Когда тронулся лёд

Гияс Ибрагимов Иллюстрация Мейдан ТВ

Гияс Ибрагимов Иллюстрация Мейдан ТВ

Народ без жёлтых жилетов и пожелтевшая диктатура

Вполне возможно, что власти иногда могут быть по сердцу протесты, происходящие в определенное время.  Когда режиму угодно имитировать политическую свободу в стране и навязывать эту мысль миру, он может закрывать глаза на подобные протесты. И мы не ошибемся, если скажем, что уже несколько лет подряд проводимые «в стенах» стадиона «Махсул» («Урожай») митинги оппозиции служат именно этой цели. Режим долгое время апеллировал отсутствием интереса к митингам у людей. А что же произошло сейчас? Почему диктатура, унижающая людей через свою подобострастную прессу, вдруг увидела начало конца? Уже почти отступают страхи и угрозы репрессии, так же как и вся ложь.

Лёд тронулся, господа присяжные заседатели!

Следующий стул, разыскиваемый Остапом Бендером, еще больше приблизит его к острию лезвия. Пока что, не находя другого выхода, он «призывая «к порядку», закрыл ворота стадиона. Уже не будет пустой болтовней говорить о том, что исчезла необходимость на получение разрешения. Наверное, всем уже понятно, что режим уже не даст никакого разрешения на публичную демонстрацию недовольства. Конечно, если все не дойдет до такого абсурда, чтобы предложить остров Наргин, как очередное место для проведения митинга. Уже появилось основание для того, чтобы люди заинтересовались политикой. Однако нам надо быть очень осторожными. Надо будет воспользоваться казусом белли (лат. casus belli — юридический термин времён римского права: формальный повод для объявления войны), который обеспечит свободный выход людей на улицы, а самое действенное иногда это просто его создавать. В этом нет ничего сложного, если имеется сильная предпосылка. События, происходящие перед последним митингом, были эффективными. Если режим пытается навязать населению информацию о том, что никто, ни один политический заключенный не начинал голодовку, и пользуется всеми методами давления, чтобы назвать ложью заявления о начале голодовки,  значит, происходящие события создают у режима страх перед политическим голодом.

Мы стали свидетелями того, что страх этот обоснованный. Известно, что голодовка это не какое-либо выражение противоположного мнения, которое озвучивается на несколько дней, а затем уходит в никуда. Голодовка — серьезный метод борьбы, это сопротивление. Такое сопротивление способно заставить режим отступить в определенных вопросах. Дело Мехмана является доказательством этого. Посредством нескольких мошеннических  ГОНГО (Government Organized Non-Governmental Organization — НПО, созданные государством), диктатура, якобы добившись желаемого, устроив спектакль, решила пойти на уступки Мехману. Проблема разрешилась в лучшую сторону, как благодаря Мехману, так и людям, поддерживающим его. Режим был вынужден отступить. Результатом этой ситуации стало создание казуса белли, что мы и увидели в ходе последующих процессов. Уже любая ложь правительства, любое его театральное вмешательство приводит к противоположному эффекту от желаемой реакции. Режим давно потерял свою легитимность, осознание людьми неизбежности свержения трона может произойти в любой момент. Если диктатура почует такой момент, то в этом случае она может отступить в вопросах, которые могут стать искрами.

Конечно, мы не должны довольствоваться такими маленькими победами. Мы не должны позволить правительству продолжать набирать силы после мелкого поражения. Воля даже маленькой группы людей может быть очень важной. Как говорится в послании к  коринфянам в Ветхом завете (собрание священных книг христиан делится на Ветхий и Новый Заветы): не столь важно, чтобы большинство были также хороши, как ты. Или же мы не должны думать, что где-то непременно есть добро. Потому что немного дрожжей хватит, чтобы замесить все тесто. Согласен, этому тесту может понадобиться чуть больше воды. В любом случае, пусть абсолютный монарх-деспот не слишком очаровывается апологией продажного европарламентария Норики.

Прошло 30 лет с тех пор, как земляк Норики, Чаушеску поплатился за содеянное в Румынии. В конце судебного процесса его вместе с женой несколько минут конвоировали автоматами Калашникова вдоль стены. Я не знаю, приветствовала ли молодая Норика как-то Чаушеску. Но понятно, что все это было зря. Также не стоит злиться на премьера Франции Эдуарда Филиппе. Без сомнений, из-за забот о французском народе в «желтых жилетах» и из-за страха превращения парижских улиц в масонские кладбища он раскритиковал проблему с правами человека в Азербайджане. В любом случае он не из Румынии времен Чаушеску, он не может, закрыв глаза, торговать с мафиозной капиталистической диктатурой Азербайджана. Он надеется на хотя бы косметическое благоустройство ситуации с правами человека в Азербайджане, чтобы он смог что-то продавать диктаторскому режиму. Например, поезда предназначенные отправиться в Карс. Однако мафиозный и деспотический режим уже должен думать не только о поездах, но и о билете, и то в один конец.

P.S. Генри Девид Торадан: «Нни думали, что мое главное желание -- быть по ту сторону этой  каменной  стены. Я не мог не улыбаться, глядя как старательно запирали они мои мысли, которые однако не испытывали никаких помех, а ведь именно они и были опасны».

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Pазделы:  
Короткие линки:   http://mtv.re/l4dlab

Самое читаемое