С надеждой на чудо (рождественская статья)

Фото: shutterstockJoaquin Corbalan P

Зардушт Ализаде

Ваш покорный слуга является материалистом по убеждению и идеалистом в душе. Столь вовсе не редкое сочетание заставляет меня верить в чудо. Чудом в этом несовершенном мире является торжество добра над злом, труда над праздностью, таланта над бездарностью, верности над вероломством.

Вера в чудо облегчает человеку его существование, помогает мириться со «свинцовыми мерзостями жизни».

В 1958 году мне было 12 лет. Я живо интересовался мировыми событиями. В меру своего ума я уже знал, что все зло на свете исходит от мирового империализма во главе с США, но что моя страна сильнее всех, потому что у нас самая сильная армия. Про славное союзничество c американцами и британцами во время Второй мировой войны прочно забыли.  К тому времени Советский Союз уже бодался с американцами на всех континентах и океанах, а советские газеты и журналы постоянно рисовали карикатуры на толстопузых американцев в полосатых брюках. Советский лидер Никита Сергеевич Хрущев, который позже был признан советской исторической наукой самодуром и «чудовищно невежественным человеком», правил страной и время от времени обещал США показать им «Кузькину мать», чем постоянно ставил советских и американских переводчиков в затруднительное положение.

Зардушт Ализаде

В это время в СССР было принято решение провести международный конкурс исполнителей академической музыки имени Петра Ильича Чайковского. В жюри конкурса вошли всемирно известные советские музыканты, достаточно назвать имена двух корифеев: Гилельс и Рихтер.

Для участия в конкурсе приехал 23-х летний американский пианист Ван Клиберн (английское произношение его имени Вэн Клайбёрн, но сам артист настаивал на кондово русском произношении своего имени).

Родился в Луизиане, вырос в Техасе, городе Форт-Уэст. С трех лет малышу игру на фортепиано преподавала мама, ученица американского музыканта российского происхождения. Второй учительницей Вана стала Розина Левина, тоже родом из Российской империи. В середине 50-х годов Ван Клиберн стал лауреатом конкурса Левентритта, благодаря чему его взяли в состав оркестра Нью-Йоркской филармонии, и он начал ездить в гастрольные поездки по США. Один из большого оркестра, пока безвестный.

Весть о первом Московском международном конкурсе имени Петра Ильича Чайковского дошла до США. Розина Левина верила в талант своего ученика, и пустила в дело все свои связи. Ван получил стипендию и полетел в СССР.

В Москве шефство над ним взяла сотрудница Министерства культуры. Ему показали фасадную часть Москвы. Город Вану понравился.

Состав конкурсантов был невероятно сильным. Мощный советский отряд плюс со всего мира таланты. Филигранной техникой владели все. Годы упорного труда, тысячи и тысячи часов постоянной игры.

Важно было умение проникнуться духом исполняемой музыки.

С первого же исполнения Ван Клиберн очаровал всех высочайшим уровнем своего профессионализма и пониманием духа русской музыки. Американец играл русских композиторов как истинный русский музыкант. Жюри и публика были покорены талантом, истинным, безусловным, искрящимся талантом.

Безоговорочное первое место!

Золотую медаль Вану Клиберну вручал сам Дмитрий Шостакович.

Потом был концерт в зале Московской консерватории. Солист – Ван Клиберн. Оркестром дирижировал Кирилл Кондрашин. Ролик записи этого концерта выставлен на Ютуб.

Качество видео и звукозаписи несколько архаично, но ролик передает дух времени точно. На сцену выходит высокий, стройный, элегантный, с копной волнистых волос красивый американец. Зал тепло приветствует победителя конкурса.  Ван садится за рояль, аккуратно берет ноты с пюпитра и кладет их на пол, слева от себя. Смотрит в зал с виноватой улыбкой.

Начинается праздник музыки. Ван исполняет Концерт №1 си-бемоль минор Чайковского. Играет наизусть, чаще смотрит куда-то ввысь, его руки с длинными пальцами порхают над клавишами. Дирижер внимательно следит за солистом, Академический симфонический оркестр Московской филармонии чутко сопровождает исполнение Вана Клиберна. Последний аккорд. Зал взрывается аплодисментами, ему преподносят огромные охапки цветов.

Исполнение второго номера программы. Концерт №3 ре минор Рахманинова. Аплодисменты и цветы.  Ван раскрепощен, он обнимает и целует Кирилла Кондрашина, он прекрасно понимает, как дирижер чутко подчинял ему мощный оркестр. Затем Прелюдия Рахманинова, овации и цветы. Затем Посвящение Роберта Шумана, восторгам нет конца, публика аплодирует без конца. Пора завершать концерт, но публика не отпускает. Ван садится за рояль и исполняет «Подмосковные вечера». Трогательное прощание.

 Клиберн достает из кармана листок бумаги и на русском произносит короткую речь со словами благодарности и любви к русской публике и Москве.

Потом с ним встречается советское руководство. Хрущев обнимает Вана, его голова едва достигает плеч высокого американского пианиста.

Весть о неожиданной победе американского пианиста в Москве на первом конкурсе имени Чайковского становится новостью №1 в мировой новостной повестке.

В Нью-Йорке его встречают как национального героя, везут на открытом кабриолете по улицам города, где его приветствуют толпы горожан. После Вана Клиберна американцы так восторженно встречали только легендарных «Битлз». Так же восторженно его встречают в родном Техасе. Звукозаписывающая студия «RCA Viktor» выпускает пластинку с его исполнением Чайковского, за несколько недель она становится платиновой и завоевывает «Гремми».  

Ван Клиберн становится мировой знаменитостью, звездой первой величины. Гастроли по США, выступление перед мировыми политическими лидерами. В 1962 году его родной город Форт-Уэст учреждает международный конкурс пианистов имени Вана Клиберна, победа в котором открывает молодым исполнителям дорогу к мировой славе.

Ван Клиберн много раз приезжал на гастроли в СССР, давал молодым мастер-классы, выделил в конце 80-х годов солидную сумму для поддержки молодых советских пианистов, в 2011 году возглавил жюри конкурса имени Чайковского.

Жизнь прожил холостяком, в 2013-м году скончался от саркомы.

Когда я впервые услышал исполнение Вана Клиберна, то испытал неведомое волнение. Я не знаток и не поклонник классической музыки, среда, в которой я вырос, была чужда ей. Но у меня есть врожденная чуткость к истинному таланту и красоте.

Я не знаток балета, но, впервые увидев танец Галины Улановой, я был потрясен и очарован. Я смотрел многих великих балерин, но восторгаюсь только Улановой.

У меня слезы наворачиваются на глаза, когда слышу исполнение Димаша Кудайбергена.

Я точно так же волнуюсь, когда вижу и слышу любое талантливое исполнение любого произведения.

Увы, это происходит очень и очень редко.

Талант Вана Клиберна покорил мир, внушил людям мысль о родстве народов и культур. Этот талант победил недоверие и враждебность, посеял в душах семена доброты и любви.

И у меня есть надежда, что когда-то появится некий безусловный талант, который сумеет покорить и соединить сердца армян и азербайджанцев, которые сейчас полны недоверия и страха.  Надежд на классическую музыку не имею, знаю, что многоразовые чистки и отбраковка лучших в наших странах превратили молоко в обрат, шансы на вызревание истинного таланта в этой сфере невелики. Но вот в народной музыке, на мой взгляд, моя надежда может оправдаться.  Эта надежда мизерная, совсем малюсенькая. Но чем черт не шутит, вернее, беспредельна милость Аллаха, может быть, кто-то из армян когда-нибудь приедет на конкурс мугама в Баку, и сумеет завоевать любовь и признание истинных ценителей мугама. Ведь есть, и это все знают, не только азербайджанский мугам, но и армянский есть. Он несколько иной, но в основе своей очень близок к нашему и персидскому. Столетиями вместе в одном котле варились, вместе пели и жили.

Вот такая наивная вера в силу искусства, в силу таланта меня питает, особенно после знакомства с историей прекрасного артиста и чудесного человека, Вана Клиберна. Пусть пухом будет ему земля. Его нет, но звучит великая музыка в его прекрасном исполнении.

Послушайте, посмотрите, не пожалеете.

Статья отражает точку зрения автора, которая может не совпадать с редакционной Мейдан ТВ. 

ГлавнаяМнениеС надеждой на чудо (рождественская статья)