Азербайджанская армия = неуставка, + быт и питание

Те, кто служили в прифронтовых военных частях, знают, что такое боевое дежурство.

Мы все ежедневно получаем информацию о фактах нарушения режима прекращения огня и информацию о погибших. А также о небоевых потерях. Даже официальная статистика показывает, что численность небоевых потерь азербайджанской армии превышает количество солдат, погибших во время вооруженного противостояния. В этом есть логика, потому, что бои-то не ведутся. Имеют место лишь случаи нарушения режима прекращения огня. Интенсивность фактов нарушения тоже высокая, но отдельные перестрелки не переходят в полномасштабные боевые действия.

Хочу напомнить, что я в 2009-2010 годы служил в армии в одной из частей Министерства Обороны, находящейся на фронтовой линии. Служба у меня длилась 1 год, ибо в армию я отправился после окончания вуза. 2 месяца из них я провел в учебном центре вооруженных сил, так как хотел поступить на курсы офицера запаса. Остальные 10 месяцев службы прошли на передовой. Наши позиции были наиболее близкими к врагу, расстояние между нашими и вражескими постами в некоторых местах составляло всего 20 метров. Ведение боевого дежурства в тех местах являлось образцом особенного героизма. Те, кто служили в прифронтовых военных частях, знают, что такое боевое дежурство. Попытаюсь объяснить тем, кто не знает. Наши посты находятся в окопах. Все посты соединены между собой траншеями и в сумме составляют фронтовую линию. Высота окопа должна быть выше человеческого роста, на верхней части окопов находятся сектора для стрельбы, наблюдательный сектор для снайперов, сектора для пулеметов и т.д. В каждом посте дислоцируется одно отделение, т.е. 8 солдат плюс сержант и один прапорщик в качестве старшего по посту. Прапорщик и сержант не несут боевое дежурство, и поэтому их двоих не считаем. Каждое отделение находится на посту 14 дней. Это время разделено между солдатами на несение дежурства. Длительность каждого дежурства составляет 2 часа для каждого солдата. Солдат после 2-х часового дежурства 2 часа занимается бытовыми делами, потом 2 часа спит, а затем все начинается сначала. Т.е солдат спит каждые 4 часа по 2 часа и дежурит каждые 4 часа по 2 часа.

Боевое дежурство несется в зонах повышенной опасности, в 20-ти метрах от вражеского поста. Эта служба усложняется еще природными факторами. Так как окопы находятся ниже уровня земли, в дождливой и снежной погоде вся вода собирается в окопе и внутри поста. А в летний зной от солнца в окопах прячутся многие ядовитые пресмыкающиеся. Жизнь солдат в окопе усложняется также трудностями, связанными с наведением чистоты и порядка. При интенсивном использовании соединяющих окопов, а также в результате плохих погодных условий, земля ссыпается со стен и становится необходимой очистка пола окопа. Конечно ситуация усложняется опасностью, постоянным стрессом и перебоями с едой и водой. Несмотря на все это, солдат должен нести боевое дежурство, и, если потребуется, отбить нападение врага. В такой ситуации отделение находится 14 дней, затем заменяется другим отделением, из резерва. Идет на отдых и заново заступает на дежурство через 14 дней. Конечно, все это время враг тоже не сидит и не наблюдает со сложенными руками. Вражеский снайпер так и ищет момента, когда солдат поднимет голову, или же вражеские разведчики ищут того момента, когда можно похитить солдата. Солдат еще должен себя застраховать от таких случаев. Все вышеперечисленные ситуации являются ударом по психике любого солдата. Уже 20 лет как наши солдаты служат в таких условиях. Естественно, не все хотят служить на передовой. Некоторые из них отслужили и сейчас служат в штабах или же на складах. А статистика показывает, что большинство погибших солдат служили, в основном, в прифронтовых частях и погибли не от пули врага. Служба и психологическое состояние солдата в окопе очень сильно отличается от состояния солдата, который проходит службу на каком-то там складе.

2 года назад, когда началась общественная кампания против гибели солдат, многие эксперты заговорили о неуставных отношениях между военнослужащими. Якобы причиной солдатских смертей в прифронтовых частях является так называемая «дедовщина». Неуставные отношения всегда были тем фактором, который «съедает» армию изнутри. Я с этим не спорю. Даже тем, кто не служил в армии, после знакомства со службой в окопе, будет понятно, что неуставные отношения волнуют солдата в окопе не в первую очередь. Никто не может заставить другого нести за него дежурство, потому что расписание боевого дежурства утверждается командиром части. Логически следует, что никто не может много спать. Проблемы и трудности службы в окопе так же касаются каждого, и каждый сталкивается с одинаковыми проблемами.

Конечно, я не хочу сказать, что ни одна из солдатских смертей не связана с неуставными отношениями. Естественно, среди них есть конкретные случаи, связанные с этим. Но дело в том, что наши эксперты и представители гражданского общества попадают на удочку официальных заявлений. Одни утверждают, другие опровергают официальные версии. К сожалению никто, не вникает в суть проблемы. На мой взгляд, неуставные отношения, факты коррупции не являются определяющими фактами в гибели солдат. Роль определяющего фактора в этом вопросе играет система организации обороны фронтовой линии. Попытаюсь объяснить. Наша оборонительная линия охраняется военными соединениями, имеющими бригадную структуру. Бригада — более мобильное тактическое формирование, нежели полк. По идее, наши военные подразделения организованы так, что они готовы в любое время перейти в наступление. Поэтому 70 процентов всего личного состава несет службу в окопе и ждет начала военных действий. Но в таком случае возникает вопрос: если 70 процентов всего личного состава находится в окопах и повышает свои военные навыки в этих условиях, то, как они себя поведут в случае выхода из окопа? Конечно, специалисты могут сказать, что есть резерв, и резерв ежедневно готовится к военным действиям в других условиях. Но в том случае, зачем запихивать наших молодых в окопы и портить им там психику?

С другой стороны, как я отметил выше, смена боевого дежурства составляет 14 дней. В течение 14 дней солдат находится под напряженным психологическим давлением. Да, на протяжении этих дней их навещают офицеры и замполиты. С ними ведут какие-то разговоры. Но в любом случае, как говорится в народе, «боли роженицы не уменьшатся от того, что рядом будут две или три акушерки». В любом случае, боевое дежурство несет сам солдат. На мой взгляд, уменьшение длительности смены боевого дежурства может служить смягчающим фактором. Например, длительность боевого дежурства отделения можно снизить с 14 до 7 дней. Да в этом случае понадобится дополнительное количество личного состава. Но это уже технические проблемы, которые решаются.

Кроме этого, существует огромная проблема с доставкой пищи на передовые посты. Горячая еда готовится непосредственно в хозяйственных взводах батальона. Батальоны, как правило, размешены в тылу на расстоянии 3-4 км от оборонительной линии. Солдаты должны питаться 3 раза в день. Из этого следует, что 3 раза в день готовая горячая еда должна доставляться на посты. Доставкой занимаются, в основном, сами солдаты, пешком, или же гражданские лица, на автомобилях. При нормальном раскладе, солдат на передовой получает еду на 2 часа позже от установленного времени. При плохих погодных условиях еда доходит на следующий день. К этому времени она приходит практически в непотребное состояние. Емкости для транспортировки питания старые и, в основном, в непригодном состоянии. За время транспортировки блюда перемешиваются друг с другом. В конечном итоге солдат на обед получает холодную смесь первого и второго в 4 часа дня. Естественно в таких условиях психологически может выдержать только самый стойкий. О вшах я вообще молчу.

Ежегодно на армию тратятся миллиарды. К сожалению, вышеперечисленные проблемы не находят своего решения. Деньги, выделенные на продуктовое снабжение, направляются на повышение количества продуктов. А доступность питания для всех солдат на передовой не учитывается вообще. Ситуация с вещевым обеспечением тоже аналогична. Каждый солдат один раз в полгода получает новую сезонную одежду. Каждому солдату положено по одному комплекту. Этот факт тоже создает немалые проблемы. Попытаюсь объяснить ситуацию. Согласно распорядку дня, солдаты проходят занятия, в основном, на открытом поле, так как многие части не имеют специальных помещений для этого. Большинство времени занятия солдат проводит лежа или же сидя на земле. Далее солдат занимается разными делами, в том числе хозяйственными. Представьте, в каком виде оказывается форменная одежда солдата после всего этого. Одежда солдата должна быть чистой в любое время суток. А комплект одежды-то один и тот же. Вторая сменная одежда не предусмотрена законом вообще. Весь запас каптерки формирован из поношенной формы бывших призывов. Новых комплектов никогда не бывает в наличии. Конкретно за время моей службы в нашей каптерке я не видел ни одного комплекта, даже нижнего белья. А если одежда придет в непригодное состояние, родители сами покупают и одежду и ботинки. Кстати, одежда и ботинки являются причиной «номер один» многих солдатских разборок. Например, солдат после возвращения из отпуска с новыми ботинками в первый же день вынужденно расстается с ними. А если подумать, ведь можно урегулировать ситуацию, если выдать каждому по два комплекта одежды?!

Я перечислил несколько проблем, на мой взгляд, накаляющий психологическую атмосферу в службе. Решение этих проблем может привести к существенным качественным изменениям.

ГлавнаяМнениеАзербайджанская армия = неуставка, + быт и питание