Теймур Даими: "В человека "встроен" странный когнитивный механизм, который отделяет его от всего остального мира"

Собеседник Мейдан ТВ Теймур Даими – философ, художник, кинорежиссер.

Краткая справка: родился в1966 году в Баку, окончил Азербайджанское государственное художественное училище им. А. Азимзаде, после которого продолжил образование в Государственном Университете Культуры и Искусств,.

Преподает в Азербайджанском государственном художественном колледже при Академии художеств Азербайджана, продолжая деятельность в сфере художественной практики и аудиовизуального искусства. Работы Т. Даими в качестве кинорежиссера демонстрируются на различных кинофестивалях.

— Философия, кино, визуальное искусство, теория искусств и публицистика - это, наверное, далеко не полный перечень Ваших интересов в познании мира. 

В одной записи, сделанной Вами, говорится: "Делить мир на человеческий и машинный не имеет особого смысла. Человек такое же технологическое изобретение как газовая горелка, стиральная машина или компьютер. Человек это синематический аппарат, или видеорегистратор, визуально сканирующий всё вокруг себя. С той лишь разницей, что в него "запрыгнут" тайный Свидетель. Но у большинства этот Свидетель скучает, с нетерпением ожидая, когда же "эта" очередная машина (т. е. человеческая форма в конкретном земном воплощении), наконец, выйдет из строя и будет выброшена на помойку".  

— Здесь немного иронично обыгрываются некоторые идеи наиболее модного сейчас философского тренда - спекулятивного реализма (или же, что то же самое, спекулятивного материализма). Это сложное интеллектуальное явление, и я не буду вдаваться в описание его основных положений, просто напомню, что в рамках этого широкого и неоднозначного философского направления делаются попытки преодолеть антропоцентризм, который со времен И. Канта был неуязвим для критики, так как центральность онтологического статуса человека в мире не подвергалась сомнению: все во вселенной мерилось человеком, его взглядом, его мышлением, которое, приравнивалось к бытию.

И вот появляется дерзкое течение, которое говорит, что человеку следует потесниться, что уйма объектов, существующих в мире, не менее таинственнее человека и у них тоже есть право голоса и способность вступать в различные отношения друг с другом "за спиной у человека".

То есть человек оказывается не столько субъектом, сознание которого выстраивает весь мир вокруг себя, попутно наделяя этот мир смыслами, сколько одним из объектов посреди множества других объектов, как природного, так и технологического порядка. Кстати, если мы взглянем на человека в анатомическом разрезе, то увидим ни что иное как четко слаженный механизм, совершенную машину, со множеством деталей и очень выверенной конструкцией.

Выходит, что физически человек выглядит так же как и то, что он сам изобретает и производит. С одной лишь разницей - человек осознанно воспринимает окружающее и способен благодаря наличию мышления не только мыслить об окружающем мире, но и помыслить само это мышление о чем-то другом.

Другими словами, в человека "встроен" странный когнитивный механизм, который отделяет его от всего остального мира, дистанцирует, даёт взглянуть на все сущее со стороны, позволяет познавать мир по крупицам но, вместе с тем, не позволяет познать сам этот когнитивный механизм, т. е. человек, невзирая на эволюцию и множество открытий в области когнитивных дисциплин и нейронаук, всегда остается слеп относительно сути собственного сознания, внимания, восприятия.

Но главное это то, что этот когнитивный механизм вырывает человека из всего мирового контекста. Не в том смысле, что делает его особенным - так можно снова "впасть" в антропоцентризм - а в том, что делает его онтологический статус странным, неопределенным, открытым.  И именно в этой точке не-отождествления со "всем, что есть" заключена вся тайна человека. Эта точка словно "чёрная дыра" внутри человека, в которую можно проваливаться как в бездну.

— "Чёрная дыра" внутри человека и есть его главная тайна?

Я как-то снял фильм "Окно", суть которого можно передать словами "Кто-то смотрит на этот мир сквозь тебя. Этот взгляд останется, даже когда ты исчезнешь". 

Этот самый Взгляд-Око... Тот, кто Видит... "Последний Свидетель"... Мне кажется в этих непростых темах-вопросах скрыт колоссальный потенциал нечеловеческой тайны, которая, однако, взывает именно к нам...

— В другой Вашей записи говорится, что "когда экзистенциально вменяемый и ментально встроенный в "постсовременную" эпоху интеллектуал рождается в захолустной стране третьего мира, то рано или поздно он осознает себя в центре ада." Вы имели в виду Азербайджан?

— В том числе. Эта мысль о несоответствии уровня мышления современного интеллектуала "общему интеллекту" того общества, в которое он заброшен судьбой. "Общий интеллект" общества складывается из качества образования в стране и уровня тех задач, которые разрабатываются, исследуются и решаются в культурной сфере, в первую очередь, в философии, в науке и искусстве. Посредством сетевых, информационных технологий мы сейчас оказываемся в курсе того, что происходит в современном мире, в разных его областях.

Нас может многое не устраивать в этом мире, но все же не может не поражать масштаб креативных задач, которые прорабатываются в интеллектуальных лабораториях ведущих мировых стран. Тех самых задач, которые связаны и с процессами в самых передовых научных дисциплинах и с тем, что происходит в сфере современной культуры, где мы наблюдаем интереснейшие трансформации разных мыслительных моделей и парадигм, вспышки интуиции, озарения, прорывы, открытия, одним словом, восхитительное по красоте кипение интеллектуальной магмы.

Но всё это не касается стран третьего мира, "общий интеллект" которых очень низок. Поэтому творческая личность, обладающая сильным творческим потенциалом и ментально включенная в самые актуальные тренды современности, но пребывающая физическим телом в обществе, которое ментально функционирует на уровне, скажем, 19-го века (если не древнее), находит себя в центре ада. Если понимать под "адом" состояние отсталости, невежества, захолустности и т. д.

При том, что в таком обществе может создаваться видимость соответствия интересным культурным процессам, происходящим в мире, разные порядки имитаций и т. д. Тут казалось бы напрашивается логический выход: учитывая, что мир уже давно стал глобальным, текучим и гибким, то такому творческому человеку можно посоветовать просто сменить локацию, переехать туда, где он может найти применение своим способностям. Но я не думаю, что это такой уж лёгкий выход из положения.

— Еще одна ваша цитата: "Дети, еще не научившиеся говорить, не знают, что такое рабство и подчинение "высшей инстанции". Но как мал этот период в жизни человека". Как прокомментируете?

Не теряющая актуальность тема языка. Я всегда был убежден, что язык - это инструмент мышления и со-настройки себя с тем, что ускользает от любых обозначений, поэтически выражаясь, с сердцем Реальности. Но как-то получилось, что в современном мире язык понимается больше как средство коммуникации, то есть как усовершенствованная по сравнению с животными сигнальная система. Язык в таком раскладе это уже система упорядочивания мира и жизни, это средство превращения свободного, рискованного, непредсказуемого и пульсирующего хаоса в строгий порядок, в предсказуемый и как бы безопасный мир.

В таком мире язык продуцирует веления, запреты, приказы, учит подчинению: закону, правилам, власти (ребенок очень быстро усваивает смысл слов "нет", "нельзя"...). Язык становится инструментом власти, "высшей инстанции", будь это административная, политическая власть или какая-нибудь "духовная корпорация", которая через свои "священные писания" - то есть через определенный языковой синтаксис - гипнотизирует наивных людей.

Я как-то делал фильм на эту тему, называется "Транскоммуникация: вторжение смыслов", где использовал слоганы известных голливудских фильмов в качестве вербально-суггестивных максим. 

Но в языке также содержится мощный потенциал освобождения. Это как раз те его неизведанные пласты, которые ускользают от щупалец рационализации, от формального, математического анализа. Когда я говорил о детях, ещё не начавших говорить, то это была метафора, я имел в виду именно это сверхъязыковое поле не проясненных и неочевидных смыслов, где происходит игра энергий и становление (но не упорядочивание!) мира, точнее, миров, которые предстают чистому взору ребёнка как открытые, текучие, прозрачные и зеркальные.

Это можно назвать пребыванием в прото-семантическом пространстве, можно ещё как то, но здесь главное то, что этот мир ещё не затвердел для человека, не превратился в одну единственную безальтернативную реальность, в скучный набор разделённых и давящих на его сознание безжизненных физических объектов.         

— Вы плавно перешли к иной плоскости Вашей деятельности - к кино. Ваша последняя картина "This is Love" (Это - Любовь) удостоена приза Eurasia International Monthly Film Festival и была продемонстрирована на многих престижных кинофестивалях. Чем, по Вашему мнению, вызван такой интерес к этой картине?

Наверное, потому что в фильме обыгрываются две самые важные для человека темы, - любви и смерти. Сейчас масса актуальных тем, которые разрабатываются в современной культуре. Большинство этих тем очень социальны. Вообще социальность - это конёк этого мира, где феномен социальных сетей (а также проблемы, связанные с хранением больших данных - big data) уже исследуется в академической среде.

Социальность, технологии, с ускорением надвигающееся на нас будущее в виде нашумевшей сингулярности... это всё актуально. Но для человека, как когда-то одиноко заброшенного в этот мир существа, до сих пор наиболее сильными событиями оказываются те, что подчеркивают его приватность, что очерчивают его личное пространство, невидимую область его одинокого Сердца.

Ведь даже в социальных сетях главным является не то, что собирает "стаи пользователей" в какой то сегмент тотальной социальности, удовлетворяя стадный инстинкт толпы, а волшебная функция "личного сообщения", проще говоря "личка", где может происходить всё, что угодно, так как это та капля личной свободы, которой не грозит смешаться и раствориться в океане тотальной социальности. 

Но самыми экзистенциальными и сверхличными потрясениями для человека я считаю всё же два события - любовь и смерть. Этим событиям и посвящён мой небольшой и очень камерный, личный фильм.