Дело в принципе

Социум

Одна из немногих самостоятельных бизнес-вумен страны обратилась с открытым письмом к отцу бизнесмена Тале Гейдарова с жалобой на сына.

 Сыну за тридцать, он вроде бы не ученик школы, чтобы по поводу его поведения обращаться к отцу.

Это на первый взгляд.

А вот на второй взгляд,  что означает -  при более внимательном рассмотрении персон -  выясняется, что владелица сети книжных магазинов «Али и Нино» поступила верно, обратившись к руководителю Министерства по чрезвычайным ситуациям Азербайджана, г-ну Камаледдину Гейдарову. Потому что Тале Гейдаров,  по сути,  еще ученик школы им. Гейдара Алиева, и если он, по мнению Нигяр ханум Кочарли, поступает неправильно, надо вызывать для разговора родителя-министра.

В теории, она могла бы обратиться с открытым письмом и к дедушке нерадивого ученика, к заслуженному депутату Милли Меджлиса Фаттаху Гейдарову, но, видимо, способность дедушки  положительно повлиять  на внука не внушает ей оптимизма.

В чем суть проблемы?  Нигяр ханум построила на пустом месте, в стране, государственная  идеология  которой -  враждебность к знаниям и свободе, успешный бизнес-проект. Она  открыла сеть книжных магазинов и сумела пробудить интерес к чтению у небольшого сегмента молодежи.

Естественно, если существует прибыльный бизнес-проект, что должна сделать власть? В данном случае, семья Гейдаровых?  Правильно, отжать бизнес. Это дело принципа, священное правило, отступать от которого означает почти что измена Родине.

Должен сообщить тем, кто еще не в теме, что с момента прихода к власти в мае1992 г.  трайбовых  националистов, естественным продолжением которых я считаю также нынешний режим,  все жившие тогда на этой территории  предприниматели были ликвидированы как класс. Некоторые успели убежать, распродав имущество и бизнес. Этим повезло. Непонятливых ликвидировали.

На смену им пришли бюрократы-олигархи. Которые предпринимателями не являются, потому что сами  ничего не предпринимают, а только отнимают и  приватизируют то, что работает и производит товары и  услуги.

Вчистую были ликвидированы  цеховики советского розлива. Те были прохиндеями и виртуозами выживания в едкой советской атмосфере госсобственности.  Можно была предположить, что с наступлением эпохи рыночной экономики они начнут процветать.   Ан нет,  как только наступила свобода рынка, их ликвидировали.

 Кто?  Националистическая бюрократия.  Ликвидировали более эффективно, чем советские МВД, КГБ и Прокуратура. 

Почему? Потому что эти цеховики  не были националистами, то есть не относились к трайбу и не были частью трайбовой власти. Потому что они обладали некими знаниями и навыками бизнеса, а это неучам из провинции было глубоко враждебно.

Наконец, не зависящая от власти группа населения в лице предпринимателей, имеющих финансовые ресурсы,  представляла собой политическую угрозу. Для сохранения власти надо было взять под контроль все финансовые потоки и источники.  Что и было сделано под мудрым руководством опытнейшего чекиста и его верного последователя Кямаледдина Гейдарова.

В 1990-е именно он зачищал бизнес-пространство Азербайджана от нежелательных элементов. Именно он делал предпринимателям предложения, от которых они не могли отказаться.

Против тех, кто имел смелость или глупость  отказаться  отдать свой бизнес по-хорошему, уже применялась вся мощь государства-Левиафана.  МВД, МНБ, Прокуратура. Обвинения в госперевороте, наркотиках, аресты, пытки  и т.д. и т.п.

Из прежних предпринимателей никого  не осталось. Но стихия рынка все рождает и рождает новых бизнесменов. Хорошо, когда они из трайба и встраиваются в установленный сверху порядок. Плохо, когда они не из трайба,  и к тому же начинают добиваться успеха.

Тогда им делают предложения, от которых вроде бы нельзя отказываться. Правда,  теперь такие предложения делает уже не сам Кямаледдин Гейдаров, у него уже не тот уровень, чтобы работать непосредственно с раскулачиваемыми,  он обитает высоко.  Но семейный бизнес по выдвижению  неотклоняемых  предложений подхватил внук и сын успешной династии бизнес-политиков,  выпускник Лондонской школы экономики Тале Гейдаров.

Это, кстати, еще одно подтверждение моей правоты. Когда лет десять тому назад некоторые  наивные и прекраснодушные деятели нашего политологического ремесла стали  уверять, что с возвращением в страну детей и внуков нынешних властителей, получивших образование в западных вузах, в Азербайджане  воцарятся правила культурного и цивилизованного бизнеса и даже политики, я говорил, что перед этими людьми будет стоять железный выбор: или влиться в стаю хищников, или самим стать жертвой.

Гасан-бека Зардаби из Тале Гейдарова не получилось. Он стал настоящим сыном своего отца, верным продолжателем его славного дела по отжиму чужих бизнес-проектов.

И тут наивная (а может, дальновидная?) Нигяр ханум Кочарли обращается с открытым письмом к Гейдарову-отцу.

Надеется ли она, что после этого обращения Гейдаров-отец накажет своему сыну перестать кошмарить ее бизнес? 

Надеется ли она, что это открытое обращение разбудит и всколыхнет спящее летаргическим сном общественное мнение страны,  и оно смело возвысит свой голос в защиту попранных прав бизнес-леди?

Сомневаюсь. В  деле уничтожения бизнес-проекта «Али и Нино» Нигяр ханум Кочарли  ничего не изменится. Потому что  для власти  здесь стоит вопрос верности  принципу. Верность принципу означает верность неким непреложным правилам поведения. Эти правила требуют от Тале Гейдарова, как и от Кямаледдина Гейдарова,  отнять бизнес чужой для трайба  Нигяр ханум Кочарли.

Это случится в любом случае. Потому что мы живем в Азербайджане, где правят не закон и мораль, а бюрократическая олигархия, организованная в трайб.

Если случится так, что я ошибусь, то буду безмерно рад. Но в это верится с трудом. Весь ход событий показывает, что перспектив на торжество справедливости и закона  в Азербайджане нет.

Пока же народ спит и во сне видит, что прилетит волшебник в голубом вертолете и принесет всем эскимо свободы.