Замахнулся на святое: как уличный опрос привел азербайджанского видеоблогера в тюрьму

Мехман Гусейнов

Мехман Гусейнов

Популярный в Азербайджане журналист и блогер Мехман Гусейнов стал одним из первых политзаключенных 2017 года: в начале марта его приговорили к двум годам за клевету в адрес правоохранительных органов.

Этот арест осудили международные правозащитные организации Amnesty International, Human Rights House, Human Rights Watch; они единодушно признали арест политически мотивированным и потребовали освобождения Гусейнова. Но друзья и близкие уверены: на досрочное освобождение Гусейнова рассчитывать не приходится. Мейдан-ТВ рассказывает, чем именно блогер насолил азербайджанским властям.

Кто такой Мехман Гусейнов?

Мехман Гусейнов – журналист и видеоблогер. Он — автор многих популярных расследований о роскошных виллах государственных чиновников, беззаконии со стороны стражей порядка и на многие другие социальные проблемы. Свои материалы Мехман публиковал, в частности, на популярной Facebook странице, которую он администрировал и на которую привлек 300 тысяч подписчиков - Sancaq. Он также работал медиа координатором кампании Sing for Democracy, которая рассказывала о нарушениях прав человека в Азербайджане в преддверии Евровидения. Гусейнов  также работал координатором проекта в Институте свободы и безопасности репортеров (ИСБР).

Мехман родился в Баку в 1989 году. По собственному признанию, в выборе профессии большую роль сыграл старший брат Мехмана -  Эмин. Именно в этот период Эмин со своими друзьями учредил Институт Свободы и Безопасности Репортеров (ИСБР) и Мехман начал работать в нем — снимать видео и фото.

В 2013 году, накануне президентских выборов в Азербайджане он начал создавать короткие шуточные видеоролики на злободневные темы.

Затем последовали ролики о произволе сотрудников полиции, коррумпированных чиновниках.

Помогали ему коллеги из ИСБР, а также близкие друзья. Мехмана стали узнавать, подписчики – люди разного возраста и разных профессий передавали ему информацию из разных регионов страны.  Популярность его видеосюжетов росла, и вскоре каждый зритель знал наверняка: если о проблеме расскажет Мехман, — история обязательно получит огласку.

Пришел, увидел, опубликовал

Бешеная популярность Мехмана во многом обусловлена тем, что он умеет участливо поддержать разговор с каждым — от опального чиновника до простого крестьянина. Секрет успеха, наверное, и в искренней заинтересованности блогера в теме ролика. Но главное — блог Мехмана стал своеобразной трибуной, с которой мог выступить каждый, считает друг Мехмана и гражданский активист Ульви Гасанлы.

“Чтобы обратить на себя внимание медиа, рядовому гражданину нужны знакомые и связи. А Мехману можно было просто написать в Фейсбук — и он приходил, снимал и публиковал. Вот в чем секрет популярности”, - говорит Гасанлы. 

Справедливости ради надо сказать, что Мехмана пытались нейтрализовать и “мирным путем”, без ареста. По словам друзей, ему  предлагали продать страницу “Sancaq” за несколько сотен тысяч долларов (плюс 5 тыс. долларов, если он согласится сотрудничать, то есть, публиковать провластные материалы).

“Такие предложения делали и при задержаниях в полиции, и во время беседы в прокуратуре, но Мехман каждый раз отказывался, говорил, что хочет быть независимым”, — говорит Ульви.

Три года без документов

Давление на Мехмана началось вскоре после того, как стартовала кампания Sing for Democracy.  В 2012 году блогеру предъявили обвинения в избиении полицейского на акции, которую Мехман освещал.

Против него было возбуждено уголовное дело, которое не закрыто до сих пор. Кроме того, его не раз похищали прямо с улицы и отвозили в прокуратуру, полицию.

После возбуждения дела блогер лишился загранпаспорта. Это случилось, когда он пытался выехать за границу на семинар ОБСЕ: Гусейнова задержали в аэропорту, надели наручники, доставили в управление полиции и забрали паспорт.

В 2013 году у Мехмана Гусейнова истек срок удостоверения личности — ID карты. Он сдал в полицию старое удостоверение и документы, необходимые для получения нового. Но когда в установленный срок он пришел за документом, ему отказали в выдаче, заявив, что его имени нет в системе. Три года ушло на то, чтобы выяснить, почему так произошло, и новый документ Мехман получил спустя три года.

Запрет на выезд за границу в отношении Мехмана действует после возбуждения уголовного дела, то есть, с 2012 года. Блогер неоднократно обращался в суд с требованием о пересмотре этого решения, но каждый раз получал отказ. Из-за запрета в июле 2013 года он не смог поехать на вручение престижной премии, которой его удостоила Норвежская организация Fritt Ord.

Получить премию от имени сына пришлось поехать маме Мехмана.

В августе 2014 года в стране один за другим начали закрываться правозащитные организации — Институт Мира и Демократии, Центр Мониторинга Выборов и Преподавание Демократии, Искусство для Демократии — на их счета наложили арест, самих правозащитников либо арестовывали, либо запрещали им выезд из страны. В офисе Института свободы и безопасности репортеров, c которым сотрудничал Мехман, тоже начались обыски, а несколько сотрудников, в том числе и Мехман были объявлены розыск. Впоследствии Мехман исчез на несколько месяцев. Как рассказал позже сам Мехман, все это время скрывался от полиции, жил у друзей.

Мехмана все-таки нашли и задержали через три месяца. Допросив его, прокуратура отпустила блогера на свободу. И вплоть до  следующего ареста он продолжал жить и работать без документов и с запретом на выезд.

Так продолжалось почти два года. Коллега Мехмана Татьяна Крючкина говорит, что за этот период его несколько раз вызывали «побеседовать» - предупреждали, что снимать обличающие власть видеоролики в Азербайджане нельзя.

“За ним постоянно следили, пытались спровоцировать на драки”, - рассказывает Татьяна.

9 января 2017 года Мехман должен был встретиться с Крючкиной, но на встречу не пришел. Позже выяснилось, что по дороге его схватили люди в гражданской одежде. Они напали на него с электрошокером, надели на голову мешок и запихнули в машину, рассказал Мехман позднее. Пытки продолжились и  в управление полиции.

По мнению Ульви Гасанлы, последней каплей стал проведенный Мехманом видеоопрос на улицах Баку; он касался назначения первой леди Азербайджана Мехрибан Алиевой на пост первого вице-президента страны.  

“В Азербайджане всем известно, что семью президента трогать нельзя. Олигархов, чиновников, министров - еще можно, а президента и его семью – уже точно нет”, - объясняет Гасанлы.

В тюрьме Мехман изредка видится только с членами семьи и говорит, что чувствует себя нормально. Близкие Мехмана не верят, что его могут освободить до истечения срока, говорит Татьяна Крючкина: “Наверняка, будут держать до последнего дня. А что будет дальше, пока не знает и сам заключенный”.

 

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Pазделы:  
Короткие линки:   http://mtv.re/57hagf

Самое читаемое