Грузия – стратегический партнёр Евросоюза, но не совсем

Фото: Forum Daily

Тамаз Папуашвили

23-24 июня на саммите ЕС Украине и Молдове был предоставлен статус стран-кандидатов в члены Евросоюза. На саммите обсуждался и вопрос присвоения статуса кандидата Грузии, но Еврокомиссия, этого не рекомендовала. Вообще-то, Грузия и Украина готовились официально подать заявку на членство в ЕС в 2024 году. Был даже организован трёхсторонний формат “Ассоциированного трио” для объединения усилий по интеграции с ЕС. Однако вторжение России в Украину привело к тому, что Грузия, Украина и Молдова подали заявки на членство независимо друг от друга в феврале–марте 2022 года.

Решению саммита предшествовала резолюция депутатов Европарламента, в которой говорилось, что не должно быть ускоренного пути к членству в ЕС и вступление в Союз осуществляется только “на основе заслуг и после выполнения критериев”. Тем не менее, та же резолюция требовала “безотлагательно предоставить” статус кандидатов Украине и Молдове. В отличии от них Грузия статус кандидата не получила, хотя была признана её “европейская перспектива”. Таким образом, в отличии от Грузии, Украина и Молдова существенно продвинулись на пути присоединения к ЕС.

Многие государства Евросоюза были против их кандидатства, отмечая неготовность ЕС к расширению и необходимость проведения институциональных реформ. Выделялась позиция государств Западных Балкан – Сербии, Северной Македонии, Албании. Кандидатство этих стран была признано много лет назад, но их вступление в ЕС почти не продвигалось. Вследствие этого президент Сербии Александр Вучич, премьер Северной Македонии Димитар Ковачевский и премьер Албании Эди Рама даже отказывались приехать на саммит. Правда, саммит они всё-таки посетили, но были крайне недовольны. Особенно резок в своих высказываниях оказался премьер Албании, выразивший “глубокие соболезнования ЕС”. Он раскритиковал процесс расширения, при котором “любое государство ЕС может брать в “заложники” страны-кандидаты” и саркастически выразил надежду, что страны Западных Балкан вступят в ЕС “в следующем столетии”.

Стоит отметить, что “Восточное партнёрство”, как восточное измерение европейской политики, было направлено на создание благоприятной политической и экономической обстановки в странах, стремящихся в ЕС. Несмотря на все усилия Украины, Молдовы и Грузии, ЕС ограничивался только этими целями, без перехода на следующую ступень. В том числе и из-за опасений реакции со стороны России. Такая политика породила разговоры, что “программа Восточного партнёрства “мертва”. Поэтому наблюдатели считают, что создание “Ассоциированного трио” ставит целью ускорить вступление всех трёх стран в ЕС, “даже если в Европе к этому часто относятся с недоверием”. Это во многом зависит от успехов в выполнении рекомендаций в области демократии, политики и экономики. Необходимо формирование правового поля, сходного с основополагающими нормативными актами ЕС. Иначе интеграция практически невозможна. В странах “Ассоциированного трио” положение в этом вопросе оставляет желать лучшего. Но наблюдатели считают, что присвоение Украине и Молдове статуса кандидатов стало возможным из-за агрессии России против Украины, которая превратилась в буфер, защищающий Европу от российской агрессии и вряд ли она её выполнит без союзников и перспектив европейского будущего. К тому же, если не предоставить Украине, Молдове и Грузии перспективу дальнейшей интеграции с ЕС, они могут обратиться к “менее проевропейскому курсу”.

Условия, необходимые для дальнейшей интеграции, указаны в выводах Европейской комиссии и решение будет зависеть от их выполнения. Требуется, чтобы в государстве-кандидате соблюдались права человека, принципы правового государства и присутствовала конкурентоспособная рыночная экономика. Должны признаваться общие правила и стандарты ЕС, включая приверженность политическому, экономическому и валютному курсу. Но при этом, будет учтена и способность самого ЕС принять новых членов. И этой оговоркой нельзя пренебрегать. Некоторыми лидерами стран ЕС неоднократно высказывалось мнение, что до расширения необходимо реформировать сам Евросоюз, поскольку противоречия между государствами ЕС превращаются в кризисы, тормозящие развитие Союза.

Если в Украине и Молдове итоги саммита вызвали радость и надежды, то в Грузии признание её не очень понятной “европейской перспективы” вызвало внутриполитическую напряжённость, критику правительства и правящей партии “Грузинская мечта”. Как заявил президента Европейского совета Шарль Мишель, статус кандидата Грузия получит лишь после выполнения условий, указанных в рекомендациях Еврокомиссии. В этом документе подчёркивается, что в Грузии сформированы институты, гарантирующие демократию, верховенство закона, защиту прав человека, стабильность в экономике.

Однако статус кандидата Грузия получит, когда будут решены некоторые, приоритетные для Евросоюза проблемы. В рекомендациях из 12 пунктов, которые Грузия должна выполнить говорится, что необходимо принять меры по снижению поляризации в обществе и обеспечить сотрудничество между партиями, улучшить функционирование государственных учреждений, обеспечить проведение прозрачной и эффективной судебной реформы в соответствии с европейскими стандартами; укрепить независимость Агентства по борьбе с коррупцией при рассмотрении дел о коррупции на высоком уровне; усилить борьбу с преступностью; обеспечить защиту прав человека, гендерного равноправия и участия гражданского общества в процессе принятия решений на всех уровнях. Подчёркивается необходимость принятия такого законодательства, при котором грузинские суды будут учитывать решения Европейского суда по правам человека.

Обращает на себя внимание рекомендация обеспечить независимость средств массовой информации и, если уголовные процедуры возбуждены против владельцев СМИ, они должны соответствовать самым высоким правовым стандартам. Очевидно, за этим стоит то, что 16 мая в Тбилиси был осуждён генеральный директор телекомпании “Мтавари архи” Ника Гварамия. Суд присудил ему 3,5 года по обвинению в финансовых нарушениях. Но то, что это произошло за неделю до рассмотрения в Брюсселе кандидатства Грузии в ЕС, дало возможность оппозиции обвинить правительство в нарушении свободы прессы и независимости судебной системы. Непонятно, почему арест был осуществлён прямо перед обсуждением в ЕС кандидатуры Грузии? Это можно было сделать и после саммита ЕС. Националы расценивают арест, как акцию, направленную на срыв интеграции. Но вполне возможно, что имела место банальная несогласованность между госструктурами. В любом случае, это наложило негативный фон на процесс обсуждения кандидатуры Грузии в Брюсселе.

Ещё большего внимания заслуживает рекомендация осуществить “деолигархизацию”, устранив чрезмерное влияние корыстных интересов на политику и экономику. В Грузии есть только один олигарх и, по совместительству, основатель правящей партии “Грузинская мечта” — Бидзина Иванишвили. В 2021 году он объявил об уходе из политики, объяснив это возрастом, но оппозиция утверждает, что он продолжает оказывать влияние на решение государственных вопросов и обвиняют его в пророссийских настроениях. Откровенно говоря, нет олигарха, никак не связанного с политикой, в том числе и в Украине, и в Молдове. Тем не менее, только в случае с Грузией это стало одной из причин отказа в кандидатстве. Возможно, деятельность украинских олигархов не так бросается в глаза.

Премьер Грузии Ираклий Гарибашвили не скрывает своего разочарования решением ЕС: “Если кому и полагается статус кандидата в ЕС, то полагается Грузии, а затем уже Украине и Молдове”. Он философски заметил: “Это несправедливо, но мы понимаем”, видимо имея в виду, что Украина получила статус кандидата, поскольку находится в состоянии войны, а Молдова — её сосед и тоже пребывает в сложной ситуации. Более радикально высказался мэр Тбилиси Каха Каладзе: “Резолюция Европарламента является прямым оскорблением грузинского народа”. Но в целом, обескураживающие новости из Брюсселя властные структуры восприняли спокойно, тем более что всё осталось на том уровне интеграции, какое было раньше.

В правительстве считают, что отказ Грузии в кандидатстве – результат деятельности националов, распространявших в Брюсселе негативную информацию. После решения ЕС оппозиционные силы объявили о перманентной организации митингов с требованием отставки правительства и создании правительства “Национального согласия”, которое выполнит все требования Евросоюза. Президент Грузии Саломе Зурабишвили присоединила свой голос к протестам, обвинив правительство в недостаточной поддержке кандидатуры Грузии в ЕС. Но при этом заявила: “Мы прошли очень большой путь. Нельзя, чтобы на таком длинном пути решающими оказались лишь высказывания и ошибки последнего одного года”. Зурабишвили выразила надежду, что в Брюсселе “в большей степени будут учитывать геополитическую ситуацию, а не только ошибки”. И за этой фразой стоят достаточно серьёзные соображения.

Принятое в ЕС решение меняет положение в “Ассоциированном трио”. Эксперт Арчил Сихарулидзе считает, что “По всем данным Грузия на голову выше Молдовы и Украины, и любой немного разбирающийся в демократических вопросах человек это понимает”. Создавшаяся ситуация может привести к ослаблению влияния Грузии, как союзника Брюсселя, в самом “Трио” и в целом на Кавказе. Если ЕС надеялся своим отказом подтолкнуть Тбилиси к проведению реформ, то это ему удалось. Правительство объявило о планах по осуществлению рекомендаций ЕС, включая и принятие закона о “деолигархизации”. Но уменьшит ли это внутриполитическую напряжённость? В Грузии имеют место скептические настроения в отношении членства в Евросоюзе. И скептики получили великолепную возможность усилить свои позиции. Да и прозападные силы активизировались, в расчёте, как минимум, укрепить свои позиции, а в идеале, вызвав недовольство в массах, создать кризисную ситуацию и прийти к власти. Таким образом, отказ Евросоюза спровоцировал процесс, который можно рассматривать, как новый этап в борьбе за власть в Грузии.

Вряд ли правительство Грузии допустит эскалацию напряжённости и в этом на её стороне окажется, по горло сытое беспорядками и соперничеством между партиями, подавляющее большинство населения. Но правящим структурам необходимо понять, что для вхождения в ЕС одного желания мало и нельзя проводить реформы ничего при этом не меняя. Необходимо проявить политическую волю, твёрдость и системный подход в реформировании. Но и ЕС, который сегодня оказался перед огромным вызовом, придётся подтвердить свой потенциал глобального игрока и изменить своё видение проблем внешней политики и безопасности.

Официальный Тбилиси стоит перед задачей проведения рекомендуемых ЕС реформ. Но не менее важно сформировать в обществе чёткое понимание, что эти реформы нужны не потому, что этого требуют в Брюсселе, а потому, что это прежде всего нужно самой Грузии.

ГлавнаяАналитикаГрузия – стратегический партнёр Евросоюза, но не совсем