Фото Агентства международной информации «Новости Азербайджан»
Фото Агентства международной информации «Новости Азербайджан»

Азербайджан в контексте турецко-египетских отношений

21 сентября в Азербайджане отметили столетие первого парламента Азербайджанской Демократической Республики. Значимо то, что это был первый на всём мусульманском Востоке парламент, созданный на основе демократических принципов того времени. В связи с этой знаменательной датой в Баку состоялось торжественное заседание Милли меджлиса, на которое были приглашены делегации из многих стран мира. Среди прочих гостей в Баку приехал и первый вице-спикер Палаты представителей парламента Египта Махмуд Ахмед Эль-Шариф, который в заявлении для прессы объявил, что президент Азербайджана Ильхам Алиев направил приветствие президенту Египта Абдель Фаттах Ас-Сиси и выразил стремление посетить Египет. Представитель Египта отметил, что в Египте с нетерпением ожидают визита Алиева, который станет дополнительным стимулом активизации отношений с Египтом, одним из первых признавшим независимость Азербайджана. За прошедшие почти три десятилетия было заключено много соглашений о сотрудничестве в различных областях и существуют тесные двусторонние политические связи в рамках международных организаций. Надо сказать, что азербайджано-египетские отношения действительно развиваются достаточно интенсивно, хотя этот процесс был приостановлен во время революционных событий 2011 года в Египте. В Египте очень маленькая азербайджанская диаспора, приблизительно 40-50 человек, включающая в себя азербайджанцев, создавших с гражданами Египта семьи, и студентов, учащихся в египетских вузах.

Кстати говоря, в некоторых университетах Египта студенты изучают азербайджанский язык. Причем это – не факультативный курс, который можно посещать по желанию, а официальный предмет, вплоть до того, что студенты не сдавшие его остаются на второй год. Приоритетными направлениями экономических отношений между двумя странами являются информационные и коммуникационные технологии, туризм, фармацевтика, сельское хозяйство и конечно энергетическая отрасль. Даже не смотря на то, что «Египетская нефтехимическая холдинговая компания» собирается запустить ряд новых проектов в рамках национального плана развития нефтехимии общей стоимостью в $1 млрд.

Кроме того, Египет полностью отказался от импортного газа и переходит на самообеспечение, что стало возможным благодаря шестикратному росту добычи на одном из крупнейших в Средиземном море месторождении «Зохр» в территориальных водах Египта. Тем не менее, Азербайджан поставляет в Египет нефть и нефтепродукты, химические вещества, а вывозит из этой страны фармацевтические товары и цитрусовые. Не далее, как в феврале этого года в Каире состоялось четвёртое заседание Совместной комиссии по межправительственному экономическому и научно-техническому сотрудничеству между Азербайджаном и Египтом, на котором обсуждались вопросы расширения и совершенствования договорно-правовой базы между двумя странами с целью дальнейшего развития сотрудничества в области торговли, промышленности, инвестиций, коммуникаций и информационных технологий, энергетики, туризма, сельского хозяйства, орошения, окружающей среды, образования, здравоохранения и фармацевтики, а также в спорте. Особо стоит отметить сотрудничество в области транспорта. Тем более, что с 8 ноября этого года авиакомпания «Азербайджанские авиалинии» совместно с азербайджанской компанией PASHA Holydays начнёт выполнять прямые рейсы из Баку в египетский город-курорт Шарм-эль-Шейх, пока только один раз в неделю - по четвергам. А получить египетскую визу можно будет непосредственно в аэропорту Шарм-эль-Шейха.

Укреплению азербайджано-египетских отношений способствует и то, что Каир неизменно поддерживает Азербайджан в вопросе нагорно-карабахского конфликта и декларирует поддержку территориальной целостности Азербайджана. Офицальные лица в Баку положительно оценивают присоединение Египта к «Координационной группе по агрессии Армении против Азербайджана» в рамках Организации исламского сотрудничества.

В целом, географически Египет имеет большое значение для вывоза азербайджанской продукции на рынки африканских стран, а Египет может через Азербайджан развивать торговлю на рынках прикаспийских государств и в Центральной Азии. Но думается, кроме лежащих на поверхности выгод от взаимного сотрудничества, Каир видит в Баку посредника способного оказать существенную помощь в урегулировании кризисной ситуации, возникшей несколько лет назад между Египтом и ближайшим союзником Азербайджана - Турцией. Суть проблемы в том, что избранный в июне 2012 года президент Египта - Мухаммед Мурси, ужев 2013 году был низложен и арестован после военного переворота, когда министр обороны Египта Абдель-Фаттах Ас-Сиси объявил о свержении действующего президента и о приостановлении действия Конституции.

Справедливости ради надо сказать, что оппозиция обвиняла Мурси в узурпации власти и восстановлении диктатуры, а переворот был осуществлён после того, как по многим городам Египта прокатилась волна демонстраций протеста против президентства Мохамеда Мурси и тесно связанной с ним организации «Братья-мусульмане». Интересно, что будучи кадровым военным, Ас-Сиси окончил Военную академию Египта, учился в Командно-штабном колледже в Великобритании и в Высшем армейском военном колледже в Пенсильвании (США), где даже написал курсовую работу о проблемах демократии на Ближнем Востоке. Он и стал следующим главой государства. Однако на эти события последовала крайне негативная реакция Анкары. Реджеп Эрдоган назвал Ас-Сиси диктатором, и категорически отказался признавать его законным президентом Египта. С трибуны 69-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент Турции обрушил поток критики на египетское правительство. И более того, раскритиковал США, которые, по его мнению, слишком спокойно отреагировали на события в Египте.

Причиной такой реакции считается наличие политического союза между правящей в Турции Партией справедливости и развития с религиозно-политическим движением «Братья-мусульмане». Сам Эрдоган неоднократно говорил о поддержке этой организации не только в Египте, но и в Сирии. Устойчивость этого союза вызывает сомнения. Например, ещё в 2011 году посетивший Каир президент Турции был подвергнут критике со стороны «Братьев-мусульман», заявивших, что он «привёз» свою модель государственности и таким образом вмешивается во внутренние дела Египта. Хотя тогдашний президент Мухаммед Мурси выступил сторонником основанной на нормах ислама «турецкой» модели демократического египетского государства. Свержение Мурси в Анкаре восприняли, как крах надежд на усиление турецкого влияния в Египте и на Ближнем Востоке в целом.

Интересы Турции и Египта сталкиваются и в сирийском вопросе, где Эрдоган, отказывается признать правительство Башара Асада, не проводящего реформы по «турецкому» образцу. А Ас-Сиси вряд ли забыл, что Асад одним из первых положительно отреагировал на свержение Мурси, выразив надежду на последующий крах политического ислама во всем мире. Напряжённость между двумя странами привела к тому, что в августе 2013 года Турция и Египет отозвали своих послов для консультаций, после чего Египет объявил персоной нон грата турецкого посла, а Турция - египетского. С обеих сторон посыпались взаимные обвинения. Лондонское издание «Elaph» со ссылкой на египетских политологов опубликовало материал о поддержке турецкими спецслужбами терроризма на Синайском полуострове. Египетское издание «Al-Ahram» припомнило Анкаре геноцид армян в Османской империи в 1915 году, призвав Турцию официально признать факт геноцида, совершённого «предками Эрдогана». В ближневосточной прессе пошли разговоры о «внешнеполитических глупостях» Турции, которая пытается с помощью западной стратегии управлять суннитским миром, используя неумение «пожилых саудовских правителей» вести прагматичную политику. Высказывается мнение, что победа Сирии поможет основать новую политическую организацию, следствием чего станет изоляция враждующих с Сирией стран. Со своей стороны и Турция не осталась в долгу. Начала распространяться информация, что нынешнее правительство Египта представляет угрозу безопасности стран Персидского Залива даже в большей мере, чем США, Иран и Израиль. А страны, оказывающие помощь «фараону Сиси», истощают свои экономические ресурсы и не получая геополитические выгоды, стоят перед необходимостью приостановить помощь, потеряв уже вложенное.

Однако не оставляет ощущение, что конфликт во многом носит личностный характер и логика политического прагматизма неумолимо поставит всё на свои места. Тем более, что политическое противостояние отрицательно сказывается на экономиках и Египта, и Турции. На фоне роста внешнего долга Египта, составившего в 2018 году $79 млрд, свёртывание совместных с Турцией проектов приносит египетской экономике существенный вред. 27 соглашений в сфере транспорта, образования и здравоохранения, подписанных сторонами в 2012 году, были заморожены после свержения Мурси. И египетское правительство не только не предприняло никаких мер для развития экономических отношений, но и отказало Турции в предоставлении транзитных услуг через территорию Египта (и в обход Суэцкого канала) для продажи товаров в Африке и странах Персидского залива. Это приводит к повышению цен на турецкие товары и снижению их конкурентоспособности. Сегодня говорить о возобновлении полномасштабного сотрудничества между Турцией и Египтом видимо преждевременно. Но при желании обе страны могли бы сконцентрироваться на общих проблемах и приоритетах, оставляя за скобками противоречия. Видимо, такое желание существует и оно обоюдно. Со временем тональность в заявлениях турецких и египетских политиков по поводу возможного улучшения двусторонних отношений явно смягчается. Набиль Фахми, бывший министр иностранных дел Египта, заявил, что сотрудничество между Турцией, Египтом и Саудовской Аравией имеет большие перспективы и может оказать влияние на решение проблем всего арабского мира. С турецкой стороны бывший заместитель премьер-министра Бюлент Арынч заявлял, что нельзя продолжать игнорировать президента Ас-Сиси, укрепившего своё положение в стране и признанного многими государствами. Да и сам Эрдоган во время визита в Саудовскую Аравию высказал мнение, что Египет, Саудовская Аравия и Турция - три самые важные страны в регионе и их долг - обеспечить в нём мир и благополучие. Однако отправной точкой для начала нормализации отношений с Анкарой Каир называет обязательное требование признать легитимность отстранения от власти экс-президента Египта Мухаммеда Мурси. Готова ли Анкара к этому шагу, неизвестно. Но Азербайджан, как давний и верный союзник Турции, мог бы взять на себя функцию посредника в урегулировании конфликта между двумя странами. Дело, конечно, благородное, но оценять ли такое благородство в Тель-Авиве?