Рухсара Джумаева

Источник: Личный архив

Başlıq: Рухсара Джумаева

Невидимые раны

Иногда выжившим в войне людям бывает легче восстановиться от физических ран, чем пройти психологическую реабилитацию. Азербайджан уже несколько десятков лет живет в состоянии постоянно обостряемого конфликта. В новых военных вспышках продолжают гибнуть и калечиться люди. И если необходимость лечения физической травмы очевидна для всех, то психологическую чаще всего просто не замечают. Как правило, даже сам пострадавший не отдает себе отчета в том, что с ним происходит.

"Война меняет людей"

Полученная на войне психологическая травма со временем может перерасти в посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), справиться с которым самостоятельно невозможно.

Несмотря на затяжной конфликт в Карабахе, который длится уже 30 лет, в Азербайджане все еще никто не говорит о посттравматическом расстройстве. Ни государство, ни сами пострадавшие от войны люди не уделяют должного внимания психологическим последствиям вооруженных конфликтов, которые с годами никуда не уходят и которые надо решать.

Привыкли к выстрелам

Со дня начала войны между Азербайджаном и Арменией за Карабах прошло около 30 лет. В 1994 году стороны договорились о перемирии. Но нарушения режима прекращения огня происходят почти ежедневно и с обеих сторон продолжают гибнуть люди — и военные, и гражданские.

По официальным данным Азербайджана, статус вынужденных переселенцев из Карабаха сегодня имеет приблизительно 1 миллион человек. Это люди, которые не воевали, но на войне «потеряли все, кроме жизни», - так сказал в интервью Мейдан-ТВ один из переселенцев из Лачинского района Карабаха Салим Салимов.

Салим Салимов, беженец из Лачинского района

Салим Салимов, беженец из Лачинского района

Источник: Мейдан ТВ

Сегодня Салиму Салимову 65 лет. Когда война только начиналась, никто не думал, что она затянется так надолго. Но постепенно местные жители привыкли и к выстрелам, и к пугающим новостям из соседних районов.

13 мая 1992 года пришел черед семьи Салимовых покидать родной дом. Бежали в чем были, ничего не взяв с собой.

“Уходить по дороге тоже было опасно, поэтому постоянно приходилось прятаться. Непонятно было, выберемся живыми или нет”, - вспоминает Салимов.

Рухсара Джумаева работала добровольцем в военном госпитале.

Однажды после тяжелой операции (ампутировали руку молодому солдату) Рухсара не выдержала и поехала на войну. Хотела помогать раненым прямо на поле боя. На фронте Рухсару прозвали Туту и так называют ее до сих пор.

Туту вспоминает, что ее оружием на войне был не автомат, а медицинская сумка весом в 40 кило.

“В одной из битв у нас было 96 раненых, погибли десятки людей, а наш танкист Балоглан пропал без вести. До сих пор о нем ничего неизвестно, - делится воспоминаниями Туту. - А на горе Муров наши ребята остались под снежными завалами. Мы вытащили из-под завалов наших раненых, но не всех. И сейчас каждый раз, когда идет снег, я вспоминаю оставшихся под снегом ребят».

Дорога на фронт

Уроженец Карабаха, Журналист Рей Керимоглу вернулся с войны с инвалидностью второй группы.

В 1992 году при выполнении разведывательных заданий два раза попал на мину, через год после второго ранения его уволили в запас.

После оккупации родного Агдамского района, 23 июля 1993 года Рей Керимоглу был вынужден обосноваться в Баку.

Рей Керимоглу, журналист, ветеран Карабахской войны

Рей Керимоглу, журналист, ветеран Карабахской войны

Источник: Мейдан ТВ

Советский Союз распался, Азербайджан только что завоевал свою независимость, было много проблем — безработица, дефицит продуктов. Но тяжелее всего оказалось справиться с психологической травмой.

«После войны было очень тяжело. Ведь мы прошли такие битвы, сколько людей погибло на наших глазах, сколько людей было покалечено. Это — большая травма для нас», — рассказывает Рей.

По словам Рея, ситуацию усугубляло общее равнодушее окружающих.

«Смотришь вокруг, видишь абсолютно равнодушных людей. Они ничего не знают о ребятах, которые умирали у нас на руках, потеряли руки и ноги. Смириться с этим еще тяжелее. Это еще одна травма для нас», - говорит Рей.

Никто не предупредил

Симптомы посттравматического расстройства у разных людей похожи.

«Человек начинает себя вести так, как раньше не вел: например, раньше был душой компании, а теперь его не узнать; себя запустил, выпивает, на работу не может устроиться. Вот его как раз надо вести в терапию», - объясняет Ольга Запорожец, лицензированный психологический консультант в Штате Вирджиния (США), доцент кафедры психологического консультирования Regent University. Журналисты Мейдан-ТВ обратились к ней после того, как им не удалось найти ни одного психолога, работающего с ПТСР в Азербайджане.

Все трое героев репортажа говорят, что после войны никто не проводил с ними психологической работы. И поэтому все они жалуются на свою сложную адаптацию к послевоенной жизни.

«Мы так и не смогли адаптироваться, ни женщины, ни мужчины, и поэтому нам сложно общаться и с детьми, и с соседями, и в обществе. Мы не встречались и не общались с психологами. Нам ничего не объясняли», - рассказывает Туту.

Рухсара Джумаева

Рухсара Джумаева

Источник: Мейдан ТВ

Хотя она говорит, что прекрасно понимает, как необходима была им помощь специалиста, квалифицированного психолога. Считает, что если бы в свое время людям, пришедшим с войны, хотя бы рассказали о ПТСР, у них было бы намного больше шансов найти себя в мирной жизни.

“Нам легче было бы адаптироваться и в семье, и в обществе,” - говорит Туту.

“Война отобрала у меня многое. Например, я не смог обзавестись семьей, о которой мечтал, так и не смог получить удовольствие от жизни, несмотря на то, что мне было всего 24 года, когда я вернулся с войны”, - говорит Рей.

Вернувшись с войны Рей стал работать пресс-секретарем Организации «Ветераны карабахской войны”, поэтому он знает наверняка, что в Азербайджане не было государственных попыток психологической реабилитации военнослужащих:

«Если и было, то только на бумаге. И поэтому было тяжело справляться с этим самостоятельно. И сегодня многие из ребят по-прежнему живут с травмой».

Справиться в одиночку невозможно

Психологи объясняют, что лечение ПТСР — процесс нелегкий, и к нему нужно подходить индивидуально.

«Каждый человек индивидуален. Нельзя же сказать, что каждый, кто войдет к вам в комнату, будет вам автоматически доверять, и каждого вы сможете понять. Мы считаем, что очень важно установить контакт. Важно понимать ценности человека, как он мыслит, какие еще у него могут быть проблемы с адаптацией после войны, с общением с близкими, семейные проблемы», - объясняет Ольга Запорожец. Но главное, что справиться с ПТСР самому, симптомы которого со временем, как правило, еще больше усугубляются, практически невозможно.

Салим Салимов говорит, что даже не слышал, что все эти симптомы, которые превращаются для людей с ПТСР в повседневность — бессонница, ночные кошмары, внезапные вспышки агрессии, потеря смысла жизни — можно вылечить. И поэтому он так и не смог разобраться в причинах своих «кошмаров». Живет с постоянным ощущением того, что жизнь давно закончилась.

«Война забрала у нас все, кроме жизни. Но лучше бы забрала и ее», - говорит он.

«Никогда человек не станет таким, как прежде, потому что война меняет людей, но симптоматику эту всю можно убрать», - объясняет Ольга Запорожец.

Психолога, специализирующегося на лечении ПТСР в Азербайджане найти не удалось. Не ведется в стране и статистики о том, сколько людей могут страдать этим расстройством. Но международные данные свидетельствуют, симптомы ПТСР имеют до 10 процентов людей в мире.

При поддержке "Медиасети"

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Bölmələr:  
Короткие линки:   http://mtv.re/yuql5g

Самое читаемое