Решо

Письмо посвящено Рашадяту Ахундову, члену гражданского движения NİDA


От редакции: Заур Гурбанлы написал это письмо, будучи в заключении.

Если уже захотелось, надо писать. Иначе, за месяц до выхода, я бы не стал писать. Написал бы в день рождение Араза. В 2011-ом году у нас была одна группа под названием «Партизан». Потом к группе присоединился Тургут, Рашадат, Узеир. В то время я был новичком в общественном секторе. Немного знал Узеира, но Рашадата и Тургута вообще ни разу не видел. Не буду, вдаваться в подробности. В нашей группе «Партизан» настал момент выбора. и я выбрал этих троих. (Уже после родилась “Nida”)

Хорошо, что я поступил именно так. Это был самый правильный выбор моей жизни. Эти люди стали мне родными. Но буду с вами искренним, Рашадят стал мне на рубашку ближе остальных. Думаю, каждый, кто хоть раз общался с Рашадятом, думает также. Кроме кадров митинга “Fuck oil” о Рашадяте не было никакой информации. После я узнал его ближе и полюбил. На самом деле полюбил. Один раз Исми сказал мне, Я люблю ВАС (всех кто был заключен), он сказал это настолько естественно, что эта любовь стала для меня чем-то новым, отличающимся от любви к родине, матери, женщине. Я не знаю, что это за любовь, может друга или соратника. Знаю лишь одно, что люблю Рашадята этой любовью.

Вы  знаете, что у Рашадята нет особых авторитарных, организаторских способностей. Но, не смотря на это все кто его окружают, чувствуют, что у него есть влияние и особая уважение со стороны всех вокруг. Однажды на заседании “Nida” я набрал примерно столько же голосов, как и Рашадят и это очень подняло мой авторитет. «Как Рашадят» он наш эталон честности, искренности, мужества, дружбы. Один раз между мной и Nida возникло не большое недоразумение. Я пошёл к Рашадяту, чтобы объяснится. Я не смогу описать вам того человека кем он стал для меня после этого разговора но я твердо понял и осознал, я должен умереть на пути по которому идет Рашадят. В начале заключения мы очень долго не  виделись. Один раз во время заключения я увидел его рядом с адвокатом в соседней комнате. Уже  месяцы как мы не виделись. До того, как подошли надзиратели, мы смогли, увидится выкрав минутку. Почему-то, мне показалось, что в этот момент я обнимаюсь с фотографией “Fuck oil”. Рашадят никогда не был фотогеничным, так как он был всегда очень естественным и близким к людям. Посмотрите внимательно на фото “fuck oil”, то впечатление, которое вы получите от фотографии, и есть Рашадят.

В последних судебных процессах привели свидетеля, который должен был на нас клеветать. Наверное, вы все помните этого бедного забитого человека в одежде уборщика. Типичного представителя бедного народа. Все мы были потрясены. Я посмотрел в глаза Рашадята, его глаза налились слезами. И было выражения – «Что же вы делаете с этим народом?!». Конечно, под брифом политический заключенный наши тюрьмы переполнены светлыми представителями народа. В этот момент я подумал: «как можно лишить свободы такого человека» как Рашадят, это тот свет, заключить которого это жестокость хуже, чем в сталинском режиме.

Человек иногда ставит под сомнения даже самые высокие свои ценности. В самых моих сильных сомнениях он всегда был светом, который меня направлял. Я уверен, что иду с Рашадятом по одной дороге. Я всегда ему говорил, даже если мы будем в тоталитарном режиме похуже СССР, если я буду искать соратника, чтобы выйти на борьбу, Рашадят всегда будет рядом. Только потому, что в 1968-ом году для поддержки в Праге на Золотой Площади. Из семи 7 человек. Должен показать, что этот народ еще не вымер. Поздравляю тебя за месяц вперед, мой предводитель. Если бы мы поделили твою храбрость между 9 миллионам людей, наша страна  была бы самой свободной страной мира. Я люблю тебя, Решо.

Твой брат Заур Гурбанлы.


Тюрма, Кюрдеханы

ГлавнаяМнениеРешо