История моего тюремного друга

Темница вместо убежища,,,

Махмуд приехал в Азербайджан, с целью получить политическое убежище. Не имея возможности исследовать правдивость его рассказа, возьму на себя миссию пересказчика, чтобы актуализировать эту историю и тем самым привлечь к ней общественность. Тем самым спасти человека, который утверждает, что он находится на грани жизни и смерти.

Махмуд Азизулла оглы Наджи в 1982 году родился в провинции Ардебиль Исламской Республики Иран. По национальности азербайджанец. Получил образование в университете Зенджан. Но по роду деятельности он занимался журналистикой. Печатался в таких газетах как “Кейхан”, “Иран”, “Хемшехри”, “Асиман”.

Он выступал в пользу реформ, и был известен  как борец за права иранских азербайджанцев. Махмуд Наджы был против смертельной казни и мести (по принципу «око за око») в этом направлении он вел свою деятельность и часто встречался с организациями, которые питались, сплотится для решения проблемы и состояли в основном из родственников,  приговорённых к смертной казни. Во время президентских выборов в 2008-ом году он был агитатором и вел активную пропаганду и писал статьи в поддержку аппозиционного кандидата Миргусеин Мусавин. По этой причине был приговорен к десяти годам заключения по обвинению в угрозе национальной безопасности. Заключенный пробыл 3 года своей жизни в тюрьме Эвин в Тегеране, тюрьмы Гохардаш. Даже в заключении он вел борьбу со смертной казнью.

Особенно в Гохардаш он сделал фото кадры процессов казни смог передать их в организации с которыми сотрудничал. В 2014-ом году на праздник Новруз отпускали домой политических и совершивших легкие преступления на 15 суток, и он был отпущен. В этот период государство узнало о распространении кадров с казнью и, поняв, что это сделал он приговорила его  к новому заключению по статье распространение государственных секретов. Эта статья предусматривает смертную казнь. Махмуд Наджи  решил незаконно покинуть Иран. В Апреле месяце 2-ого числа он попадает в район Джалилабад и в  9:40 был схвачен со стороны пограничников территории Азербайджана. Таким образом, он избегает опасности смертной казни.

Но последующие события развиваются совсем не так как ожидал, наш герой. Ни во время следствия, ни во время суда его прошения политического убежища не рассматривается. После того как пограничники передают Махмуда полицейским ни одна другая организация не встречается с Махмудом и не интересуется насколько серьезно и искренно прошение заключенного. Суд Джалилобадского района 11 июля 2014 года приговаривает Махмуд Азизулла оглы Наджи к году заключения.

Судья Алиаждар Алекперов зачитал приговор,: по предоставленным фактам по делу от рабочего материала от 13 мая 2014 года, Наджи Махмуд Азизулла оглы незаконно перешел границу так как преследовался по его словам  со стороны спецслужбы  Иран Исламской Республики но его слова не подтверждаются соответствующими доказательствами и как следствия переход государственной границы является преступлением. Судья своевольно опустил часть «Примечание» в Уголовном кодексе, по статья 318 по его понятиям человек который преследуется со стороны спецслужбы  должен, был перейти границу через контрольно-пропускной пункт. Ну, если он еще и представит документ по поводу того, что его преследуют спецслужбы это вообще замечательно.

Не смотря на слова судьи в деле Махмуда не было никаких фактов, которые дали бы повод, чтобы сомневаться в правдивости его слов. Человек перешел границу днем прямо пошел на пограничников при аресте не выразил никакого протеста и сопротивления. Во время судебного разбирательства свидетели тоже подтверждают это. Согласитесь человек, который будет иметь другие цели и вести себя будет по-другому. С другой стороны прошения Махмуда Наджинин о политическом убежище не может, оценивается как не искренно, так как у наших полицейских нет опыта приема таких заключенных. Только организации  имеющие опыт работы по делам миграции могут дать для суда объективное заключение. Вобщем вырисовывается очень интересная картина. Человек переходит границу и просит политического убежища его никто не слушает с ним обращаются, как с обычным нарушителем границы. И с ним даже не связывают  соответствующе  органы.

По итогам суда после годового заключения в местах лишения свободы Махмуд Наджи в принудительном порядке должен будет покинуть страну. В деле правда этого не указали, но в основном практика показывает, что в основном после истечения срока иностранных граждан депортируют  на территорию своей страны. Таким образом, через 5 месяцев по окончанию срока отбывания приговоренный в своей стране к смертной казни и признанный «врагом народа» просящий политического убежища будет депортирован в свою страну. Герой нашего рассказа еще во время хода следствия написал прошения президенту Азербайджанской Республике но так и не получил от него ответа. Он считает, что вся причина в том, что письмо просто-напросто не дошло до президента. Не смотря, на мои предложения, обратится в международные организации, включая Красный Крест.  Он сказал: «Я всегда старался отслеживать все процессы, идущие в Азербайджанкой Республике», когда Илхам Алиева избрали президентом он сказал, что он президент азербайджанцев всего мира. Я не хочу уезжать в Америку или Европу, я прошу убежище у своей родины, у своего  президента. Верю, что он услышит меня и не пошлет меня на смертную казнь»,- сказал Махмуд Наджи.

Хочу отметить, что в цивилизованных странах даже преступников не депортируют обратно, если его ждет смертная казнь. Послать политического заключенного, который просит политического убежища в Азербайджане обратно на смертную казнь было, бы позором для нас.  Нельзя позволить этому случится, учитывая еще тот факт чо он является журналистом. Каждый в свою очередь должен актуализировать  эту проблему и донести голос Махмуда Наджи до государства.

ГлавнаяМнениеИстория моего тюремного друга