Как мы защищаем политических заключенных?

Уже на протяжении многих лет Азербайджан находится в списке стран с наибольшим количеством политических заключенных. Так как места освобожденных ежегодно занимают новые люди, то их количество практически не меняется. Однако в последнее время политзаключенные и их родные часто выступают с жалобами в адрес местного и международного сообщества, СМИ. Они жалуются на упадок интереса к проблеме политических заключенных.

Ахсан Нурузаде был арестован за протест против операции в Нардаране, проведенной Главным управлением по борьбе с организованной преступностью в ноябре 2015 года, в результате которой погибли 6 человек. Его мать, Зейнаб Гусейнова заявляет, что о ее сыне, заключенном в тюрьму на 7 лет, мало пишут и говорят:

“Мой сын – верующий, но его арестовали за политические взгляды. Ахсан всегда выступал против несправедливости. Однако я думаю, что, возможно, по причине его религиозности к его аресту не проявляют должного интереса”.

Список политических заключенных в Азербайджане подготавливается двумя отдельными группами, состоящими из правозащитников. Списки в основном отличаются по причине расхождения во мнениях касательно некоторых религиозных заключенных. Если объединить оба списка, то количество политических заключенных в стране доходит до 150, и почти половина из них - верующие.

Илькин Рустамзаде и его мать Атлас Гусейнова

Илькин Рустамзаде и его мать Атлас Гусейнова

Илькин Рустамзаде, признанный международной правозащитной организацией Amnesty International «узником совести», уже 6 лет находится в тюремном заключении. Мать молодого активиста, Атлас Гусейнова сообщает, что в последнее время об Илькине вспоминают только после сообщений в СМИ о давлении на него в тюрьме:

“О многих политзаключенных говорят и пишут только первое время после ареста, либо когда они сталкиваются с какими-либо проблемами в тюрьме. Например, Илькин уже шестой год в тюрьме. Конечно, про него пишут в докладах, но так же быстро и забывают. Однако, если не будет постоянной и серьезной поддержки политических заключенных, то их ситуация еще более ухудшится”.

“Нет давления на международном уровне”

Супруга еще одного признанного «узником совести», журналиста Сеймура Азиева, Нигяр считает, что местная защита и освещение ситуации не смогут серьезно решить проблему. Основная поддержка должна исходить от международных правозащитных организаций, однако в последнее время большинство из них относятся лояльно к репрессиям и политическим арестам и ослабили защиту:

“Понятно, что не получается проводить системную защиту из-за постоянного пополнения списка политических заключенных. Однако, достаточно ясно, что интерес со стороны международных организаций к проблеме политических заключенных сильно снизился. Со временем ухудшается положение семей политических заключенных. А на заключенных все больше давят в тюрьмах”.

Сеймур Азиев и его супруга Нигяр

Сеймур Азиев и его супруга Нигяр

“«К делу защиты политических заключенных надо подходить с совестью»”

Адвокат Ялчин Иманов, занимавшийся защитой политзаключенных, отмечает, что степень защиты политзаключенных во многом зависит от его окружения, рода деятельности до ареста:

“Про кого-то из них мы слышим чуть ли не каждый день, а имена других вообще не упоминаются, их проблемы не обсуждаются. Даже на акциях протеста за пределами страны люди держат в руках фотографии некоторой группы заключенных. Но с таким подходом невозможно решить никакую проблему».

Ялчин Иманов считает, что к делу защиты политических заключенных, в первую очередь, надо подходить с совестью:

“Если главной целью является решение проблемы, в целом, то надо с особой чуткостью подходить к делу людей, признанных политическими заключенными. А международные организации должны периодически проводить кампании в защиту людей, которых они признали политическими заключенными”.

Адвокат Ялчин Иманов

Адвокат Ялчин Иманов

“Оказывается материальная помощь семьям политзаключенных”

Зафар Алиев, председатель Центра координации семей политических заключенных, который занимается сбором информации о семьях, считает это естественным явлением:

“Относительно включения имен политических заключенных в списки, подготавливаемые местными правозащитниками, никаких проблем нет. Однако это не означает, что имена этих людей будут на одинаковом уровне оставаться на повестке дня, упоминаться в СМИ, на мероприятиях и докладах. Например, некоторые партии привлекают больше внимания к проблемам своих арестованных членов. Даже на акциях протеста, ясно видно, что люди выступают с лозунгами в защиту известных политзаключенных. И семьи, и общественные лица должны работать для равномерного проведения этой деятельности”.

Правовая защита политических заключенных, семьи которых переживают финансовые трудности, а также помощь их семьям осуществляется не только правозащитными организациями, но и отдельными лицами. Различные группы людей проводят кампании по сбору денег. Одним из таких массовых гражданских инициатив является акция «И я есть» (“Mən də varam”), осуществляемая группой политических мигрантов из Азербайджана. Один из организаторов акции - политический мигрант Нахид Джафаров сообщает, что они каждый месяц регулярно оказывают помощь 20 семьям политических заключенных. Он заявляет, что основным критерием в выборе семей является материальная нужда:

“В основном помогаем лицам, признанным политическими заключенными. Мы получаем информацию из Центра координации семей политических заключенных и отдаем предпочтение тем, у кого сложное материальное положение. Среди тех, кому мы помогаем, есть и арестованные за религиозные взгляды, и журналисты, и активисты различных политических партий. Мы стараемся не ставить никаких различий и быть справедливыми. Однако я не могу сказать, насколько мы в этом успешны”.

Из-за давления в стране на свободную прессу и независимых журналистов, немного тех, кто пишет о проблеме политзаключенных. Независимый журналист Айтен Маммадова, освещавшая судебный процесс арестованных за Нардаранские события, говорит о неоднозначном отношении к этому вопросу в прессе. Она считает, что причиной является различные идеологические подходы в общественности:

“В особенности существует различный подход в прессе и общественности к людям, арестованным за религиозные взгляды. Иногда этот подход основывается на предрассудках и стереотипах. В результате, эту дискриминацию можно ясно увидеть при обзоре СМИ и даже статусов в социальных сетях. Если происходит серьезное нарушение закона в отношении какого-либо политического заключенного, арестованного за религиозные взгляды, то журналисты не уделяет внимание этому вопросу, не присутствуют на их судебных заседаниях. До сих пор есть политические заключенные, которые ходят с пулями в теле и чьи права нарушаются, и о них никто не пишет. Даже политики населения не уделяет этому внимание”.

“Проводится серьезная работа по защите правозащитников”

Член партии РеАл, бывший политический заключенный и правозащитник Расул Джафаров, активно участвующий в одной из рабочих групп, занимающихся подготовкой списка политических заключенных в стране, заявляет, что работа по распространению информации о политических заключенных и их защите проводится в должном порядке:

“Возможно, что при положительном решении ЕСПЧ и большем внимании со стороны организаций некоторые дела выходят на передний план. Однако, физически невозможно назвать имя каждого политического заключенного на каких-то мероприятиях или встречах. На самом деле важнее уделять внимание самой проблеме, чем освещению имен”.

Правозащитник Расул Джафаров

Правозащитник Расул Джафаров

Правозащитник добавляет, что в международных организациях обсуждается проблема политических заключенных в Азербайджане, даже если об этом регулярно не сообщается:

“Проводятся переговоры по подписанию двустороннего соглашения между Европейским Союзом и Азербайджаном. Надо этим тоже воспользоваться и ускорить работы, связанные с выходом политических заключенных на свободу. Европейский парламент принял резолюцию по этому вопросу. Если принять во внимание заявление об отказе ратифицировать соглашение между Азербайджаном и ЕС в случае продолжения проблемы политических заключенных, то это очень серьезное заявление. Могу сказать, что делается все касательно вопроса политзаключенных”.

“Почему международные организации уделяют меньше внимания”

Организация Freedom House готовит ежегодные доклады по ситуации с правами человека, свободе прессы и интернета в Азербайджане. Согласно последнему докладу организации под названием «Свобода в мире — 2018», Азербайджан находится в списке 49 несвободных стран.

Директор организации Freedom House по Евразии Марк Бехрендт отмечает, что международное внимание может положительно повлиять на отношение к находящимся в тюрьмах. Он считает, что согласно статистике, если не происходит защита какого-либо заключенного, если никто не отслеживает происходящее, то есть большая вероятность, что он будет подвергаться пыткам:
“Freedom House защищает права политических заключенных посредством подготовки докладных механизмов для давления на правительство, заявлений касательно индивидуальных случаев и непосредственной помощи правозащитникам. Иногда мы оказываем материальную помощь заключенным.

Однако это правда, что сложно защищать права политических заключенных. В общем, правительства несут ответственность за защиту прав своих граждан, и если это не происходит, то возможности привлечения их к ответственности ограничены. Если принять во внимание количество политических заключенных в Азербайджане, то мы недостаточно успешны”.

Марк Бехредт отмечает, что авторитарные страны поступают так, будто им без разницы, кто о них что думает:

“В авторитарных странах уменьшаются шансы привлечения к ответственности правительств посредством какого-либо из методов, которыми мы пользуемся. Несмотря на это я считаю, что в некоторых случаях у нас есть больше возможностей оказать влияние, чем мы думаем. По этой причине я думаю, что международная общественность должна продолжать взаимодействовать с этими странами для выполнения ими обязательств по защите прав человека согласно международному праву”.

Кто и почему молчит и что можно сделать?

Голодовка узника совести и блогера Мехмана Гусейнова снова привлекла внимание к проблеме политических заключенных в стране. Мехман Гусейнов выступил против возбуждения в его отношении нового уголовного дела за 2 месяца до его освобождения. Событие привлекло внимание международных СМИ, а также послужило причиной для резких заявлений со стороны международных правозащитных организаций.

Многие выступили в поддержку Мехмана Гусейнова, включая молодых людей, некоторых политиков, которые вышли на улицы в знак протеста, как внутри страны, так и за ее пределами, распространили видео-обращения и присоединились к голодовке голодовки. В социальных сетях велись непрерывные обсуждения о том, как можно помочь Мехману Гусейнову. Однако брат молодого блогера, политический мигрант Эмин Гусейнов обвинил представителей местной общественности и политические партии в молчании и отсутствии активной реакции на событие:

“Оппозиционные партии не отреагировали на самое громкое событие года. Партии не должны молчать. Тут разговор идет не только о правах человека. Действия этого государства являются преступлением, и политики обязательно должны отреагировать. Должна проводиться политическая оценка. Негосударственные организации также молчат”.

Мехман Гусейнов и Эмин Гусейнов

Мехман Гусейнов и Эмин Гусейнов

Бывший политический заключенный, журналист и политический аналитик Рауф Миркадыров заявляет о необходимости в системном порядке распространять информацию о всех заключенных, находящихся в списке и заниматься их более эффективной защитой:

“К сожалению, всегда существовала разница в защите прав политических заключенных. Это зависит от популярности личности, от силы партии, к которой он принадлежит, от масштаба деятельности или же идеологии. Например, сколько бы правозащитники не отрицали это, отсутствует равный подход к защите прав религиозных политзаключенных. Чтобы устранить эту проблему СМИ и правозащитники должны стараться распространять информацию по каждому заключенному в списке. Это можно осуществить системой разделения. Каждый месяц можно посвятить 4-5 политическим заключенным и поднять их вопрос на повестку дня”.

Рауф Миркадыров также добавляет, что вне зависимости от окружения или принадлежности к партии, в стране ограниченные моральные и материальные ресурсы для защиты прав политзаключенных. Например, лицензии юристов аннулируются, или же создаются серьезные препятствия для работы правозащитных организаций в стране. А это является одним их показателей, оказывающих сильное влияние на эффективную защиту заключенных.

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Pазделы:  
Короткие линки:   http://mtv.re/tkbfhh

Самое читаемое