Тайная горнопромышленная империя Алиевых

Миранда Патручик, Элеонора Роуз, Лейла Камджич и Хадиджа Исмаилова

В конце трудного месяца работы Джумшуд Асгерли, 46-летний геолог, ветеран войны и отец троих детей, был очень огорчен, когда не получил свою ожидаемую зарплату от золотодобывающего предприятия Азербайджана, где он работал. Вскоре после этого он наряду с другими 300 сотрудниками получил письмо, сообщающее, что им необходимо взять обязательный двухмесячный отпуск.

"Через два месяца нам пришло еще одно письмо, в котором говорилось, что наш отпуск продлевается на неопределенный срок и мы будем получать две трети зарплаты," сказал Асгерли.

Но спустя почти два года рабочим перестали и вовсе выплачивать, хотя они до сих пор официально являются шахтерами, занятыми полный рабочий день, которые, в соответствии с законодательством Азербайджанской Республики, не могут устроиться на работу в другом предприятии. Некоторые из них потеряли все, они застряли в адском подвешенном состоянии.

Их работодатель компания Azerbaijan International Mineral Resources Operating Company Ltd. (AIMROC), возникшая из ниоткуда, вдруг стала вторым по величине производителем золота в стране. Затем она исчезла так же быстро, как и появилась, оставив рабочих в отчаянных попытках понять, кто же на самом деле был их работодателем.

Разочарованные и отчаянные, они обратились в каждое возможное правительственное учреждение от Министерства экологии и природных ресурсов и Министерства труда и социальной защиты до парламента и самого президента. "Они все делают вид, что ничего не знают", - сказал Асгерли.

Но скрытые под оффшорной организацией, их работодатели были гораздо ближе, чем они подозревали. Они видели их почти ежедневно одетых по последней моде с дорогими сумкам и улыбающимися со страниц газет и журналов. Их работодателей показывали по телевидению посещающими приемы, гала церемонии и торжественные мероприятия и произносящими речи о том, насколько велик Азербайджан.

Их работодателями были Лейла и Арзу Алиевы, дочери президента Ильхама Алиева.

Эту информацию можно найти в данных от базирующегося в Панаме поставщика оффшорных услуг Mossack Fonseca, полученные немецкой газетой Süddeutsche Zeitung и переданные Международным консорциумом журналистов-расследователей OCCRP и другим более чем 100 медиа-партнерам из 82 стран мира.

Золотые дни

Девять лет назад президент присудил консорциум шести золотых месторождений стоимостью в миллиарды долларов одной компании в Великобритании и трем в оффшорных юрисдикциях: International LLP Globex, Londex Resources S.A., Willy & Meyris S.A. и Fargate Mining Corporation. Но в действительности месторождения перешли его семье.

Расследование, проведенное в 2012 году журналистом Радио Свободная Европа / Радио Свобода и Проекта по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) Хадиджей Исмаиловой, показало, что  позади компании Globex International LLP были дочери президента, владеющие 11 процентами консорциума.

Но оказывается, что доля дочерей значительно больше, чем сообщалось ранее.

Просочившиеся данные показывают, что дочери управляют Londex Resources S.A., компанией, основанной в Панаме, с 45-процентной долей в консорциуме, составив их общую долю на уровне 56 процентов. По договору, это была основная управляющая компания и она несла ответственность за переговоры с правительством.

Эта компания выступала от имени трех других партнеров в целях обеспечения финансирования и управления развитием горных работ.

Алиевы не ответили на неоднократные просьбы о комментарии от OCCRP.

Что касается остальных трех партнеров, Londex Resources S.A. владеет компанией AIMROC. Третья компания, Fargate Mining Corporation, была оформлена в тот же день, как Londex Resources S.A. и очевидно контролируется близким соратником и деловым партнером Алиева Насибом Гасановым, согласно просочившимся данным. Правительство заявило, что четвертая компания в консорциуме, Willy & Meyris S.A., зарегистрирована в Панаме, но журналистам OCCRP не удалось найти этому доказательств. Учитывая прошлые модели семейных предприятий, можно предположить, что данная доля принадлежит либо им, либо кому-то из близких к семье.

Финансовые отчеты, полученные OCCRP, показывают, что компания Londex Resources S.A. потратила около 230 миллионов долларов США для организации и ведения горного бизнеса. Завод был построен в шахтерском городке Човдар на западе Азербайджана, и консорциум добыл золото в размере 30 миллионов долларов США, прежде чем он внезапно прекратил свою деятельность.

Как компания с такими возможностями так быстро исчезла? Некоторые говорят, что у компании были проблемы с продажей золота на мировом рынке из-за ее скрытной структуры собственности, в то время как другие говорят, что консорциум все еще пытается вести продажи.

Рабочие винят Londex Resources S.A. за свои страдания. "Основной компанией была Londex Resources S.A. Головная компания несет ответственность за все," сказал Асгерли.

Какой бы ни была причина, тот факт, что рабочие находились без заработной платы в течение почти двух лет, является, по меньшей мере, причиной для возбуждения дела об управленческом равнодушии и некомпетентности. 

Золотая лихорадка Алиевых

В 2000-е годы селение Човдар было просто еще одной маленькой горной деревней в Азербайджане - непритязательной и сельской, где волки и лисы воровали цыплят у местных жителей.

Благодаря археологическим остаткам можно набросать исторический эскиз селения: курганы бронзового века; ранняя Кавказская / Албанская церковь; более поздние средневековые мусульманские селения. По мнению историков, изучавших эту местность, реликвии характерны для региона, в котором, как и во многих других районах Азербайджана в настоящее время, проживают семьи, перемещенных в начале 1990-х годов во время Нагорно-Карабахского конфликта с Арменией, давно кипящего спора, который разгорелся снова в субботу.

Но Човдар выделялся одной важной особенностью: он расположен на вершине сказочных месторождений рудного золота, которые по оценкам в будущем будут стоить порядка 2,5 млрд долларов США. Човдар считается одним из самых богатых месторождений золота в стране. Поскольку производство промышленного золота требует инвестиций и инфраструктуры, только после падения Советского Союза и обретения Азербайджаном независимости власти обратили внимание на эту промышленность.

Во время нефтяного бума середины 1990-х годов в Азербайджан хлынул иностранный капитал на основе соглашений о разделе продукции (СРП), по которым инвесторы вкладывали средства и делились опытом по разработке природных ресурсов в обмен на долю прибыли.

В 1997 году модель СРП нефтяной промышленности была применена на право добывать в девяти месторождениях меди и золота в трех областях Азербайджана. Эти договоры были подписаны с большой помпой тогдашним президентом Гейдаром Алиевым с RV Investment Group Services LLC, американской фирмой, базирующейся в штате Делавэр, которая сегодня известна как Anglo Asian Mining PLC.

Компанией Anglo Asian Mining управляет иранский бизнесмен Реза Вазири.

Сначала Вазири не удалось обеспечить капитал для инвестиций и проект чуть не прекратился, но его спас большой и непрерывный рост цен на золото с 350 долларов за унцию в 2001 году до более чем 1800 долларов за унцию через 10 лет. Азербайджан начал всерьез задумываться о добыче золота. В СМИ писали о крупномасштабном строительстве современных золотодобывающих туннелей и заводов, которые помогли бы Азербайджану войти в число крупнейших поставщиков золота на мировом рынке.

В июне 2005 года Министр экологии и природных ресурсов Азербайджана Гусейн Багиров сообщил, что в ходе исследовательских работ за предыдущие три года были обнаружены 30 новых месторождений драгоценных металлов, в том числе четыре месторождения золота. Одно из них месторождений было особого значения: Човдар в западной части Азербайджана.

В СМИ сообщилось о том, что запасы золота в Човдар затмевали месторождения во всех других областях, а министр Багиров заявил, что велись переговоры о разработке Човдар с иностранными компаниями.

Однако имя одной компании никогда не упоминалось: RV Investment Group Services LLC, которая сообщила новостному агентству Trend в августе 2005 года, что она собиралась представить правительству предложение о разработке Човдар. Специалисты компании посетили месторождение.

К концу 2005 года цена на золото выросла почти вдвое, составив больше чем 600 долларов за унцию. RV Investment Group Services LLC начали строить объекты для извлечения 20 тонн золота на своем Гядабейском участке недалеко от Човдар. Човдарское месторождение снова не было упомянуто.

Но более чем за 12000 километров в Панаме, в одном из самых популярных мест в мире для создания новых скрытных компаний, появилась фирма под названием Londex Resources S.A. Londex взяла на себя ведущую роль в консорциуме, который она сформировала с тремя другими компаниями. От имени консорциума Londex вела переговоры с правительством и президентом Азербайджана для получения лицензии на добычу в одних из лучших месторождениях страны. 

СРП: Прибыль дла Алиевых, Потеря для Азербайджана

30 декабря, что было последней субботой 2006 и нерабочим днем, правительство Азербайджана тайно подписало соглашение о передаче прав на Човдар и пять других месторождений консорциуму, возглавляемому компанией Londex.

В отличие от соглашений о СРП, заключенных с RV Investment Services Group LLC в Азербайджане, это соглашение никогда не было опубликовано. Единственная информация об этом прозвучала во время парламентской дискуссии в июне 2007 года. Контракт был утвержден, хотя члены парламента жаловались, что право собственности консорциума было непрозрачным, что контракт не следовал принятым торговым процедурам и что ни одна из компаний не имела фактический опыт в добычи. Парламентарии жаловались, что сделка работала против национальных интересов.

На слушаниях за сделку выступал Валех Алескеров, председатель Комитета по природным ресурсам Милли Меджлиса (парламент Азербайджана), органа, который рассматривал контракт.

Алескеров работал с президентом Алиевым, когда они оба были вице-президентами в государственной нефтяной компании, и он сказал, что правительство вело переговоры с тремя другими компаниями, но отклонило их предложения, потому что эти компании требовали эксклюзивные права и не предоставляли никаких гарантий.

OCCRP не смогли найти никаких доказательств того, что проводился какой-либо тендер относительно золотого рудника.

Остальные условия сделки включали 30-летнюю аренду месторождений полезных ископаемых, а также государственную долю прибыли в 30 процентов после того, как все расходы консорциума были восстановлены. Сделка была гораздо более благоприятной, чем та, которую подписали RV Investment Group Services LLC несколько лет назад. Консорциум будет в конечном итоге получить 70 процентов прибыли по сравнению с лишь 49 процентами в сделке RV Investment Group Services LLC.

Алескеров хвалил то, что правительство также получит бонус в размере 2 миллионов долларов США. Но финансовые отчеты, полученные OCCRP, показывают, что консорциум не только никогда не выплатил бонус, но должен выплатить штраф в 2,8 млн долларов за неуплату. В то время как невыплата бонуса представляет собой нарушение договора, позволяющее правительству прекратить его действие, отчеты показывают, что члены консорциума вовсе не обеспокоены данными событиями. Аудиторы, рассмотревшие финансовые отчеты, отметили, что правительство никогда не требовало компенсацию.

Консорциум получил и другие преимущества. Корме 22-процентного налога на доходы, он не был обязан платить какие-либо другие налоги, и, в отличие от RV Investment Group Services LLC, консорциум имел более высокие квоты для приема на работу иностранных граждан. Азербайджан не имеет опыта в добыче ископаемых, и возможность нанимать квалифицированных иностранных работников имеет огромное значение для успеха любого рудника.

"После того, как соглашение было подписано, мы поняли, что они получили гораздо более выгодные условия, чем мы," сказал руководитель добывающей компании, пожелавший остаться неизвестным. "Возможно, к этому имеет какое-то отношение тот факт, что в это были вовлечены дочери." 

Гибель Империи: Наивность или Жадность?

Алиевых быстро приступили к бизнесу.

"Когда я присоединился, они уже вложили достаточное количество денег в создание проектной компании и активов для разработки карьеров, в портфель проектов в горнодобывающей отрасли и собственности на месторождения, но они явно не горнопромышленники," сказал Карл Комартан, генеральный директор AIMROC с 2008 до 2011. AIMROC - это локальная операционная компания, созданная Londex Resources S.A.

С ценой на золото в 900 долларов за унцию компания "преследовала все виды объектов и проектов" и разбрасывалась деньгами. Комартан говорит, что он прекратил это и сосредоточился на Човдар, полагая, что там потенциально сосредоточено 1,3 млн унций золота, что в то время оценивалось в более 1 млрд долларов США.

И цена по-прежнему росла, причем по некоторым оценкам она может достичь 3000 долларов за унцию. Имея на кону приблизительно 3 млрд долларов, Алиевы ждали большой отдачи от своих инвестиций.

Комартан рассказывает историю, которую он называет наивность AIMROC. В Гяндже они купили ферму, которая должна была быть использована в качестве разведочной базы. Руководители Londex  Resources выбрали это место, потому что там были подземные пещеры, где они хотели безопасно плавить золото.

"Мы уже разобрались с местом для выплавки золота. Давайте теперь найдем золото. Это стало нашей внутренней шуткой ," - сказал Комартан.

Он покинул компанию в середине 2011 года. Он сказал, что он не полностью поддерживал направление, в котором хотели двигаться владельцы фирмы. Компания решила ускорить разработку проекта в то время, как Комартан хотел завершить полную оценку и инженерно-технические исследования, прежде чем начать копать.

Это могло быть одним из факторов, способствовавших на сегодняшний день неудаче проекта. "С технической точки зрения, возможно, они взяли наикратчайший путь... они хотели получить отдачу от вложенных денег," - сказал Комартан.

После того, как он ушел, компания ввела в эксплуатацию завод и начала производство. Первый золотой слиток был произведен в конце 2012 года. "Результаты не были оптимальными, и они изо всех сил старались получить (финансовые) вложения, которые они ожидали," сказал Комартан.

Тем не менее, по словам работников, компании удалось произвести более 2000 килограммов золота, прежде чем производство было резко остановлено в апреле 2014 года. Офисы закрылись, а рабочие были отправлены в отпуск. Никто не отвечает на звонки.

Наджаф Мамедов, руководитель добычи золота, проработавший в компании с августа 2012 года, сказал: "Добыча золота шла очень хорошо. Наши руководители говорили нам производить, скажем, 150 кг золота в месяц. И мы это делали. Мы видели, как они увозят золото на специальных автомобилях безопасности."

Несмотря на это, рабочие были отправлены в отпуск.

27 июня 2014 г. Арда Аркун, тогдашний генеральный директор AIMROC, разослал работникам электронные письма о том, что они не смогут выплатить зарплаты "из-за отсутствия доступа к финансированию", и он выразил надежду на то, что они получат финансирование в ближайшем будущем, так что "мы сможем перезапустить добычу золота."

"Мы очень активно работаем над привлечением финансирования в компанию, чтобы возобновить работу в ближайшее время. Мы встречаемся с различными заводами по переработке золота, чтобы продавать нашу добычу и иметь возможность начать работу на Човдарской шахте."

Рабочие больше не получили никаких известий от компании.

Комартан сказал, что Алиевы берутся за многое сразу: "Существует определенная наивность или парадокс, что раз они могут быть очень успешными в розничной торговле, финансовой, а также в других областях - транспорт, гостиницы - они предполагают, что только потому, что они сделали состояние в другом секторе, войти в горнодобывающую промышленность будет столь же легко. И это не так уж сложно, но есть некоторые вещи, которые вы должны знать. Мы называем это немые деньги."

Консорциум, в отличие от своих коллег в Азербайджане, не пошел по традиционному пути размещения ценных бумаг на Лондонской (или какой-либо другой) фондовой бирже.

"Подавляющее большинство горнодобывающих компаний зарегистрированы на бирже. Только в случае мелких компаний или в слаборазвитых странах вы могли бы увидеть частные компании. Требуется довольно крупный капитал, чтобы начать горнодобывающий бизнес. То есть, вы должны быть достаточно богатым человеком, чтобы иметь возможность финансировать компанию в частном порядке," - сказал руководитель горнодобывающей компании, который отказался назвать свое имя.

AIMROC не удалось найти в списках крупных фондовых бирж. Компания не публиковала производственные результаты - на самом деле, право компании скрывать информацию о своей бизнес деятельности было закреплено в СРП.

В отличие от других горнодобывающих компаний, которые привлекли средства на разведку месторождений через рынки капитала, Londex Resources S.A. получила огромные кредиты от нескольких банков, в том числе от двух банков в собственности семьи: Xalq Bank и Pasha Bank. Оба банка уже имели вклады от государства, государственных органов и государственных компаний.

К концу 2012 года Londex Resources S.A. позаимствовала 146 миллионов долларов. В отчетах не говорится, что какая-то часть из этих средств была возвращена. В то же время, компания потратила около 230 миллионов долларов на начало работ по добыче ископаемых.

Неизвестно, какое будущее ждет AIMROC. В соответствии с ее последним годовым отчетом: "Процесс в настоящее время приостановлен в ожидании больших средств, тем не менее, компания уверена, что финансирование будет получено и разведка впоследствии будет восстановлена."

Рабочие говорят, что чиновники из Министерства экологии и минеральных ресурсов сообщили им, что с июля 2014 года Londex Resources, S.A. пытаются безуспешно продать свои акции. По словам пресс-секретаря, "Может быть, после продажи все проблемы могут быть исправлены."

Рабочие Ушли На Мели

Сегодня шахта, которая должна была принести надежду и рабочие места в село, опустела. Журналисты OCCRP недавно посетили село в крутых горах, окружающих деревню. Последние несколько километров - это сплошная грязевая дорога. После ветхой грузовой железнодорожной станции нет ни одного здания вдоль последних пяти километров до входа в шахту.

С расстояния недавно построенный корпус для рабочих можно увидеть на холме у входа в шахту. У входа в шахту единственный охранник признал, что шахта не работает "в течение нескольких лет."

Как только репортер взял мобильный телефон из кармана, охранник предупредил его и водителя немедленно покинуть район. Не увидя ничего движущегося в поле зрения, репортер ушел.

Однако бедность очевидна. Жизнь по-прежнему трудна в Човдар, где жили многие из 300 работников шахты. Тяжелые времена можно увидеть в старых домах, разбитых окнах и дверях, и людях, укутавшихся в старую одежду, чтобы защитить себя от холода.

Люди, не сумевшие получить работу в другом месте, пережили личные трагедии.

Яхья Вердиев был шахтером. "Я взял кредиты в банке. После того, как нам не выплатили нашу зарплату, я не мог оплатить кредит. Банк подал на меня в суд, и я был приговорен к двум дням тюрьмы. Я не понимаю, как если я не могу оплатить кредит, они могут арестовать меня. Но компания ничего не выплачивает 300 рабочим, и они даже не могут найти работодателя."

Рабочие также рассказали историю о коллеге, который потерял свою квартиру и теперь должен снимать жилье в аренду.

Другой рабочий Парвиз Исаев сказал: "Мы все подвергли риску свою свою жизнь. Цианид и другие химические вещества очень вредны для организма. Но нам нужно было работать. Мы - жители Азербайджанской Республики. Но нашему государству все равно о наших проблемах. Мы не знаем, куда пойти. Кто может нам помочь. Даже суды... Мы не знаем, что делать."

Последняя капля надежды

Барнаби Пейс, участник кампании Global Witness, сказал: "Очевидные проблемы коррупции, поднятые здесь, говорят о необходимости понимать, кто действительно владеет и управляет компаниями, особенно в добыче природных ресурсов, где прозрачность особенно важна."

Global Witness призывает, чтобы страны с льготным налоговым режимом положили конец злоупотреблениям компаниями с анонимными владениями путем создания государственных реестров о том, кто действительно владеет и управляет компаниями.

"Тайно принадлежащие компании - это способ бегства для террористов, диктаторов, преступников, занимающихся отмыванием денег и уклоняющихся от уплаты налогов во всем мире. Очевидно, пришло время, чтобы начать требовать публиковать информацию о том, кто действительно владеет и управляет этими компаниями. Это сделало бы жизнь преступников намного сложнее," - сказал он.

Но будет уже слишком поздно, чтобы помочь шахтерам Азербайджана.

В конце января 2016 года и затем снова в марте десятки шахтеров с золотых месторождений совершили марш по всей столице к Министерству труда и социальной защиты населения, Министерству экологии и природных ресурсов, а также зданию администрации президента до парламента.

"Все, что мы хотим, - это наши невыплаченные зарплаты," - сказал геолог Асгерли, которому не платили в течение почти двух лет. "Но нет никого, кто мог бы нам помочь."

"Они все говорят, что это не их ответственность," - сказал Мехман Исмаилов, другой протестующий рабочий.

Зохраб Исмаил, исследователь Мичиганского университета с опытом в использовании нефтяных доходов, государственных инвестиций и государственной политики, сказал: "Сейчас мы можем видеть результаты конфликта интересов. Чиновники молчат. Рабочие несколько раз протестовали без каких-либо результатов. Потому что все знают, что они не могут ничего сделать против этой компании. Им не платили, а правительство по-прежнему молчит. Они нарушили условия соглашения, и правительство по-прежнему молчит ... потому что "должностные лица" не имеют каких-либо полномочий делать что-либо против этих "международной" компаний."

Чиновники посоветовали работникам обратиться в суд. Это их последняя надежда. Большинство работников заявили, что они не верят, что суд поможет им. Но двое решили довериться системе.

Асгерли первым, кто подал иск против компании Алиевых Londex  Resources S.A. Алиевых в феврале, требуя свою неоплаченную зарплату. Ясамальский районный суд, где у компании был офис, направил его в Хатаинский районный суд, так как именно там официально зарегистрирована компания Londex.

Хатаинский районный суд заслушает его дело в среду (6 апреля). Он сказал, что он читал, что эти компании принадлежат первой семьи, но он не видел нигде их имена.

"Для меня все будет предельно ясно после моего судебного дела против Londex  Resources S.A. Я увижу, насколько они справедливы во время судебного процесса. Посмотрим."

Дополнительная отчетность Ирэн Велска, Лейла Саркевич и Стелла Роке. Радио Свободная Европа / Радио Свобода внесло вклад в этот доклад. 

Статья первоначально была опубликована на сайте OCCRP

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Pазделы:  
Короткие линки:   http://mtv.re/acqh1k

Самое читаемое