Пациент скорее жив

Иллюстрация Мейдан ТВ

Зардушт Ализаде

Кажется, обстоятельства для Южного Кавказа складываются благоприятно. Армяно-азербайджанский конфликт из-за Карабаха постепенно эволюционирует в сторону окончательного урегулирования.

Хотя обе стороны конфликта не всегда демонстрируют полную адекватность, заметны остаточные явления недоверия, враждебности, иногда рефлекторно прорываются старые параноидальные представления о действительности типа «Запад заставит Турцию отдать Армении всю свою восточную часть, а Азербайджан вернуть нам Нахчыван и Карабах», но эти вспышки старой болезни постепенно слабеют и редеют. А публичные мечтания отдельных азербайджанских особей о строительстве «Большого Азербайджана» с включением в ее пределы черт его знает каких еще территорий сопредельных стран оказываются для общественно-политической мысли не интереснее, чем прогноз погоды Гидрометцентра СССР на последний день 1975 года.

Армяне, претендующие на то, чтобы их считали специалистами в области политики, то есть политологами, осмеливаются публично произносить мысли, за которые лет десять тому назад армянские патриоты не только безнаказанно, но и под аплодисменты толпы били Георгия Ваняна. Покойный Георгий Ванян не увидел, как его идеи мира и примирения торжествуют среди его зомбированных хулителей. Большинство политологов признает неизбежность примирения с Азербайджаном, налаживания добрососедских отношений, торгово-экономических и гуманитарных связей. Прошу заметить, что они при этом перестали утверждать, что «не только весь Карабах, но и левобережье Куры являются исконно армянскими территориями». Так что прогресс заметен даже без лупы. Армения медленно, но неотвратимо возвращается в мир реальности.

Зардушт Ализаде

Уже назначены армянские представители для работы в комиссии по делимитации и демаркации. И, о чудо, их не объявили национальными предателями, что зело хорошо. Правда, комиссия пока работает не шибко резво, но первое заседание провела. Слава Аллаху и Аствацу.

Армения из последних сил сопротивляется дать окончательный ответ на определение окончательного маршрута железной дороги и шоссе через Сюник. Ее уговаривает и Россия, и США, и даже Франция через Шарля Мишеля, но «да» пока не прозвучала.  Сидеть в привычном режиме полу-блокады, дышать одной ноздрей, видимо, сердцу милее.

Явственно прорисовываются огромные возможности развития транзита, нехилые доходы, рост авторитета и значения Армении, раскрытие радужных перспектив вхождения страны в систему международного разделения труда… Но нет, Армения, стиснув зубы, терпит внешнее давление и не произносит ожидаемое «да».

Конечно же, дорога через Сюник выгодна Азербайджану. Но она чрезвычайно выгодна и Армении. Отказ Армении от положительного решения по Сюникской дороге напоминает библейскую притчу о человеке, который соглашается потерять один глаз при условии, что сосед потеряет два.

Азербайджан, на всякий случай, договорился с Ираном о прокладке железной дороги вдоль правого берега Аракса, параллельно предлагаемому маршруту через Сюник. Это уже даже не намек, а открытая и наглядная демонстрация намерения не терпеть капризы незрелого партнера.

Армении не привыкать к потерям реальным и несомненным. Так она в конце 1990-х и начале 2000-х проворонила возможность прокладки больших нефтяных и газовых труб из Азербайджана в Турцию через Армению. Из-за этого Армения потеряла десятки миллиардов долларов. Вместо нее свою территорию под проекты предоставила Грузия и, соответственно, эти средства вполне законно и заслуженно заработала она.

Видимо, Армения так же готова гордо отказаться от шанса стать важным участником больших региональных транзитных проектов. В этом случае, видимо, работает логика «куплю билет, и, назло кондуктору, пойду пешком».

Армения все так же отказывалась вывести вооруженные силы из территории Азербайджана, конкретно из той части Карабаха, где дислоцируются российские миротворцы. Почему Россия держит там армянские вооруженные силы, коню ясно. Россия не желает, чтобы карабахский конфликт завершился, чтобы Азербайджан и Армения помирились, не желает потерять свой контроль над Южным Кавказом. Но почему Армения цепляется за сохранения своего военного контингента в Карабахе, не понятно. В действительности этот военный контингент не способен выполнять функцию защитника Карабаха и живущего там армянского населения, потому что в Карабахе расположена половина азербайджанской армии. Даже с учетом потенциала миротворцев (задайтесь вопросом, а они, после опыта позиции РФ в 44-х дневной войне, будут ввязываться в боевые действия?) эта воинская часть не сможет вести успешные боевые действия с противником, превосходящим ее как минимум в 25 раз. А ведь после военного разгрома этого отряда мирное армянское население просто побежит из Карабаха, и его никто не сможет остановить.

Видимо, именно эта перспектива неизбежного военного разгрома армянской военной части и последующего исхода мирного армянского населения из Карабаха сподвигло и США в лице директора ЦРУ, и Россию в лице директора СВР, приехать в Ереван и объяснить руководству Армении, что единственным вариантом сохранения мирного армянского населения в Карабахе является мирный выход армянских военных из территории Азербайджана. Только в этом случае бескорыстные радетели бесконечного мирного процесса сохранят за собой те рычаги, при помощи которых они манипулируют государствами Южного Кавказа.

Кажется, учет интересов дальних государств и патронов оказался делом более важным, чем явно видные национальные интересы, и Армения согласилась учитывать реальность и международное право. Секретарь Совбеза Армении Армен Григорян сообщил, что Армения выведет свой военный контингент в сентябре 2022 года.

Армения, как ей кажется, искусно избегает перевода разговоров о мирном договоре с Азербайджаном в плоскость практической разработки документа. Ей так кажется, а со стороны видно, что она довольно топорно отказывается от возможности выгодно и почетно завершить застарелый конфликт. При этом Армения начала нести серьезные репутационные потери, потому что даже самые профессиональные защитники нескончаемого «армянского дела» видят, что эта странная армянская позиция никак не увязывается даже с минимальными требованиями международного права. Весь мир заинтересован в мирном разрешении конфликтов, даже после завершения кровавой фазы всегда необходимо согласие двух сторон для юридического завершения его, и упорный отказ Армении начать работать над мирным договором не вписывается в общечеловеческую логику.

Тем не менее, мы должны радостно провозгласить, что «пациент скорее жив, чем мертв». Все познается в сравнении. Ведь я, как ветеран армяно-азербайджанского мирного процесса на уровне народной дипломатии, хорошо помню, как в начале 2000-х годов на наше смиренное предложение согласиться на совместное заявление о полезности для двух народов Аландской  модели, нынешние политологи заносчиво сообщали мне, несмышленому азербайджанскому провинциалу, что «армянский народ после славной военной победы в карабахской войне никогда не согласится разменять уже достигнутую независимость Карабаха на даже самый высокий статус автономии в составе Азербайджана».

Все наши утверждения об иллюзорности этой победы армянскими политологами презрительно отвергались. То есть шансы на мир среди армянских политологов тогда были «скорее мертвы, чем живы».

Сейчас же несокрушимая сила реальности вдохнула в полумертвое тело армянского представления о внешнем мире некую жизненную силу, и оно, слегка передвинувшись из мира Вудро Вильсона поближе к современному Южному Кавказу, сейчас стало «скорее живым, чем мертвым».

С чем всех нас и поздравляю.

Статья отражает точку зрения автора, которая может не совпадать с редакционной Мейдан ТВ. 

ГлавнаяОбществоПациент скорее жив