Германии, рядом с АЭС Грайфсвальд в земле Мекленбург-Передняя Померания. Трубопровод рассчитан на поставку в Европу 55 млрд м³ газа в год.

Польша объявила проект “плохим с точки зрения экологии и слабым с экономической и политической точек зрения” и заявила, что он “угрожает безопасности и независимости Польши”. Латвия и Литва тоже резко выступили против газопровода, считая, что он “не отвечает единой энергетической политике ЕС” и указали на его экологическую опасность, напомнив, что на дне Балтийского моря находятся места захоронения химического оружия нацистской Германии. Аналогичную позицию занял и Таллин и в эстонском парламенте даже была озвучена инициатива, предусматривающая расширение территориальных вод Эстонии в Финском заливе на три мили, с тем, чтобы установить эстонский суверенитет над участком дна, по которому пройдёт газопровод. Эстонские парламентарии напомнили, что согласно Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, граница территориальных вод Эстонии может проходить строго посередине между финским и эстонским побережьями, но по принятому в 1993 закону Эстония добровольно сдвинула свою границу на три морские мили ближе к берегу. Швеция одобрила прокладку газопровода в своей экономической зоне в Балтийском море, но с рядом условий, связанных с экологией. Президент Беларуси Александр Лукашенко, с присущей ему экспрессией, назвал строительство газопровода “самым дурацким проектом России”, поскольку “Неизвестно, что может произойти с этим газопроводом, который лежит на куче боеприпасов”.

Но другие страны ЕС, прежде всего Германия и Финляндия, выступили за строительство. В дальнейшем, для решения проблем с транзитными странами и увеличения поставок газа, был построен трубопровод “Северный поток — 2”. По пропускной способности и протяжённости он аналогичен газопроводу “Северный поток — 1”, но проходит через территориальные воды России, территориальные воды Германии, Дании, Финляндии и Швеции. Поэтому, заявление компании-оператор “Nord Stream AG”, что 26 сентября произошла авария на трёх нитях газопровода, мгновенно превратилось в сенсацию мирового масштаба. Были обнаружены утечки газа: по две на “Северном потоке — 1” и “Северном потоке – 2”.

Разумеется, инцидент потребовал расследования. В соответствии с технической документацией, вероятность аварии на газопроводе меньше, чем одно в 100 лет, а вероятность одновременно четырёх случайных аварий можно полностью исключить. К тому же, датские и шведские сейсмологи зафиксировали колебания, напоминающие взрывы около 100 кг тротила в каждом случае. По мнению Бьорна Лунда — преподавателя сейсмологии Шведской национальной сейсмической сети, без сомнения это были взрывы, поскольку на экранах приборов было явно видно, как волны отскакивают от дна к поверхности. Представители Швеции, завершив осмотр повреждений, подтвердили, что это была диверсия. Это мало кого удивило. Ещё в июне 2022 года ЦРУ предупреждало власти нескольких европейских стран о риске атаки на газопроводы, но не сообщило подробности. А за день до взрывов над морскими нефтедобывающими платформами были замечены неопознанные дроны.

Премьер-министр Швеции Магдалена Андерссон заявила об отказе Швеции делиться результатами расследования с российскими властями, сославшись на его конфиденциальность. Москва на это ожидаемо не согласилась заявив, что не признает результатов расследования, если в нем не будут участвовать её представители и, что расследование должно быть проведено при участии — Дании и Швеции, в чьих территориальных водах произошли инциденты, России — как владельца газопровода и Германии – как главного выгодоприобретателя. Позицию Москвы можно понять. В результате диверсии “Газпром” лишился газа примерно на $300 млн. А если трубопроводы не будут восстановлены, операторы обоих газопроводов будут вынуждены списать в потери почти 17 млрд евро. Хотя и смогут компенсировать часть потерь за счёт страховки.

Место аварии находится на глубине 70 метров и на такой, сравнительно небольшой глубине, повреждения можно исправить. Но делать это надо быстро, поскольку внутреннее покрытие труб не рассчитано на долгое пребывание в солёной воде. Конечно, ремонт потребует сотен миллионов, если не миллиарда, но для “Газпрома” это не критично. Основная проблема – вызванная украинской войной напряжённость, что может остановить ремонтные работы. На это указал Путин 12 октября, выступая на форуме “Российская энергетическая неделя”, заявив, что отремонтировать газопровод можно, но “в случае их дальнейшей экономически обоснованной эксплуатации”, и при обеспечении его безопасности. Но трудно поверить, что Россия оставит гнить на дне Балтики с таким трудом построенные газопроводы. Скорее всего, слова Путина — это намёк европейцам на то, что они могут остаться без газа всю зиму, если не смягчат санкции. Правда, поставки газа по “Северному потоку” уменьшались всё лето, окончательно остановились в сентябре и диверсия не окажет большое влияние на отопительный сезон в Европе, где уже нашли альтернативных поставщиков.

Но основной вопрос — кто и для чего мог разрушить газопровод? И в этом вопросе все указывают друг на друга. На Западе убеждены, что за взрывами стоит Россия, намекающая, что нечто подобное может случиться с другими газопроводами, снабжающими газом европейские страны. Тем более, что диверсия произошла в день открытия трубопровода “Baltic Pipe”, стоимостью до 2,1 млрд евро и мощностью в 10 млрд м³, для подачи газа из Норвегии, через Данию в Польшу. Видимо в ЕС это так и поняли, поскольку появились опасения о безопасности норвежских трубопроводов, которые, обеспечивают почти 22% потребления стран ЕС, и местного газопровода “Balticconnector”, связывающего финскую и эстонскую газовые сети с подземным газохранилищем в латвийском селе Инчукалнс.

А Москва обвиняет в случившемся США, утверждая, что теперь не сможет быстро восстановить поставки газа, если ЕС пойдёт на смягчение санкций. Российские эксперты вспоминают, что ещё Дональд Трамп, во время своего президентства, настаивал на поставке в ЕС газа из США. Можно услышать и мнение, что диверсия на руку Украине, где опасаются, что европейские страны могут предпочесть российский интересам Украины.

Правду о диверсии раскроет следствие. А пока Россия ищет другие возможности поставок газа и не только в Европу. Президент Путин беседовал об этом с президентом Эрдоганом в Астане на саммите Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии. Путин подчеркнул, что сегодня Турция оказалась самым надёжным маршрутом для поставок газа в Европу благодаря “Турецкому потоку”. Хотя и отметил, что украинские спецслужбы пытались его взорвать на сухопутном участке на территории России. Президент России отметил, что “Европа сейчас обречена на то, чтобы втридорога покупать американский сжиженный газ” и считает, что “Турецкий поток” может послужить основой для создания новой газопроводной системы и хаба на территории Турции, не только для продаж газа в другие страны, “но и определения цены”.

Предложение конечно интересное. К моменту отмены осуществления проекта газопровода “Южный поток” из России в Болгарию по дну Чёрного моря, РФ уже расширила свою наземную трубопроводную систему для дополнительной поставки газа на черноморское побережье. Нереализованный потенциал поставок составляет более 30 млрд м3 и его можно реализовать через “Турецкий поток”. Но, это означает строительство нового наземного трубопровода из Турции до какого-либо распределительного пункта в Европе. А это серьёзные деньги, особенно если учесть, что для движения газа по трубопроводу необходимы компрессорные станции, которые должны быть расположены так, и в таком количестве, чтобы обеспечить в трубе давление не менее 75 атмосфер.

Пока что Анкара говорит о планах по увеличению в два раза мощности Трансанатолийского газопровода, поставляющего азербайджанский газ в Европу. В случае наращивания мощности он пропустит до 32 млрд м³ в год, вместо 16 млрд м³, которые транспортируются сегодня. Слухи об увеличении мощности газопровода подтвердил и президент Азербайджана Ильхам Алиев, во время прошедшей в Софии церемонии, посвящённой запуску газового интерконнектора Греция – Болгария.

Надо полагать, Турция не только стремится обеспечить свою энергетическую безопасность, но и собирается в будущем претендовать на статус энергетического центра Европы. Тем более, что Турция готовится к началу газодобычи в Чёрном море на открытом в 2020 году месторождении Сакарья. Оно расположено в 155 км от побережья, в пределах шельфа Турции, около порта Фильос. Разведанные запасы составляют 320 млрд м3 газа, что классифицирует месторождение, как крупное. В Анкаре планируют начать добычу в 2023 году, и эксперты считают, что черноморский газ покроет 25-30% потребностей Турции. Стоит отметить, что в 2021 году закончился контракт турецкой компании “Botas” и “Газпрома” на поставку в Турцию 4 млрд м3 газа в год, а в 2025 истечёт контракт на поставку 16 млрд м3. После чего Турция сможет заместить российский газ своим, добытым в Чёрном море.

Однако не всё так просто. Трансанатолийский газопровод – это часть Южного газотранспортного коридора, в который входят также Южнокавказский и Трансадриатический газопроводы. Причём, мощность первого — Южнокавказского газопровода — 25 млрд м³ в год, мощность следующего, Трансанатолийского газопровода — 16 млрд м³ в год, а Трансадриатического газопровода — 10 млрд м3 в год. Из этого следует, что пропускная способность последнего, Трансадриатического газопровода, самая маленькая. Видимо, это связано с тем, что часть газа остаётся в Грузии и Турции. Все эти газопроводы заполнены азербайджанским газом, который сегодня приобретает для ЕС большое значение. Евросоюз, принципиально хочет свести закупки российского газа к минимуму в связи с санкциями из-за войны в Украине и, чтобы лишить Москву рычага влияния на политику стран ЕС. И неизвестно, пойдёт ли Эрдоган на серьёзное нарушение санкций и ещё большую конфронтацию с ЕС и США. Но если и пойдёт, то, скорее всего, за серьёзную ценовую скидку.

ГлавнаяАналитикаДиверсия на “Северном потоке” повышает значение азербайджанского газа для Европы