Если утром проснулся не от того, что в твоем доме обыск, – это хорошее утро. Реалии жизни крымских татар.

Адвокат Эмиль Курбединов с единомышленниками под зданием суда

Обычно в дома крымских татар в Крыму силовики приходят рано утром. Внезапные обыски происходят как у активистов, так и у ничем не выделяющихся людей. Женщины уже привыкли спать в одежде – на случай, если чужой мужчина в военной форме внезапно вломится в дом. А мужчины шутят: если проснулся не из-за обыска – утро можно считать хорошим. По словам крымских татар, с началом аннексии Крыма различные формы прессинга и аресты стали для них повседневностью.

В 2014 году крымские татары продемонстрировали несогласие с аннексией Крымского олуострова Россией. Попытка новых властей договориться с лидерами Междлиса и Курултая – представительских органов крымско-татарского народа – не удалась. Нелояльность татар к новой системе была открытой. После чего начались аресты и бесследные исчезновения активистов, запреты на религиозную литературу и общественные организации, задержания за моральную поддержку подозреваемых и штрафы за участие в пикетах.

На момент написания статьи было арестовано 34 крымских татарина. В основном, прокуратура Крыма инкриминирует им участие в экстремистских и террористических организациях. Кроме того, постоянно происходят новые обыски и задержания.

Легендарная сплоченность

Много лет крымские татары занимались разными формами ненасильственного сопротивления, следуя правилам взаимовыручки и взаимной поддержки. Старики передавали внукам рассказы о насильственной депортации 1944 года и прививают любовь к родине. Огромным уважением пользуются Меджлис и Курултай, до оккупации охватывавшие каждое поселение, каждую деревню крымских татар, покрывая 90% их сообществ. Этническое единство поддерживается внутренними браками.

Всегда, если у кого-то обыск, у дома собираются соседи – чтобы присутствовать, поддержать и проявить солидарность. Собираются, хотя и понимают, что и сами могут попасть под арест с формулировкой в обвинительном приговоре «участие в несанкционированном митинге».

Украинские правозащитники называют основной причиной, почему прессинг касается всего крымско-татарского народа в целом, – их сплоченность и организованность.

«Крымская солидарность» – кто они и за что их преследуют

После первых арестов в 2014 году крымские татары создали организацию «Крымская солидарность». Это был низовой проект, вышедший из глубин народа как способ взаимоподдержки. Изначально он состоял из родственников пропавших без вести и арестованных молодых парней – крымских татар, и действовал в формате контактной группы.

Сложно представть хоть одно заседание Крымской солидарности без Сервера Караметова. Фото - Антон Наумлюк
Сложно представть хоть одно заседание Крымской солидарности без Сервера Караметова. Фото - Антон Наумлюк.

Тогда у родственников еще была надежда на справедливые расследования исчезновений крымской прокуратурой. Но результат получился обратным – они сами подверглись притеснениям. На данный момент 8 активистов «Крымской солидарности» арестовано.

В «Крымской солидарности» объединились более консервативное крыло крымских татар и ведущие светский образ жизни. Но некоторые противоречия продолжают существовать. Сначала их довольно успешно решал зампред Меджлиса Ильми Умеров. Его арестовала крымская прокуратура в 2016 году, а через 2 года передала Украине. Так или иначе, из Крыма его выдавили.

А на место Ильми тогда стал Сервер Мустафаев.

Задержание Сервера – одно из самых резонансных

Слывший хорошим организатором Сервер Мустафаев сумел хорошо наладить координацию «Крымской солидарности». К нему обращались по любым вопросам осужденных и заключенных, и он старался помочь всем.

Сервер Мустафаев в день выбора меры пресечения судом. Фото предоставлено Крим.SOS
Сервер Мустафаев в день выбора меры пресечения судом. Фото предоставлено Крим.SOS.

21 мая 2018 его тоже арестовали, инкриминируя участие в «террористической организации «Хизб ут Тахрир».

Издание «Униан» передает заявление пресс-службы крымского управления ФСБ РФ: «Двоих жителей Бахчисарайского района аннексированного Крыма задержали по подозрению в участии в деятельности запрещенной в России организации "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами"».

Адвокат Эмиль Курбединов говорит: «Сервер будет сидеть до конца следствия и потом будет суд. Он в следственном изоляторе Симферополя. Ему продлили арест, как и другим семи фигурантам этого уголовного дела (дела “Хизб ут Тахрир” – прим.авт.)».

«Хизб ут Тахрир» – политическая организация, ставящая целью распространять ислам, но отвергающая террористические методы. Деятельность организации разрешена во всех странах Европы, помимо ограничений на административную деятельность в Германии. В России же она объявлена «террористической» и запрещена.

Однако, в Крыму не было зафиксировано действий, которые бы подтверждали экстремистские намерения членов «Хизб ут Тахрир». Да и в целом, в Крыму ни разу не происходило ничего, что можно было бы квалифицировать как действия экстремистского или террористического формата.

Сервер Мустафаев, написав на своей ФБ-странице большой пост о любви к Аллаху, завершает его такими словами: «Методы и пути у нашего народа абсолютно мирные, тихие и безвредные для самих себя и общества вокруг. Не было, нет и не будет в нашем народе террористов, экстремистов и другой надуманной нечисти. Мы никогда в это не поверим и не примем».

Несмотря на это, по делу «Хизб ут Тахрир» проходят уже 28 крымских татар.

Кто не спрятался – будет виноватым

Сейчас силовые структуры РФ пресекают и социальную деятельность в Крыму.

Александра Романцова, правозащитница в организации «Евромайдан SOS», показывает ФБ-страничку одного из членов «Крымской солидарности» – крымского татарина Марлена Асанова. Рассказывает: «Это наш Марлен. У него такая благодушная внешность, просто потрясающая…

Марлен – отец 4 детей, владелец уютного ресторанчика в древнем татарском городе Бахчисарай. Когда аресты только начались, много традиционных мусульманских семей осталось без кормильцев. Марлен одним из первых бросился помогать женам и детям тех, кого посадили – продуктами, лекарствами, одеждой.

Марлен Асанов. Фото предоставлено Крим.SOS
Марлен Асанов. Фото предоставлено Крим.SOS .

И вот, 11 октября 2017 арестовали и его самого, обвинив в террористической деятельности».

Прессингу подвергаются и правозащитники, все еще работающие в Крыму.

Так, в 2018 году арестовали адвоката Эмиля Курбединова и общественного журналиста Наримана Мемедеминова.

Мемедеминову инкриминировали участие в несанкционированном митинге, когда он снимал на видео обыск дома другого активиста – Сейдамета Мустафаева.

А Курбединова, обладателя официальной лицензии РФ на адвокатскую деятельность, задержали, когда он спешил на помощь к бахчисарайскому активисту Сейрану Салиеву, к которому также пришла с обыском полиция. Кстати, Салиева потом тоже посадили.

Александра Романцова комментирует: «Это следующая ступень, когда пытаются убрать людей, которые занимаются правозащитной и журналистской деятельностью из активного поля, ограничить возможности действовать. И это очень тревожный сигнал».

Когда на борьбу встают старики

Пожилые люди, пережившие депортацию 1944 года, полны решимости сопротивляться и нынешним оккупантам Крыма.

В день памяти жертв депортации крымско-татарского народа 1944 года
В день памяти жертв депортации крымско-татарского народа 1944 года.

С самодельными плакатами в руках, несмотря на возраст и болезни, они выходят на одиночные пикеты против системы.

Пожилой активист крымско-татарского движения Сервер Караметов первым подал пример одиночных пикетов.

Сервер Караметов на своем одиночном пикете
Сервер Караметов на своем одиночном пикете.

Журналистка Гаяна Юксель говорит о нем:

«Сервер ага стал первым крымским татарином, который подал пример одиночного пикетирования, единичных, но очень значимых и действенных акций сопротивления незаконной власти в оккупации.

Его акция с плакатом «Путин, наши дети не террористы!» имела огромный резонанс. 76-летний старик, имеющий целый букет болезней, не побоялся выйти тогда на центральную площадь Симферополя, не побоялся сказать своё нет произволу, чинимому в Крыму в отношении крымских татар».

Сервер ага таким способом поддерживал заключенного Ахтема Чийгоза, одного из лидеров крымских татар. Его тогда арестовали, судили 2 дня, и приговорили к аресту на 10 суток. Это событие всколыхнуло весь Крым.

Дедушка привозил гостинцы заключенным. Фото с фб-страницы Айше Умеровой
Дедушка привозил гостинцы заключенным. Фото с фб-страницы Айше Умеровой.

В целом, пожилые крымчане провели более 80 одиночных пикетов. Каждого оштрафовали на сумму около 100 евро. Крымские татары сбрасывались по 10 рублей и приносили эти килограммы монет, чтобы выплатить штрафы за своих стариков.

«Старики хоть костьми лягут – но никуда не поедут»

Кто-то говорит, что мирное сопротивление – устаревший метод. Но татары не перейдут к силовой борьбе. Есть много готовых с оружием в руках защищать свой народ. Но они не пойдут на это – ради своих стариков.

Александра объясняет: «Там много стариков, которые были депортированы детьми в Среднюю Азию, всю жизнь прожили мечтой вернуться на родину. В преклонном возрасте они осуществили свою мечту.

И теперь эти бабушки-дедушки – они никуда не поедут. Они хоть костьми лягут, но они хотят умереть в своем доме.

Это один из поводов, почему не начинается вооруженное противостояние. Потому что молодежи не удастся вывезти своих стариков. Они будут на месте».

Атмосфера постоянного прессинга

Прессинг осуществляется и на уровне запретов функционирования организаций, объединяющих крымских татар. После аннексии Крыма главные крымско-татарские организации и параллельные представительские органы власти попали в список «террористических, запрещенных на территории РФ».

Марлен Асанов жизнерадостен даже под арестом. Фото предоставлено Крим.SOS
Марлен Асанов жизнерадостен даже под арестом. Фото предоставлено Крим.SOS.

Среди них: представительские органы Меджлис и Курултай, хотя это административные выборные органы, такие же, как любой парламент любой демократической страны. Запрещена политическая мусульманская организация «Хизб ут Тахрир». Под прицелом и участники «Крымской солидарности».

Новые задержания происходят день за днем, поэтому точного числа задержанных не назвать.

Так, 13 июня в Ялте прошел обыск в семье татар, 27-летнюю девушку забрали на допрос. 20 июня – ситуация повторилась с женщиной из Алупки. За последние месяцы произошло несколько арестов.

О ходе судебных процессов сложно получить информацию. Отрывочные сведения поступают от родственников задержанных, нескольких правозащитников, которые еще продолжают работать в Крыму, дружественных российских активистов, а также от «Крымской солидарности» через телемост с украинским МЗС. Официальные запросы украинских адвокатов прокуратура Крыма отклоняет или затягивает с ответами.

Кроме того, судебные процессы по вопросам экстремизма-терроризма, согласно российскому законодательству, решают военные трибуналы, которых в России 2 – в Москве и Ростове-на-Дону. Хотя по международному праву вывозить граждан оккупированной территории за ее пределы – военное преступление, тем ни менее, это происходит. Многих крымских татар уже вывезли с территории Крыма.

Как заявляет «Крымская солидарность», «Сегодня в Крыму никто из тех, кто имеет активную гражданскую позицию и готов ее публично озвучивать, не защищён от давления со стороны российских правоохранительных органов, преследования, запугиваний, обысков и арестов».