Граница Грузии, как способ избавиться от мобилизации

Россияне на КПП «Верхний Ларс» на границе с Грузией. Фото Spektr. press

Тамаз Папуашвили

Случилось то, что даже пол года назад никому не могло прийти и в голову. После почти тридцати лет противостояния, войн в Абхазии и Цхинвали россияне покидают Россию и ищут в Грузии убежище от призыва на войну в Украине. Правда, переселенцы из России появились и в других государствах – Армении (приблизительно от 80 000 до 100 000), Казахстане (98 000), Турции и даже Монголии. А пограничная служба Евросоюза заявила, что за последнюю неделю сентября в ЕС въехало 66 000 россиян. Трудно сказать какие вызовы это ставит перед перечисленными странами, но Грузия оказалась перед целым комплексом вопросов, которые надо решать.

Прежде всего, неясно кем считать переселенцев из России. Считать их дезертирами нельзя, поскольку подавляющее большинство из них покинули место жительства до того, как получили повестку из военкомата. Хотя именно дезертирами их считают в России. Считать их просто туристами тоже не получается, поскольку они приехали в Грузию не для временного отдыха и знакомства с достопримечательностями. Если они беженцы, то от чего или от кого они бегут?

Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев определяет их, как лиц, имеющих “обоснованные опасения стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений”. Ни одно из этих определений не подходит для переселенцев из России, которые покидают Россию желая избежать призыва в армию. Можно ли на этом основании считать их беженцами – предмет спора между юристами. Но правительству Грузии не до таких размышлений. Скопление на КПП “Верхний Ларс” грузинско-российской границы желающих войти на территорию Грузии, интернет-издание “The Insider” характеризует словами: “Там гуманитарная катастрофа, это не гипербола и не метафора”.

Фото:Jamnews

На переходе Верхний Ларс образовалась очередь автомобилей, растянувшаяся примерно на 20 км. МВД Северной Осетии сообщает, что въезда в Грузию ожидают приблизительно 5,5 тыс автомобилей. Некоторые вынуждены спать в своих машинах. Из-за этого россиянам, пытающимся въехать в Грузию, разрешили переход границы пешком, хотя Верхний Ларс для этого не предназначен. В результате, на КПП образовалась очередь из тех, кто бросил свои автомобили, чтобы быстрее пересечь границу. Около границы появились предприимчивые люди, продающие велосипеды, мопеды, даже скейтборды желающим пересечь границу. В связи с этим, председатель Госдумы Вячеслав Володин даже предложил отдать брошенные машины семьям тех, кто отправился на войну в Украину. А на российской стороне был организован мобилизационный пункт военкомата с целью проверки, — подлежат ли уезжающие из России призыву. Если ответ положительный, им прямо на границе вручают повестку.

Надо сказать, что в грузинском обществе не все рады наплыву гостей и многие встречают россиян без особого энтузиазма. Разумеется, нельзя не сочувствовать людям, которые вынуждены покинуть свои дома, оставить имущество и уехать в другую страну. В Грузии, как и в Азербайджане это хорошо понимают. Но в Грузии считают, что сегодняшние переселенцы из России – это люди, которые все прошедшие годы, живя в России, занимались своими делами, мало интересовались тем, что делает их правительство, не вникали в политику, а может и поддерживали её. И именно эта пассивность привела к тому, что сегодня они вынуждены покинуть свою страну. Такое мнение озвучивает политолог Лела Джеджелава и в большинстве своём общественность его разделяют.

Возникает вопрос – располагает ли Грузия ресурсами достаточными для того, чтобы принять такое большое количество людей, многие из которых приехали в страну имея при себе только то, что помещается в чемодан или дорожную сумку. Высказывается мнение, что необходимо обратиться за помощью в ООН. Но для этого ООН должно подтвердить их статус беженцев, что более чем сомнительно. Многие считают, что Грузия, у которой отторгнуто 20% территории, в которой, по данным “Министерства по делам вынужденно перемещённых с оккупированных территорий лиц, беженцев и расселению”, живут 277 403 беженца из Абхазии и Цхинвальского региона, не может обеспечивать ещё и не имеющих статус беженцев, граждан той страны, которая всё это совершила.

Пока идут все эти споры, поток переселенцев из России увеличивается, поскольку все в России понимают, что объявленная мобилизация носит не частичный, а тотальный характер, это только первая волна и надо ожидать следующую, которая может коснуться и их. Министерство внутренних дел Грузии заявляет, что в страну въехало около 78 800 граждан России, а более 62 000 вернулись в Россию. Но в целом, с марта по июнь, число въехавших в Грузию россиян увеличилось по сравнению с прошлым годом на 355% – до 299 094 человек. Правда, многих, проезжающих транзитом через Грузию, впускают в страну с условием, что они покинут её территорию в тот же день.

Следствием такого наплыва граждан России стала акция, проведённая 28 сентября организацией “Время пришло”, недалеко от пропускного пункта Верхний Ларс. Участники акции требовали закрыть границу и прекратить въезд в Грузию россиян. По их мнению, это создаёт угрозу национальной безопасности. Оппозиционная партия “Стратегия Агмашенебели” также призывает запретить въезд в Грузию граждан России, по примеру Литвы, Латвии и Эстонии. А парламентская фракция “Единое национальное движение” выступила с инициативой внести изменения в закон “Об оккупации”, суть которых в том, чтобы установить “пошлину за оккупацию” в размере 1 000 лари (примерно $350) для всех россиян, желающих въехать в Грузию. Во фракции считают, что это пополнит фонд помощи беженцам из Абхазии и Цхинвальского региона. Но в правящей партии “Грузинская мечта” считают, что неправильно закрыть границу, поскольку это помешает въехать в Грузию живущим в России этническим грузинам. Потому многие настаивают на учреждении строгого контроля за потоком въезжающих в Грузию россиян. Такое мнение разделяет и президент Саломе Зурабишвили, предложившая, во время беседы с министром внутренних дел Вахтангом Гомелаури, использовать все механизмы контроля, включая формат Совета национальной безопасности. Сам Гомелаури считает, что прежде, чем что-то требовать, оппозиция должна решить, что она хочет: “Одни говорят, что мы должны закрыть границу и не пускать их вообще, а другие говорят, что, наоборот, мы должны их пускать, чтобы они не пошли воевать против украинцев”.

У создавшейся ситуации есть и экономический аспект. Из-за наплыва переселенцев цены на аренду квартир в Грузии выросли как минимум в полтора-два раза. Лица, сдающие жильё в аренду стали просить местных освободить квартиры, поскольку стало выгодней сдавать их приезжим подороже. Впрочем, встречаются и те, кто принципиально не хочет сдавать жилье гостям из России.

Таким образом, вопрос въезда граждан России в Грузию превратился в камень преткновения во внутриполитических баталиях. Критики власти называют их въезд в страну “бесконтрольным” и требуют ужесточить не только визовый режим, но и условия ведения ими коммерческой деятельности, приобретения недвижимости и получения вида на жительство. Однако в правящей партии считают эти требования чрезмерными и напоминают, что действующая сегодня либеральная визовая политика в отношении граждан РФ была принята ещё во время правления Михаила Саакашвили, причём, сразу после российско-грузинской войны 2008 года.

Общественность Грузии больше всего волнует то, что 5 сентября президент Путин подписал указ “Об утверждении Концепции гуманитарной политики Российской Федерации за рубежом”. В тексте говорится о защите идеалов “Русского мира”, продвижении традиционных ценностей, а также негативных последствиях глобализации и “неолиберальных взглядов”. Отмечается также, что Москва будет учитывать соблюдение прав русскоязычного населения в Грузии, Латвии, Литве, Молдове и Эстонии. В Грузии воспринимают это, как потенциальную угрозу и требуют установить дополнительные механизмы контроля на границе и ввести визовый режим с РФ. Тем более, что бывший замминистра обороны Грузии, член партии “Время настало!” Бату Кутелия утверждает, что “Во многих случаях под видом туристов в страну заезжают представители спецслужб, занимаются диверсиями или другими подрывными действиями”.

Правда после того, как правящая “Грузинская мечта” начала проводить политику “нераздражения” России, в Кремле несколько раз давали понять, что готовы пересмотреть своё отношение к Грузии. Но многие сомневаются в искренности этих намерений и напоминают о самовольном переносе границы Южной Осетии вглубь грузинской территории. Последний такой случай имел место 20 августа. Недоверие усилилось и в результате визита в Абхазию президента Беларуси Александра Лукашенко, в 2015 году заявлявшего о поддержке территориальной целостности Грузии. МИД Грузии осудил этот неофициальный визит, заявив, что Лукашенко грубо нарушил основополагающие принципы и нормы международного права. Визит поднимает вопрос о том, как заявление Лукашенко отразится на других странах, у которых есть аналогичные конфликты — в Карабахе и Приднестровье, или на центральноазиатские республики. Не говоря о Китае, у которого есть свои проблемы с Тайванем или с Синцзян-Уйгурским автономным районом. К тому же, 23-27 сентября в ДНР и ЛНР прошли референдумы о присоединении к России. Министерство иностранных дел Грузии осудило их проведение, что неудивительно, поскольку не далее, как 17 июля в Цхинвали намеревались провести аналогичный референдум, но передумали.

В результате наплыва россиян правительство Грузии оказалось перед новым вызовом, к масштабам которого оно, скорее всего, не было готово. И возможно прав посол Литвы в Тбилиси Андрюс Калиндра, заявивший, что “Поток россиян в Грузию – это не только вопрос национальной безопасности, но и вопрос позиции правительства в сложившейся ситуации”. Но главная проблема заключается именно в том, что правительство не ведёт диалог с обществом и не информирует его о своих планах в отношении данного вопроса. Это множит слухи, зачастую лишённые какого-либо основания, и порождает недоверие к правящей партии. Всё это, в который раз, даёт оппозиции повод говорить о пророссийской позиции правительства.

ГлавнаяАналитикаГраница Грузии, как способ избавиться от мобилизации