Я никогда не стану Растином

Наш суд продолжается…

На днях я прочитал роман турецкого писателя Хагана Гюнайдына — «Еще». Роман повествует о девятилетнем мальчике по имени Газа, помогающем отцу нелегально привозить из-за границы черную рабочу силу. Одной из самых конфликтных частей романа является описание условий содержания афганских беженцев в бункере, во дворе дома Газы, вернее об экспериментах проводящихся над ними и их результатах.

Газа издевается над беженцами, проверяя их поведения в различных, экстремальных ситуациях. Для этой «деятельности», он выбирает себе помощника среди беженцев, по имени Растин. Газа дает ему свои указания по радио связи, а Растин передает их остальным и следит за выполнением поручений шефа. Проходит некоторое время и Газа замечает, что Растин проявляет излишнюю инициативу и измывается над соплеменниками больше чем того требует Газа.

Когда он поинтересовался у Растина, о причине такого поведения, Растин ответил, что некогда был студентом кабульского университета, боролся за свободу афганского народа, многие друзья его погибли или были брошены в тюрьму. Однако, народ их не поддержал. Афганцы не доверяли им, высмеивали и унижали. А теперь он вынужден бежать из родины, скитаться по чужбинам. Вот по этой причине он и ненавидит свой народ и пользуясь случаем, мстит им.

Моральное состояние Растина и его товарищей по борьбе, всем нам хорошо знакомо. Мы и наши семьи тоже пережили множетсво лишений и видели предательство. На свободе и в заключении нам часто приходилось и приходится слышать, что мы ни на что не способны, беспомощны перед этой властью и ничего у нас не получится. Что там чужие, после ареста даже близкие друзья и родственники, которые всегда были рядом, в одночасье оставили нас и не поддержали, зато лезли в душу советами, учили «уму-разуму».

Заключенные часто спрашивают нас: «Вот вы сидите в тюрьме, кто нибудь вам помогает, поддерживает?» Конечно, больше их интересует помощь материальная. Каждый раз я пытаюсь объяснять им, что наша борьба ведется не с целью привлечения какой-бы то ни было помощи от людей. Будет оказана поддержка, просто прекрасно! Не будет, так я все равно буду продолжать заниматься тем, чем занимаюсь. Многих заключенных такой ответ не устраивал — они мне не верили или просто не хотели верить. Разве после всего этого, мы не смогли бы начать думать и действовать как Растин? Не могла бы зародиться в душе ненависть, к собственному народу?

Родители солдат, погибших в годы режима прекращения огня, против смертей которых, мы собственно и вышли на площади и были осуждены, неоднократно принимали участие в наших судебных процессах. Их участие на суде, было для нас важнее присутствия кого-либо другого. Видя их рядом, среди публики, душа переполняется неописуемым восторгом и гордостью. И это прекрасно!

После прочтения романа, я в лишний раз убедился, что даже в случае неучастия этих групп и людей на наших судебных заседаниях, я бы все равно не смог стать Растином. Наш суд продолжается, по видимому нас осудят на долгие года заключения. Но никакая тюрьма или другие лишения, не изменят моего мнения на этот счет.

Я не считаю себя героем, но хотел бы закончить цитатой из романа: «Обязательства на героев возлагает не народ, а они сами. Поэтому герои не имеют права предъявлять народу претензии».

P.S. В заключении нас поддерживали и пытались поддержать много людей, которых я хочу поблагодарить от всего сердца.

ГлавнаяМнениеЯ никогда не стану Растином