Источник: “Военное обозрение”

Турция наращивает военное присутствие в Ливии

Анкара стремится включить Ливию в сферу своего влияния и видит в этой стране важного экономического партнера в Африке

20 июня “Аль-Джазира” распространила информацию о приказе президента Египта Абдель Фаттаха эль-Сиси армии быть готовой выполнять миссии за пределами страны “для защиты своей национальной безопасности в условиях напряженности из-за вмешательства Турции в дела соседней Ливии”. Ранее во время смотра войск на одной из баз в отвечающем за охрану ливийской границы Западном военном округе он заявил, что не позволит никому захватить ливийские города Сирт и Эль-Джуфру, назвав их “красной линией, которую не дозволено пересекать”. В парламенте Египта подтвердили, что поддержат решение президента. Естественно, в Триполи негативно оценили эту перспективу, заявив, что Ливия - суверенная страна и интервенция Египта недопустима.

На протяжении долгого времени в Ливии параллельно существуют два органа власти - заседающее в Триполи “Правительство национального согласия” (признано ООН, международным сообществом, поддерживается Турцией, Катаром, Италией и некоторыми другими странами) и оппозиционное правительство с центром в Тобруке, контролирующее восток страны и поддерживаемое Ливийской национальной армией (ЛНА) численностью до 25 тыс человек. Говорят, около 40-60% из них - наемники. В апреле 2019 года командующий ЛНА, маршал Халифа Хафтар начал поход на Триполи с целью отстранить от власти “Правительства национального согласия” во главе с Фаизом Сараджем.

Биографическая справка

Халифа Хафтар – один из самых влиятельных военных в Ливии, обладает большим военным опытом. Учился в СССР на высших офицерских курсах “Выстрел”, прослушал курс в Академии имени М.В. Фрунзе, окончил Академию Военного университета в Бенгази, где познакомился с Муаммаром Каддафи и участвовал в организованном им перевороте по свержению монархии в Ливии. Как говорят, большую роль в успехе повстанцев тогда сыграл именно Хафтар, блокировавший американскую авиабазу у Триполи. Как говорят, с тех пор он сражался во всех конфликтах с участием Ливии. Хафтар был одним из самых приближённых к Каддафи офицеров. В одном из интервью руководитель Ливии сказал: “Он был мне сыном. А я ему был как духовный отец”. Этой дружбе положила конец война Ливии с Чадом за приграничную полосу Аузу, где была обнаружена урановая руда. Ливия потерпела поражение, а сам Хафтар сдался в плен. Муаммар Каддафи расценил это как предательство. Хотя злые языки утверждают, что Каддафи поступил так, опасаясь растущего авторитета Хафтара. Стоит ли удивляться, что с тех пор Хафтар находится в оппозиции и неоднократно предпринимал попытки захвата власти. Правительством в Триполи объявлен военным преступником. У Хафтара двойное ливийско-американское гражданство. Кроме арабского он владеет русским, английским, итальянским и французским языками.

Поддержка президентом Египта Хафтара объясняется тем, что они оба являются противниками политического ислама. Президент Египта пришел к власти в результате путча, сместив президента Мухаммеда Мурси - ставленника движения “Братья-мусульмане”. Это движение в Египте запрещено и очевидно Каир опасается, что укрепившись в Ливии, оно проникнет и в соседний Египет. Правда, Хафтар так и не сумел осуществить свои планы. За последние месяцы вооруженные силы “Правительства национального согласия” оттеснили войска Хафтара от Триполи несмотря на то, что на его стороне сражались от 800 до 1200 представителей частной военной компании (ЧВК), именуемой “Группа Вагнера”. Для её поддержки в Ливию было переброшено несколько истребителей МиГ-29.

Африканское командование Вооруженных сил США утверждает, что вылетев из России, самолеты осуществили посадку в Сирии, где были перекрашены. Ходят слухи о скрытом финансировании “Группы Вагнера” со стороны Минобороны РФ и бизнесмена Евгения Пригожина, называемого “поваром Путина”. В Вашингтонском институте ближневосточной политики считают, что “Тенденция все чаще использовать ЧВК в качестве инструмента внешней политики является отличительной чертой стратегии Путина”. Ещё в 2016 году Хафтар 2 раза посетил Москву, где встречался с министрами обороны Сергеем Шойгу, иностранных дел Сергеем Лавровым и секретарём Совета безопасности Николаем Патрушевым. А в начале 2017 года он посетил авианосец “Адмирал Кузнецов”, где встретился с вице-адмиралом Виктором Соколовым и принял участие в видеоконференции с министром обороны С. Шойгу.

Видимо, в Кремле рассматривают Хафтара, как союзника, который обеспечит России доступ к энергетическому рынку страны. Если ситуация урегулируется, Ливия способна обеспечить поступление сырой нефти марки “Es Sidr” в средиземноморские порты Бенгази, Триполи, Сирт, Мисурата и Тобрук. Хотя некоторые российские эксперты утверждают, что ливийский нефтегазовый сектор не представляет для России особый интерес и политика Москвы в этой стране направлена “не для того, чтобы самим начать добычу, а для того, чтобы помешать другим”. Кроме того, Москве не помешало бы создание базы ВМФ, например в Бенгази и усиление влияния как в Ливии, так и в приграничных странах. Тем более, что это обеспечит контроль коридора для ливийских беженцев, что стало бы рычагом давления на Европу. К тому же, как считают российские политологи, Ливия - это ворота Африки в Средиземное море. В целом, укрепление позиций в Ливии принудит региональных игроков и страны Запада в целом, считаться с интересами Кремля. Особенно, если учесть, что хотя не всё в Ливии зависит от России, она способна как содействовать достижению компромисса в конфликте, так и усугубить его.

Однако осуществить все эти планы пока не удалось. Более того, сторонники Хафтара были отброшены от Триполи, который взял под контроль западную Ливию и планирует продолжить наступление на восточные регионы. В этом не последнюю роль сыграла Турция, с конца 2019 года оказывающая правительству в Триполи военную помощь, включая боевые дроны и военнослужащих турецкой армии, размещенных в Ливии для “обучения и консультаций”. Правительство в Триполи неоднократно заявляло, что заинтересовано в турецком бизнесе и его помощи в восстановлении разрушенной инфраструктуры. Со своей стороны и президент Реджеп Эрдоган говорит о поддержке ПНС. Из-за этого, ещё в начале наступления на Триполи, генерал Хафтар ввёл запрет для турецких судов и самолётов, заявив, что они будут рассматриваться как враждебные цели, а граждане Турции на территории Ливии будут арестованы.

Разумеется, Турция утверждает, что ее цель - поддержать признанное международным сообществом правительство Ливии. Однако, очевидно, президент Эрдоган преследует более широкие цели. Прежде всего, Анкара стремится включить Ливию в сферу своего влияния и видит в этой стране важного экономического партнера в Африке. Тем более, что у Анкары не так уж и много союзников в регионе. Из-за поддержки “Братьев-мусульман” испорчены отношения с Египтом, как и с Израилем. Плюс - старый конфликт с Грецией из-за Кипра. А тут ещё стремление Турции усилить контроль над нефтедобывающими странами восточного Средиземноморья, как и путями транспортировки энергоносителей. Сегодня эту сферу контролируют всё те же Греция, Кипр, Израиль и Египет, создавшие Восточно-Средиземноморский газовый форум. Неудивительно, что эти страны беспокоит проводимая Турцией около берегов Кипра разведка нефтяных месторождений, особенно когда геологоразведочное судно сопровождают вооруженные беспилотники. Более того, Турция планирует ввести в состав ВМС шесть подводных лодок “Type-214”, поставить на боевое дежурство универсальный корабль-амфибию “Анадолу” и построить морскую базу на территории Кипра, где с прошлого года уже находятся турецкие беспилотники “Байрактар”.

Справедливости ради стоит отметить, что как Москва, так и Анкара предпринимали шаги с целью урегулирования конфликта. Примером может служить визит делегации ПНС в Москву в начале июня, где состоялись встречи с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и его заместителем Михаилом Богдановым. В Москве ожидали жеста доброй воли и передачи России арестованных в Триполи еще в 2019 году российского социолога Максима Шугалея и переводчика Самера Суэйфани. Но ожидания российских дипломатов не оправдались. Возможно, ливийцы видят в арестованных социологах рычаг воздействия на Москву. Попытки переговоров проваливаются раз за разом, подобно июньской “Каирской инициативе” президента Египта. Она предусматривала мирное решение кризиса, проведение выборов, вывод иностранных сил из Ливии. Но в Триполи её отвергли, а глава союзного ПНС консультационного органа - “Высшего государственного совета” - Халед аль-Мишри, в интервью “Аль Джазире” заявил, что “Ливийцам не нужно больше никаких инициатив… Хафтар хочет вернуться за стол переговоров после своих поражений, и мы отвергаем это”. Он считает, что Хафтар должен сдаться и предстать перед военным трибуналом.

Сторонники Хафтара обвиняют Турцию в поставках различных вооружений Триполи, и отправке в Ливию наемников из Сирии. А в Триполи говорят, что ЛНА пользуется поддержкой ряда стран – Египта, ОАЭ, Саудовской Аравии и России, которые направляют в Ливию оружие, военных специалистов и наемников. По мнению экспертов, такая стратегия даёт возможность и России, и Турции выступать в роли посредника по перемирию, в то же время не отказываясь от боевых действий. Но, возможно, в Москве задаются вопросом: что будет, если главный союзник России в Ливии – фельдмаршал Хафтар уйдет из политики? В прессе всё время говорят о его слабом здоровье.

Не исключено, что Кремль начнёт искать новых союзников в Ливии, чтобы не быть полностью зависимым от Хафтара. И Москва, и Анкара стремятся сохранить влияние в Ливии через влияние на процесс урегулирования. Но им по разному видятся условия этого урегулирования, что мешает достижению успеха. С другой стороны, ни одна из сторон не заинтересована в войне. Турция втянута в войну в Сирии, обеспокоена деятельностью Рабочей партии Курдистана. Россия также втянута в сирийский конфликт, плюс внутренние социально-экономические проблемы. Да и у Египта большие проблемы на Синае, где сформирована террористическая ячейка ИГИЛ - “Вилаят Синай”, сложные отношения с Израилем, проблемы с сектором Газа и с Эфиопией. Тем не менее, столкновение интересов Турции и России в Ливии полностью исключать нельзя. Таким образом, ситуация в Ливии может стать причиной кризиса в Восточном Средиземноморье, что испортит отношения Анкары как с Москвой, так и с Вашингтоном и союзниками по НАТО. Основной вопрос в том, как далеко пойдут Турция и Россия в осуществлении своих планов.

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Bölmələr:  
Короткие линки:   http://mtv.re/8bzfim

Самое читаемое