Роль армянского лобби в США в азербайджано-армянских отношениях

Коллаж “НикВести”

Одной из главных проблем стоящей перед Азербайджаном является Карабахский конфликт с Арменией, который тянется с конца 80-х годов прошлого века. О нём не писал только ленивый. Но сравнительно мало сказано о том, какую роль играет в этом конфликте одна из старейших в США армянская диаспора.

Первым известным армянином - жителем США был некто Мартин Армянин, житель армянского квартала Новая Джульфа в Исфахане, прибывший в Джеймстаун, штат Виргиния в 1618 году по приглашению, с целью разведения тутового шелкопряда и производства шёлка. На протяжении столетий армяне приезжали и оседали в США и сегодня. По мнению Збигнева Бжезинского, армянская община является одним из наиболее эффективных этнических лобби по защите интересов не только живущих в США армян, но и Республики Армения и Нагорного Карабаха. Основные армянские лоббистские организации, действующие в США – это «Армянская Ассамблея Америки» и «Армянский национальный комитет Америки», функционирующие независимо друг от друга, хотя цели их схожи: признание геноцида армян в начале ХХ века; поддержка и усиление связей США с Арменией и Нагорным Карабахом, влияние на внешнюю и внутреннюю политику США. Штаб-квартиры обеих организаций находятся в Вашингтоне. В определённой степени их заслуга, что США признали независимую Армению уже в декабре 1991 года. Ещё до начала открытого противостояния в Карабахе, имеющими вес армянами, среди которых журналист Зорий Балаян и сын председателя Президиума Верховного Совета СССР Анастаса Микояна (который, кстати говоря, в марте 1919 года возглавил Бакинское бюро Кавказского крайкома РКП(б) и в те времена выступал за независимость Азербайджана) - Сергей Микоян, открыто поддержали идею присоединения Нагорного Карабаха к Армении. А в 1995 году, по инициативе демократа Фрэнка Паллоне и республиканца Эдварда Портера, конгресс даже создал “Armenian Caucus” - двухпартийную группу конгрессменов по армянским вопросам. Сред прочих, в ней числился и бывший государственный секретарь Джон Керри. Причём целью армянской диаспоры является не только политическая и пропагандистская поддержка независимости Нагорного Карабаха, но и материальная помощь.

Влияние армянских лоббистов столь велико, что им даже удалось заблокировать назначение на должность посла США в Азербайджане Мэтью Брайзы, кандидатуру которого президент Барак Обама представил Конгрессу. Этот дипломат не только известен высказываниями проазербайджанского характера, но ещё и женат на турчанке и проживает со своей семьёй в Стамбуле. Но особым успехом армянских лоббистов в США считается принятие Сенатом 907-й поправки к «Акту в поддержку свободы» от 1992 года. Целью акта была экономическая поддержка бывших советских республик, но поправка запретила оказание помощи Азербайджану, пока он не прекратит военные действия против Армении и Нагорного Карабаха. Правда, на федеральном уровне Вашингтон не признаёт Нагорно-Карабахскую республику, но штаты Род-Айленд, Массачусетс, Мэн, Луизиана и Калифорния в разное время её признали. А с 1997 года министерством юстиции США в Вашингтоне зарегистрировано “Постоянное представительство республики Арцах в Соединённых Штатах Америки”.

Стоит отметить, что всё это вызывает недовольство среди некоторых западных политиков, и не только американских. Известный британский эксперт по проблемам Кавказа Томас де Ваал назвал принятие этой поправки «самой аномальной частью внешней политики». Даже госсекретарь Мадлен Олбрайт считала, что поправка 907 вредит национальным интересам США, подрывая их нейтралитет в Карабахском конфликте, и мешает поддержке экономических и правовых реформ в Азербайджане. Ещё более категоричен шведский учёный Сванте Корнелл, считающий, что под влиянием армянской диаспоры США оказывают вредное влияние на конфликт между Арменией и Азербайджаном. Более того, Вашингтон не участвовал в строительстве железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, хотя она выгодна США, т.к. является дешёвой альтернативой морским и воздушным перевозкам между западными странами и Азией. Тем более, что в ответ на введённые против неё санкции, Россия запретила транзит европейских товаров в Азию и Китай по единственной железной дороге через Россию. Злые языки утверждают, что американское участие в строительстве железной дороги было заблокировано не без вмешательства армянского лобби.

По мнению некоторых экспертов, это недовольство привело к тому, что влияние армянского лобби в США начинает уменьшаться, и Вашингтон задумывается о равноудалённой позиции в отношении и Армении и Азербайджана. В 2017 году Комитет по ассигнованиям Сената США выделил Армении помощь в размере всего $24,1 млн, рекомендовал предоставить ещё $1 млн в качестве военной помощи и $600 тыс для тренингов военных. А в бюджетных рекомендациях Дональда Трампа Конгрессу на 2018 финансовый год помощь Армении будет сокращена на 67%, до $6,8 млн. Правда помощь Азербайджану за тот же период сокращена на 90%, и в общей сложности составляет $1 млн.

Между тем, несмотря на трения по вопросам прав человека, преследований оппозиции, ущемления прав прессы и авторитаризм в управлении государством, между Азербайджаном и США существует стабильный интерес. В послании Трампа Ильхаму Алиеву по случаю 100-летия Азербайджанской Республики президент США не обошёл вниманием карабахский конфликт, заявив, что “предстоящие месяцы откроют возможности для решения нагорно-карабахского конфликта, что создаст более лучшие условия для расширения сотрудничества между США и Азербайджаном”. Хотя остаётся неясным, что это означает на практике. Но надо помнить, что Азербайджан и Вашингтон рассматривают друг друга, как союзников в сфере энергетики. Отдельной темой, влияющей на политику США в отношении Баку, является иранский фактор. Не случайно именно США сыграли значительную роль в укреплении азербайджано-израильских связей, что осложняет ирано-азербайджанские отношения. Кроме того, в контексте войны в Афганистане, транзитное значение Азербайджана ещё более увеличилось.

Изменения в политике США по отношению к официальном Еревану связывают также с российским присутствием в Армении, особенно если учесть, что в стране находится российская военная база, которая является важной составляющей российско-армянских отношений. К тому же, на волне разговоров о вмешательстве России в выборы в США, появились даже опасения, что Москва может использовать какую-либо армянскую лоббистскую группу в США в своих целях.

Новым и пожалуй сильным фактором в вопросе Карабахского конфликта, возможно, станет произошедшая весной этого года “бархатная революция” в Армении. Пока остаётся открытым вопрос, какую политику будут проводить, стремительно ставший премьер-министром Армении Никол Пашинян и его правительство. Сам Пашинян неоднократно демонстрировал верность курсу в орбите России и заявлял, что революция в Армении не содержит никакого геополитического контекста. В целом, его посыл заключается в том, что новое правительство не планирует каких либо резких реформ и придерживается традиционной внешней политики. В этих рамках его удерживают и сложные отношения с двумя из четырёх соседних государств - Турцией и Азербайджаном. Но тот же Никол Пашинян называл вступление Армении в Евразийский экономический союз “не добровольным, а вынужденным”. В связи с этим среди политиков России возникло опасение, не стремится ли новое правительство переориентировать экономику Армении на Запад и Евросоюз, особенно после визита Пашиняна на июльский саммит НАТО в Брюсселе. Тем более, что, как говорят, посольство США в Ереване является вторым (после Багдада) по величине среди всех посольств США в мире. В нём работает около 2,5 тысяч человек. К тому же, секретарём Совета безопасности Армении Пашинян назначил выпускника “Американского университета Армении”, сотрудника организации Transparency International Армена Григоряна. А если учесть, что новое правительство предъявило обвинение в свержении конституционного строя в 2008 году бывшему президенту страны Роберту Кочаряну, бывшему начальнику генерального штаба Армении, ныне действующему генсеку Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Юрию Хачатурову и находящемуся в розыске бывшему министру обороны Микаелу Арутюняну, то недовольство Кремля понятно. Хотя Армения и не хочет, и не может вступить в НАТО. Вряд ли Турция это допустит, не говоря уже о России, от которой во многом зависит и безопасность в самой Армении, и ситуация с Нагорным Карабахом. Без сомнения, Никол Пашинян это прекрасно понимает и учитывает, что если кремлёвское раздражение перейдёт в практическую плоскость, кроме прочих проблем, это поставит под удар поставки по льготным ценам российского оружия, которым фактически укомплектована армянская армия.

В контексте внутренней политики, придя к власти Пашинян и в дальнейшем нуждается в поддержке тех сил, которые привели его к власти, но которые объединяют в себе достаточно разношёрстный спектр представителей общества и неизвестно, поддержат ли они новое правительство, особенно если учесть, что часть этих сил в процессе революции призывала выдворить российских военных и прекратить работу 102-й военной базы в Армении, с гарнизонами в Гюмри и Ереване. В такой ситуации для Пашиняна может оказаться особенно важной поддержка армянской диаспоры, в том числе и в США, отозвавшейся, кстати, на события в Армении с большим энтузиазмом. Уже упомянутая  двухпартийная группу конгрессменов по армянским вопросам уже обратилась к Трампу, говоря о необходимости встречи с Николом Пашиняном в рамках сентябрьской генеральной ассамблеи ООН. Обращение подписали 48 конгрессменов. Как в дальнейшем будет развиваться ситуация, сказать трудно, но ясно, что армянские лоббистские организации и в США, и в Европе будут играть определенную роль.