Неисправимые

Есть же существа на свете, которые не способны думать, понимать, анализировать и принимать рациональные решения

В восточных обществах самым тупым существом считают барана. Принято считать, что баран вообще ничего не соображает и управляется лишь инстинктами.

Осел занимает непочетное второе место в табели о рангах тупейших и более тупых. Если по-восточному мыслящий человек хочет укорить кого-то в тупости, то он напоминает тому, что «даже осел второй раз в трясину не полезет». То есть, даже осел может соображать про причинно-следственные связи.

Человек, как самодовольно отмечает общественное мнение и даже наука, сидит на вершине пирамиды мыслящих существ.  Мыслящий «хомо сапиенс» - соображающий, ясно видящий причинно-следственные связи. 

Но не все.  История наглядно показывает, что  все люди, и даже умные люди иногда, лишаются способности видеть, понимать, анализировать, предугадывать и т.д.

 То есть начинают походить на ослов и даже, простите за сравнение, баранов. 

 Слезают с вершины пирамиды, и упорно спускаются до уровня сами знаете кого. Во время спуска, ради того, чтобы спуститься, проявляют невиданные способности,  в том числе мыслительные.

Новый лидер Армении, премьер-министр Никол  Пашинян на первом же заседании своего кабинета распорядился, чтобы таможня оформляла все заявки на провоз импортируемых грузов в страну в течение 1(одного) часа и только на основе документа под названием «инвойс».  Чиновник таможни, который задержал оформление заявки на импорт товара больше одного часа, подлежит немедленному увольнению. 

А «инвойс», если кто не знает, это такая бумажка, которую вам дают при покупке товара. Обычный покупатель это называет «кассовым чеком», а импортер и таможня - «инвойсом». Так вот, в Армении Сержа Саргсяна (а до него Роберта Кочаряна и Левона Тер-Петросяна) таможня плевать хотела на представляемый импортером «инвойс», и нагло заявляла ему, что у таможни есть свой  прейскурант цен на все существующие в мире товары, и пошлины она будет взимать согласно этому прейскуранту.

Спорить было бесполезно, ответ  таможни  был стандартным: «обращайтесь в суд». А в суде сидел продажный, подлый и ничтожный субъект, выполняющий указания вышесидящих  подлецов. Те же приказывали: «иск импортера отклонить». 

А товар лежит на складе таможни, идет накрутка платежей складу «за хранение товара». Если суд идет долго, а он в таких случаях идет очень и очень долго, то импортер платил за хранение товара столько, что выгоднее было отказаться от него.

А почему все президенты Армении практиковали эту самую схему со «своим прейскурантом цен на все товары мира»? А очень просто. Эта схема позволяла сохранять систему монополии на импорт, что приносило властным персонам миллиарды.

Представьте себе, что вы привезли в таможенный терминал сто тонн сахара и представили «инвойс», подтверждающий, что вы заплатили за каждую тонну этого самого сахара двести долларов. И платить за него вы должны, предположим, пять процентов пошлины, то есть десять долларов за тонну. За сто тонн сахара – 1(одну) тысячу долларов. 

Это в теории. А на армянской (и азербайджанской!) практике доблестный таможенный служащий вытаскивает свой прейскурант цен и заявляет, что нигде в мире нет сахара за двести долларов за тонну, сахар у них в прейскуранте значится как товар, который стоит минимум тысячу долларов за тонну, и в таком случае наш импортер обязан внести в кассу государства не тысячу долларов, а пять тысяч!

Визг, писк импортера, что он эти пять тысяч не выручит за этот сахар, что это несправедливо, незаконно и т.д., никого не волнует. Пока он бегает от одного окна к другому, из одного кабинета в другой,  и все больше осознает, что он – банкрот, что не будет детишкам не то,  что на молочишко,  не будет и на хлебушек, к нему подходит один очень совестливый человек и предлагает   решить все его проблемы, если он продаст этот самый сахар ему за ту цену, которую он заплатил по «инвойсу». Впавший в отчаяние, больно стукнувшийся головой о железобетонную стену армянской независимой государственности импортер прощается с надеждой на прибыль и уступает товар, кляня свою судьбу и весь мир, но, прежде всего и на всякий случай, но и по привычке,  турков и азиков.

Так работала до прихода Никола Пашиняна схема армянского монополизма, обеспечивая лидеров нищей страны миллиардами долларов. После приказа нового премьера цены на сахар во всех магазинах резко упали. 

Заметьте, он не установил на сахар государственную цену. Он  сделал то, что входило в его служебные обязанности.  Он просто приказал убрать нерыночную, чиновничью  регуляцию цены на сахар. 

Потребителю сразу стало хорошо. А кому стало плохо?  Плохо стало Самвелу Алексаняну, монополисту импорта сахара в Армению. И не только сахара, но и сливочного и растительного масла, владельцу холдинга компаний «Алекс групп». 

Кто такой этот светило армянского бизнеса? Ему 49 лет, его кличка – «Лфик Само». Лфик по армянски «лифчик». 21 апреля этого года некие нехорошие люди сняли на телефон, как Лфик Само вместе с личной охраной избивает демонстранта, сторонника Пашиняна. Но уже 1 мая Лифчик сказал, что он «вместе с народом», то есть поддержит кандидатуру Пашиняна.

В бизнес пришел из начальника цеха, занялся торговлей, стал депутатом и членом Республиканской партии.  Принадлежность к правящему клану позволило ему установить монополию на импорт сахара и взвинтить цены. 

Решение Пашиняна по слому таможенного механизма установки  монополии на ввоз сахара не обескуражило  талантливого Лфика. Он решил ввезти в страну из Бразилии 40 тысяч тонн тростникового сырца для переработки его в сахар на своем сахарном заводе в Ахуряне. Таким образом, он сохранит свою монополию и по цене будет в выигрыше по сравнению с другими импортерами, у которых нет своих сахарных заводов. Но сахар все равно будет дешевле, чем во времена Сержа Саргсяна.

Потребитель всегда в выигрыше, когда есть конкуренция, которая неизбежно ведет к разумному снижению цен. Вспомните, как упали цены на такси в Баку. В этой сфере пока нет монополии, появилось множество компаний и частников, и конкуренция вынудила такси снизить цены. От Баилово до аэропорта теперь такси возит за 7-8 манатов.  Раньше брали 20. Польза конкуренции видна невооруженным глазом. 

Возможно ли обуздание монополизма, сосущего кровь народа, в Азербайджане без революции, положим, крокуса или гвоздик?

 В теории для повторения армянского (или грузинского) опыта нет никаких проблем, если монополия принадлежит постороннему или чужому для Семьи человеку.  Если человек «берет не по чину», то есть потеря им своих сверхдоходов не ранит нежную душу наших небожителей, то приказать таможне не терроризировать рядовых граждан страны не является смертельным номером под куполом цирка. Как только рэкетиры из таможни прекратят гнобить бизнес нечленов правящей мафии, цены рухнут вниз обязательно. Операция с армянской таможней это доказала.  Но пойдет ли правящий политический класс Азербайджана на это? Вот в чем вопрос!

А осталась ли в Азербайджане сфера бизнеса, не захваченная членами Семьи? 

Ну, про такси мы сказали. Такси не у них, хотя чем черт не шутит? А вдруг кому-то из них захочется прибрать к рукам и эту сферу?

Во всяком случае, судя по ценам, мы знаем, что строительный бизнес полностью под контролем у монополистов. Стоимость  квадратного метра стоит не больше 200 долларов, впаривают  несчастному потребителю по цене в два-три раза выше. Здесь власть на демонополизацию не пойдет.

 Сеть супер-маркетов постепенно  централизуется в одних руках. Оптовая торговля контролируется членами одной команды. Здесь тоже власть будет стоять горой за монополию «Браво». 

 Сфера торговли углеводородным сырьем и производными из него товарами тоже в известных руках. Здесь демонополизацию наша власть не проведет. 

Остается сфера политики и идеологии. Но и здесь, несмотря на очевидную нищету и старомодность идеологического товара, который ЙАП пытается всучить нашему нетребовательному народу, власть от монополии отказываться не собирается. ТВ на сто процентов в собственности у правящего клана. Его уровень ниже плинтуса, но власть это не осознает. Печатные медиа тоже на все сто под колпаком.  Все эти идеологические сферы и товар, который в них продают потребителю, можно  обобщить как магазин залежалых и уцененных товаров.  Помните эти магазины в советское время? Там продавали мужские и женские костюмы производства швейной фабрики им. Володарского. С косо пришитыми воротниками и несимметричными карманами. 

Власть это осознает? Она понимает, что своим отказом считаться с современностью, приспосабливать свои решения к  требованиям общества и граждан, она приближает стандартный конец «а-ля Сержик»? Ведь до этого в Азербайджане случилось событие «а-ля Везиров», затем «а-ля Муталлибов», затем «а-ля Эльчибей»… Неужели она уверена, что подобный конец не может повториться  именно для нее? Она что, не помнит конец советских партократов?  Не помнит, что одним из первых из обоймы вылетел Улу Ондер?

Ведь события, которые мы наблюдаем, носят не локальный, а глобальный характер. Подряд вылетают из своих седел выдающиеся  политические наездники. Шеварднадзе, Саакашвили, Янукович,  Саргсян, на очереди Назарбаев, а потом и Путин со своей бездарной командой клептократов. 

Неужели власть думает, что ветер  истории не затронет и этот угол седого Кавказа? 

Чем черт не шутит? Есть же существа на свете, которые не способны думать, понимать, анализировать и принимать рациональные решения.

 

Наши что, лучше? Или хуже?

В восточных обществах самым тупым существом считают барана. Принято считать, что баран вообще ничего не соображает и управляется лишь инстинктами.

Осел занимает непочетное второе место в табели о рангах тупейших и более тупых. Если по-восточному мыслящий человек хочет укорить кого-то в тупости, то он напоминает тому, что «даже осел второй раз в трясину не полезет». То есть, даже осел может соображать про причинно-следственные связи.

Человек, как самодовольно отмечает общественное мнение и даже наука, сидит на вершине пирамиды мыслящих существ. Мыслящий «хомо сапиенс» - соображающий, ясно видящий причинно-следственные связи.

Но не все. История наглядно показывает, что все люди, и даже умные люди иногда, лишаются способности видеть, понимать, анализировать, предугадывать и т.д.

То есть начинают походить на ослов и даже, простите за сравнение, баранов.

Слезают с вершины пирамиды, и упорно спускаются до уровня сами знаете кого. Во время спуска, ради того, чтобы спуститься, проявляют невиданные способности, в том числе мыслительные.

Новый лидер Армении, премьер-министр Никол Пашинян на первом же заседании своего кабинета распорядился, чтобы таможня оформляла все заявки на провоз импортируемых грузов в страну в течение 1(одного) часа и только на основе документа под названием «инвойс». Чиновник таможни, который задержал оформление заявки на импорт товара больше одного часа, подлежит немедленному увольнению.

А «инвойс», если кто не знает, это такая бумажка, которую вам дают при покупке товара. Обычный покупатель это называет «кассовым чеком», а импортер и таможня - «инвойсом». Так вот, в Армении Сержа Саргсяна (а до него Роберта Кочаряна и Левона Тер-Петросяна) таможня плевать хотела на представляемый импортером «инвойс», и нагло заявляла ему, что у таможни есть свой прейскурант цен на все существующие в мире товары, и пошлины она будет взимать согласно этому прейскуранту.

Спорить было бесполезно, ответ таможни был стандартным: «обращайтесь в суд». А в суде сидел продажный, подлый и ничтожный субъект, выполняющий указания вышесидящих подлецов. Те же приказывали: «иск импортера отклонить».

А товар лежит на складе таможни, идет накрутка платежей складу «за хранение товара». Если суд идет долго, а он в таких случаях идет очень и очень долго, то импортер платил за хранение товара столько, что выгоднее было отказаться от него.

А почему все президенты Армении практиковали эту самую схему со «своим прейскурантом цен на все товары мира»? А очень просто. Эта схема позволяла сохранять систему монополии на импорт, что приносило властным персонам миллиарды.

Представьте себе, что вы привезли в таможенный терминал сто тонн сахара и представили «инвойс», подтверждающий, что вы заплатили за каждую тонну этого самого сахара двести долларов. И платить за него вы должны, предположим, пять процентов пошлины, то есть десять долларов за тонну. За сто тонн сахара – 1(одну) тысячу долларов.

Это в теории. А на армянской (и азербайджанской!) практике доблестный таможенный служащий вытаскивает свой прейскурант цен и заявляет, что нигде в мире нет сахара за двести долларов за тонну, сахар у них в прейскуранте значится как товар, который стоит минимум тысячу долларов за тонну, и в таком случае наш импортер обязан внести в кассу государства не тысячу долларов, а пять тысяч!

Визг, писк импортера, что он эти пять тысяч не выручит за этот сахар, что это несправедливо, незаконно и т.д., никого не волнует. Пока он бегает от одного окна к другому, из одного кабинета в другой, и все больше осознает, что он – банкрот, что не будет детишкам не то, что на молочишко, не будет и на хлебушек, к нему подходит один очень совестливый человек и предлагает решить все его проблемы, если он продаст этот самый сахар ему за ту цену, которую он заплатил по «инвойсу». Впавший в отчаяние, больно стукнувшийся головой о железобетонную стену армянской независимой государственности импортер прощается с надеждой на прибыль и уступает товар, кляня свою судьбу и весь мир, но, прежде всего и на всякий случай, но и по привычке, турков и азиков.

Так работала до прихода Никола Пашиняна схема армянского монополизма, обеспечивая лидеров нищей страны миллиардами долларов. После приказа нового премьера цены на сахар во всех магазинах резко упали.

Заметьте, он не установил на сахар государственную цену. Он сделал то, что входило в его служебные обязанности. Он просто приказал убрать нерыночную, чиновничью регуляцию цены на сахар.

Потребителю сразу стало хорошо. А кому стало плохо? Плохо стало Самвелу Алексаняну, монополисту импорта сахара в Армению. И не только сахара, но и сливочного и растительного масла, владельцу холдинга компаний «Алекс групп».

Кто такой этот светило армянского бизнеса? Ему 49 лет, его кличка – «Лфик Само». Лфик по армянски «лифчик». 21 апреля этого года некие нехорошие люди сняли на телефон, как Лфик Само вместе с личной охраной избивает демонстранта, сторонника Пашиняна. Но уже 1 мая Лифчик сказал, что он «вместе с народом», то есть поддержит кандидатуру Пашиняна.

В бизнес пришел из начальника цеха, занялся торговлей, стал депутатом и членом Республиканской партии. Принадлежность к правящему клану позволило ему установить монополию на импорт сахара и взвинтить цены.

Решение Пашиняна по слому таможенного механизма установки монополии на ввоз сахара не обескуражило талантливого Лфика. Он решил ввезти в страну из Бразилии 40 тысяч тонн тростникового сырца для переработки его в сахар на своем сахарном заводе в Ахуряне. Таким образом, он сохранит свою монополию и по цене будет в выигрыше по сравнению с другими импортерами, у которых нет своих сахарных заводов. Но сахар все равно будет дешевле, чем во времена Сержа Саргсяна.

Потребитель всегда в выигрыше, когда есть конкуренция, которая неизбежно ведет к разумному снижению цен. Вспомните, как упали цены на такси в Баку. В этой сфере пока нет монополии, появилось множество компаний и частников, и конкуренция вынудила такси снизить цены. От Баилово до аэропорта теперь такси возит за 7-8 манатов. Раньше брали 20. Польза конкуренции видна невооруженным глазом.

Возможно ли обуздание монополизма, сосущего кровь народа, в Азербайджане без революции, положим, крокуса или гвоздик?

В теории для повторения армянского (или грузинского) опыта нет никаких проблем, если монополия принадлежит постороннему или чужому для Семьи человеку. Если человек «берет не по чину», то есть потеря им своих сверхдоходов не ранит нежную душу наших небожителей, то приказать таможне не терроризировать рядовых граждан страны не является смертельным номером под куполом цирка. Как только рэкетиры из таможни прекратят гнобить бизнес нечленов правящей мафии, цены рухнут вниз обязательно. Операция с армянской таможней это доказала. Но пойдет ли правящий политический класс Азербайджана на это? Вот в чем вопрос!

А осталась ли в Азербайджане сфера бизнеса, не захваченная членами Семьи?

Ну, про такси мы сказали. Такси не у них, хотя чем черт не шутит? А вдруг кому-то из них захочется прибрать к рукам и эту сферу?

Во всяком случае, судя по ценам, мы знаем, что строительный бизнес полностью под контролем у монополистов. Стоимость квадратного метра стоит не больше 200 долларов, впаривают несчастному потребителю по цене в два-три раза выше. Здесь власть на демонополизацию не пойдет.

Сеть супер-маркетов постепенно централизуется в одних руках. Оптовая торговля контролируется членами одной команды. Здесь тоже власть будет стоять горой за монополию «Браво».

Сфера торговли углеводородным сырьем и производными из него товарами тоже в известных руках. Здесь демонополизацию наша власть не проведет.

Остается сфера политики и идеологии. Но и здесь, несмотря на очевидную нищету и старомодность идеологического товара, который ЙАП пытается всучить нашему нетребовательному народу, власть от монополии отказываться не собирается. ТВ на сто процентов в собственности у правящего клана. Его уровень ниже плинтуса, но власть это не осознает. Печатные медиа тоже на все сто под колпаком. Все эти идеологические сферы и товар, который в них продают потребителю, можно обобщить как магазин залежалых и уцененных товаров. Помните эти магазины в советское время? Там продавали мужские и женские костюмы производства швейной фабрики им. Володарского. С косо пришитыми воротниками и несимметричными карманами.

Власть это осознает? Она понимает, что своим отказом считаться с современностью, приспосабливать свои решения к требованиям общества и граждан, она приближает стандартный конец «а-ля Сержик»? Ведь до этого в Азербайджане случилось событие «а-ля Везиров», затем «а-ля Муталлибов», затем «а-ля Эльчибей»… Неужели она уверена, что подобный конец не может повториться именно для нее? Она что, не помнит конец советских партократов? Не помнит, что одним из первых из обоймы вылетел Улу Ондер?

Ведь события, которые мы наблюдаем, носят не локальный, а глобальный характер. Подряд вылетают из своих седел выдающиеся политические наездники. Шеварднадзе, Саакашвили, Янукович, Саргсян, на очереди Назарбаев, а потом и Путин со своей бездарной командой клептократов.

Неужели власть думает, что ветер истории не затронет и этот угол седого Кавказа?

Чем черт не шутит? Есть же существа на свете, которые не способны думать, понимать, анализировать и принимать рациональные решения.

Наши что, лучше? Или хуже?

 

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Pазделы:  
Короткие линки:   http://mtv.re/hef138

Самое читаемое