None

Источник: 

Жертвы торговли людьми. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ: Обратно в клетку со львом

Часть первая по ссылке

Часть вторая по ссылке

По возвращении Хаялы в Баку, ее передали азербайджанским властям. Полиция и госслужащие, работающие в Главном управлении по борьбе с торговлей людьми, называли ее аморальной женщиной за то, что она была проституткой. Хотя ее официально не обвиняли в совершении преступления, госслужащие обращались с ней, как с проституткой. Над ней смеялись и говорили, что она не должна плакать, потому что сама виновата в том, что с ней случилось.

Эмоциональная травма, причиненная Хаяле представителями власти, показывает тот негатив, с которым жертвы могут столкнуться по возвращении в Азербайджан. Многие жертвы торговли людьми по всему мире вообще не обращаются за помощью, так как опасаются плохого обращения.

Власти могут исключительно по своему усмотрению решать, признавать ли то или иное лицо «жертвой» торговли людьми и имеет ли это лицо право на получение компенсации и реабилитацию. «Жертва» - юридический термин, относящийся к лицу, имеющему определенные юридические права по причине нанесенного ему в результате преступного деяния вреда. Согласно докладу Группы экспертов по действиям против торговли людьми (GRETA) Совета Европы от 2014 года, неправительственные организации выразили обеспокоенность по поводу распространения негативных стереотипов, препятствующих официальному выявлению жертв торговли людьми, о чем свидетельствует история Хаялы.

В докладе GRETA содержится призыв к правительству Азербайджана провести дополнительные мероприятия по обучению лиц, занимающих ключевые должности, таких как сотрудники полиции, прокуроры и судьи, для повышения их осведомленности о надлежащем обращении с потерпевшими и их законных правах.

Но даже если бы эти ключевые участники процесса были надлежащим образом обучены, эффективность работы правительства по борьбе с торговлей людьми все равно была бы ограничена, поскольку значительная часть населения Азербайджана живет за пределами Баку. Главное управление по борьбе с торговлей людьми при Министерстве внутренних дел находится в Баку и не имеет региональных отделений.

Помимо отсутствия обучения, в докладе GRETA говорится, что должны существовать более эффективные методы определения лиц, имеющих право на получение компенсации, и определения роли, которую играют различные должностные лица. Журналисты Мейдан ТВ также получали противоречивую информацию о процессе от сотрудников НПО. Судя по всему, повсеместно наблюдается путаница в отношении методов, применяемых властями для выявления жертв и той роли, которую неправительственные организации могут сыграть в качестве представителей интересов жертв.

 



Сначала Хаялу поместили в госприют при Министерстве внутренних дел. Больше похожий на место содержания под стражей, чем на приют, он находился под усиленной охраной, и ей не разрешали покидать его . Она была одна, ей не предоставили ни юридического представителя, ни защитника из НПО. Ее единственные взаимодействия были с сотрудниками приюта и Министерства внутренних дел, большинство из которых были мужчинами. Ей было неловко говорить с ними о том, что ей пришлось пережить. Когда же она заговорила с ними об этом, они не проявили сочувствия. Они давили на нее, чтобы заставить ее дать им информацию о торговцах людьми, к которым она попала, и рассказать во всех мельчайших подробностях о сексуальной эксплуатации, которой она подверглась, а также угрожали выгнать ее на улицу, если она откажется сотрудничать. Не оказав ей ни медицинскую, ни психологическую помощь, они тем самым не помогли ей прийти в себя после нескольких месяцев, в течение которых ее удерживали против ее воли и подвергали сексуальной эксплуатации.

По данным источников в Азербайджане, опрошенных Госдепартаментом США для Доклада  о торговле людьми от 2016 года, подобные попытки со стороны властей принудить жертв к оказанию содействия расследованию, связанному с предполагаемыми торговцами людьми, являются обычной практикой. По словам представителей неправительственных организаций и правозащитников, работающих с лицами, подвергшимися эксплуатации, тех, кто отказываются сотрудничать, часто просто выгоняют из приюта.

Отказ в приюте и помощи с реабилитацией является нарушением законодательства, принятого парламентом Азербайджана. Согласно Закону о торговле людьми, лицам, пострадавшим от торговли людьми, должно быть разрешено остаться в госприюте в течение 30 дней вне зависимости от того, сотрудничают ли они с органами прокуратуры или дают ли показания против торговцев, к которым они попали. Этот 30-дневный «период размышления» также закреплен в международных конвенциях как ООН, так и Совета Европы, которые касаются торговли людьми и которые Азербайджан подписал и ратифицировал.

По словам главы Женского кризисного центра Матанат Азизовой и правозащитника, который пожелал остаться неизвестным, правоохранительные органы Азербайджана и Главное управление по борьбе с торговлей людьми пытаются вынудить лиц, пострадавших от эксплуатации, дать им информацию для того, чтобы выявить торговцев людьми и вымогать у них деньги. Азизова и другие утверждали в интервью Мейдан ТВ, что в обмен на взятки коррумпированные госслужащие обещают торговцам людьми безнаказанность.



После того, как Хаяла из опасений расправы отказалась предоставить должностным лицам информацию о торговцах людьми, к которым она попала, ее практически выгнали из приюта. Без работы, денег и знакомых в Баку, Хаяла стала заниматься проституцией для того, чтобы заработать достаточно денег, чтобы вернуться в родной город. Она не видела другого пути , так как не знала, что о существовании в Баку женского приюта при НПО.

О том, что перенесла Хаяла, стало известно из информации предоставленной специалистами, исследующими эксплуатацию, такими как Матанат Азизова. Она заявила в интервью, что тем, кто не предоставляет информацию, «не разрешают оставаться в приюте и они вынуждены жить на улице». После того, как Женский кризисный центр закрылся, по словам Азизовой, в рамках репрессивных мер властей в отношении неправительственных организаций, Общественное объединение «Чистый мир» остается единственным приютом в Баку, в котором живут женщины-жертвы торговли людьми. При Союзе детей Азербайджана действует приют для детей, а в Азербайджанском «Центре миграции» есть приют для мужчин. В то время как в селах Азербайджана они проводят хоть какие-то просветительские мероприятия, ограниченность в финансировании и возможностях вынуждают большинство этих организаций ограничивать свою деятельность рамками Баку. Единственной неправительственной организацией за пределами Баку, участвующей в борьбе с торговлей людьми, является «Тямас» в Гяндже.

Деятельность неправительственных организаций, участвующих в реабилитации жертв эксплуатации, также ограничена из-за зависимости от властей. Женщинам, обращающимся за помощью к неправительственным организациям до того, как обратиться в полицию, власти могут отказать в помощи, даже если интересы этих женщин представляет защитник от гражданского общества. Согласно докладу Госдепартамента США о борьбе с торговлей людьми, опубликованному в 2016 году, власти не предприняли никаких последующих действий после того, как к ним были перенаправлены 130 возможных жертв торговли людьми. Мехрибан Зейналова заявила в интервью Мейдан ТВ, что невозможно защитить жертв торговли людьми без сотрудничества со стороны властей.

Еще одна проблема, которая оказывает резко отрицательное воздействие на сектор неправительственных организаций в Азербайджане - отсутствие независимости от властей. По словам правозащитника Аловсата Алиева, власти Азербайджана либо закрывают некоммерческие организации, либо пытаются держать их под контролем. Например, по словам Алиева и одного независимого правозащитника, Мехрибан Зейналова является сотрудником Главного отдела по борьбе с торговлей людьми при Министерстве внутренних дел в дополнение к своей должности главы «Чистого мира». По словам Алиева, конфликты интересов, подобные этому, приводят к неэффективности программ, поскольку сотрудники занимаются таким большим количеством дел одновременно, что не успевают их все делать, а иногда ради самосохранения и вовсе вынуждены уделять больше внимания интересам правительства, а не интересам своей неправительственной организации.

Дополнительным препятствием для предотвращения сексуальной эксплуатации, а также реабилитации пострадавших, является отношение некоторых работников неправительственных организаций и правозащитников. Судя по всему, они также могут иногда находиться под влиянием стереотипов.

Судаба Мамедова является главой Общественного объединения «Тямас» в Гяндже, одной из немногих оставшихся неправительственных организаций в Азербайджане, занимающихся борьбой с торговлей людьми. Во время телефонного интервью с журналистом Мейдан ТВ, говоря о женщинах, которых продали после того, как они добровольно пошли в проститутки, она заявила: «Onlar bile bile gedirler», что переводится как «они идут на это сознательно».



Недоедающая, измученная и по-прежнему страдающая от осложнений, вызванных неправильно сделанным принудительным абортом, Хаяла еле выдержала долгий путь из Баку в свою деревню. Проведя несколько часов в переполненном фургоне до автовокзала в ближайшем к ее деревне городе, она проделала оставшуюся часть пути до дома автостопом. Добралась она до дома, в котором провела свое детство, без гроша в кармане. Хаяла рыдала в объятиях матери и держала на руках своего ребенка. Она сказала родителям, что ее похитили и отказалась от встречи с мужем. На следующий день Хаяла рассказала матери, что произошло на самом деле: избиения, насильственный аборт, мужчины, которым ей приходилось оказывать сексуальные услуги дни и ночи напролет. Ее мать, шокированная и сгорающая от стыда, сразу же рассказала все отцу. Отец пришел в ярость от позора, который Хаяла принесла в их семью и был в ужасе от того, что люди могут узнать об этом.

Хаяла - одна из женщин, истории жизни которых были рассказаны Мейдан ТВ. Матанат Азизова также рассказала о женщине, которую зарезал мужчина, член ее семьи, узнав, что ее принудили к занятию проституцией. Правозащитник Аловсат Алиев же рассказал о женщине, которую застрелили после того, как она, освободившись от эксплуатации за границей, вернулась домой.

И Азизова, и Алиев заявили, что эти «убийства чести» - убийство родственника, который, как считается, принес бесчестие в семью - не редкость. Однако из-за того, что не обо всех таких случаях сообщается, из-за недостаточности данных, предоставленных властями Азербайджана касательно насилия в отношении женщин, и из-за того, что называют намеренным сокрытием информации о торговле людьми, истинный масштаб «убийств чести» в Азербайджане неизвестен.

По словам Азизовой, она знает из своей практики, что многие лица, пострадавшие от торговли людьми и ставшие жертвами убийств чести, ранее оказались изолированы в госприюте и не получали никакой поддержки после возвращения к себе домой. В видео-интервью с Мейдан ТВ она заявила, что, отправляя женщину, подвергшуюся сексуальной эксплуатации, обратно домой, не разрешив предварительно вопроса глубоко укоренившегося общественного осуждения таких женщин, «вы сажаете ее обратно в клетку со львом».

Согласно Докладу о мониторинге реализации Национального плана действий Азербайджанской Республики по борьбе с торговлей людьми (2009-2013 гг.), опубликованному азербайджанским «Центром миграции» в 2013 году при финансовом содействии Госдепартамента США, 100 процентов респондентов проведенного опроса ответили, что семьи жертв торговли людьми не получают психологической поддержки. Были опрошены женщины, признанные правительством жертвами торговли людьми, а также госслужащие, работающие с жертвами торговли людьми. В своем докладе, составленном по итогам визита в Азербайджан, Специальный представитель и координатор ОБСЕ по борьбе с торговлей людьми настоятельно призвала незамедлительно принять меры для обеспечения контактов с семьями жертв и предотвращения общественного осуждения женщин после их возвращения.

Активист в области защиты прав женщин в Азербайджане заявил в видео-интервью с Мейдан ТВ, что помимо насилия или даже убийства, перенесшие сексуальную эксплуатацию или изнасилование лица оказываются в социальной изоляции. Многим из них семьи запрещают выходить на люди дабы избежать позора. По ее словам, эта изоляция может привести к депрессии, а в некоторых случаях и к самоубийству.

Жертвы торговли людьми также рискуют повторно встать на этот путь. По словам Азизовой, одна женщина, обратившаяся за помощью в Женский кризисный центр, заявила следующее: «Общество вынудило меня, потому что они называли меня проституткой,  оскорбляли меня. Общество вынудило меня стать жертвой во второй раз».

Продолжение следует...



Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Pазделы:  
Короткие линки:   http://mtv.re/zidya3

Самое читаемое