Доброе слово + пистолет

Foto: By danielo/Shutterstock

Зардушт Ализаде

Когда я пишу эти строки, то совершенно не опасаюсь, что мои армянские коллеги и друзья не поймут меня и обидятся.

Я считаю своими коллегами и друзьями только тех армян, которые имеют определенный интеллектуальный и нравственный уровень, сами точно так же страдают от тех явлений армянской действительности, которые тождественны азербайджанским порокам и которые мной отвергаются. Ну, а те, кто не поймет и обидится, то им советую выпить прямо из крана стакан прекрасной, вкусной ереванской воды, остыть от обиды и постараться понять мою логику.

Поверьте, обидеть моих армянских соседей никогда не было моей целью. Это совершенно чуждо мне. Я всех людей уважаю. Пока они своим поведением не докажут, что они уважения не заслуживают.

Зардушт Ализаде

Итак, последние 30 лет своей жизни я посвятил тому, что искал примирения с моими армянскими соседями. В миротворчество меня привлекла Арзу Абдуллаева, создатель азербайджанского филиала Хельсинской Гражданской Ассамблеи. В начале 1990-х, в пору возгорания конфликта, господства над умами горячечных страстей ненависти ко всему армянскому, когда по улицам Баку с серьезным видом сновали сотни взрослых мужиков, озабоченных перспективами приобщения к распилке госбюджета, скромная женщина занималась действительно полезными конкретным людям и всему человечеству делами.

Арзу Абдуллаева без громких заявлений нашла себе армянскую подругу, литератора Анаит Баяндур. К ним присоединился Карен Оганджанян из Карабаха, и они совместными усилиями добились освобождения 500 человек, попавших в беду, заложников и военнопленных. 25 из них они сами непосредственно, из рук в руки, передали и освободили. Ей удалось привлечь внимание властей к этой общей беде и инициировать создание специальной государственной структуры для решения проблемы. Этой структуре Арзу Абдуллаева и ее соратницы передали список 2 700 пленных и заложников.

В разгар войны она совершила визит в Ереван, Анаит приехала в Баку. Они создали мосты общения между различными группами населения: женщинами, молодежью и даже детьми.

К этому времени я полностью понял суть конфликта, описал технологию его создания, знал, какие иностранные государства и как раздули очаг враждебности, кто внутри наших стран и в каких целях управляет конфликтом, знал, что нужно сделать для того, чтобы преодолеть вражду и вернуть мир. Понимал, что конфликт является высокооктановым топливом, на котором едет машина борьбы за власть. Видел, как конфликт позволил отставному партократу Гейдару Алиеву вновь воцариться в Азербайджане, а в Армении стать президентами провинциальным выскочкам со среднеарифметическим уровнем мышления. Политическая цель этой стандартной заварушки была достигнута, регион был подвешен на крюке конфликта на Кремлевской стене, простым людям ничего не оставалось, кроме как быть топливом для продолжения адской работы.

И я присоединился к благородной деятельности ХГА.

Перед нами стояли могущественные силы, заинтересованные в конфликте. Но я верил, что народы, армянский и азербайджанский, сильнее. Если поймут свои истинные интересы.

Эти могущественные силы тоже понимали потенциальную силу народов, поэтому делали все, чтобы народы не поняли своих истинных интересов. Вместо истинных интересов, вместо мира, безопасности, возможности верить друг-другу, сотрудничать, торговать, дружить, они дьявольскими методами вбивали в сознание народов ненависть, недоверие, обиды, страх, месть и пренебрежение. На разжигание конфликта работала вся могущественная машина пропаганды и в Армении, и в Азербайджане.

Армяне перестали считать азербайджанцев людьми, достойных доверия и уважения. Азербайджанцы отвечали той же монетой. «Туркес» и «ермени» стали самыми обидными оскорблениями в двух соседних странах. За эти «оскорбления» бьют в морду и подают в суд. Это, по правде говоря, смешно, если бы не было столь унизительно и печально.

Итак, в Баку небольшая, но сплоченная группа единомышленников с момента начала конфликта бросила вызов могущественным силам зла и начала вести бой за мир. Мы желали, чтобы и в Армении сформировалась такая же группа. Мы видели, что конфликт и война принесли и армянскому народу неисчислимые беды и потери. Там, как мы верили и надеялись, должны быть, обязательно должны быть люди, точно так же, как и мы, желающие добра и избавления для своей родины, люди, получившие такую же, как мы, общее советское образование, воспитанные в духе интернационализма, уважения других людей и народов, в конце концов, верящие в одного единого бога, которого наши соседи величают Аствац, а мы – Аллах.

Мы действительно нашли нескольких армян, которые искренне искали мира с азербайджанцами. Их было мало, совсем немного, они считали возможным почетный для двух народов мир на базе компромисса, не верили в сладкие, но несбыточные мечты о восстановлении иллюзорной империи. Они ногами стояли в реальном мире, реально сотрудничали с нами, преодолевая огромное сопротивление косной толпы. Это была, прежде всего, Анаит Баяндур и несколько ее друзей.

Большинство же армян, которые тоже считали себя миротворцами, видели мир совершенно по-иному, чем мы. Они считали, что мир возможен и даже желателен, но для этого азербайджанцы должны признать итоги кровавой войны 1991-1994 годов. Они искренне верили, что Армения победила в честной, насколько это возможно сказать про зверское кровопролитие, войне за Арцах, и что Армения, так и быть, готова протянуть руку для примирения с проигравшим войну Азербайджаном. Чтобы помириться с Арменией, Азербайджану достаточно признать право армян Арцаха на независимость и отказаться от Лачинского района, который станет пуповиной, связывающей Арцах с Матерью-Арменией. Кстати, не забудьте вернуть Шаумяновский район, он тоже наш. А так у нас к Азербайджану никаких других претензий нет. Так и быть, помириться можно.

Наш лагерь миротворцев тоже хотел мира с армянами, но на прошлые события и на перспективу будущего развития событий смотрел чуть иначе. Мы говорили своим армянским коллегам, что мир мы видим в том, чтобы   армяне и азербайджанцы не разделялись и не размежевывались окончательно, а могли жить совместно и в Армении, и в Азербайджане. Мы говорили, что нам негоже обманываться, поддаваться иллюзиям, что войну выиграла не Армения, не армянская армия, а победу Армении «организовала» Россия для того, чтобы Армения попала в полную вассальную зависимость от нее. Что Армении в действительности нужна не «победа» милостью имперской России, и нам нужна вовсе не «победа Азербайджана» милостью той же России, нам нужен мир, почетный и для армян, и для азербайджанцев. Для этого нам нужно взять за основу не мутные средневековые версии истории, а законом утвержденные советские реалии на момент распада СССР, ну, как это сделали три республики Балтии, признать наши советские административные границы государственными, сесть и обсудить гарантии и механизмы обеспечения прав человека, в том числе и самые широкие и реальные права армянской автономии в Карабахе. А потом дружно направиться в сторону демократического развития, сотрудничества и мирной жизни.

Нам помириться хотели помочь и западные коллеги, которые стали спонсорами мирных поисков. Они почти 30 лет поддерживали этот «мирный процесс». Если честно, этого процесса не было вовсе, потому что активная часть армянских коллег, называя себя миротворцами, на деле пыталась облечь в миротворческую одежду «победу» своих властей. Они к этому времени уже полностью осознали, что эта армянская власть состоит почти исключительно из воров и узурпаторов, мошенников и лжецов, что главной целью этих мошенников является не защита любимой Армении и любимого армянского народа, а исключительно ограбление Матери -Армении. Но отойти от своей привычной позиции, взглянуть на мир иначе они никак не могли, потому что большинство армянских миротворцев были пленниками национального мифа об исключительности своей нации, об исключительных правах армянского народа по сравнению, естественно, со своими соседями «туркес».

Аллах свидетель, что мы долго и настойчиво разговаривали со своими армянскими соседями, честно пытались уверить их в том, что мы вовсе не второсортные, а такие же люди, просто другие, с иными культурными и религиозными воззрениями. Что мы вовсе не враги, просто желаем равных прав, хотим почетного для двух народов мира. Мы их заверяли, что для обеспечения права 100 тысяч армян Карабаха на самоопределение грешно превращать в беженцев 1 000 000 азербайджанцев и 500 000 армян. Мы пытались вовлечь их в работу по построению модели совместной армяно-азербайджанской жизни, в изучение опыта мирной жизни бывших когда-то непримиримыми противниками французов и немцев, шведов и финнов, австрийцев и итальянцев, англичан и ирландцев…

Изучать они изучали, ездить в регионы бывших и действующих конфликтов не отказывались, но совместно с нами разрабатывать модели мирной жизни, параметры самой высокой в мире автономии Нагорного Карабаха в составе Азербайджана категорически отказывались. Их объяснение было очень простое: Нагорно-Карабахская Республика уже независимое государство, и обратно стать автономией в составе Азербайджана означает понижение собственного статуса. Наши доводы о том, что никто в мире не признает эту независимость, что может настать момент, когда начнется война за возврат утраченных законных азербайджанских территорий, что будущая война будет более кровопролитной, что нам надо искать выход из тупика, ведущего нас в историческое никуда, нашими армянскими коллегами с легкостью отметались. Я видел, что на нас они смотрели с пренебрежением, самые совестливые даже с жалостью. Наши доводы они считали словами слабых, проигравших людей, а не словами искренне стремящихся к миру граждан.

За годы, прошедшие после кончины Анаит Баяндур, в среде общественно активных армян мы не нашли никого, кроме Вардана Арутюняна, Георгия Ваняна и только одного его единомышленника, кто признавал бы азербайджанцев равными себе и своему народу. Для подавляющего большинства победоносных армянских миротворцев мы были и остались жалкими лузерами.  Георгия Ваняна же армянское общество третировало как предателя, изменившего святому армянскому делу.

Я верил силе слова, недаром во всех священных книгах сказано о его всесилии. «В начале было слово». Точнее не скажешь.

Но в нашем случае все добрые слова, слова доброжелательства, слова уважения, слова надежды, обещающие мир и сотрудничество, отвергались решительно и безапелляционно.

Нет! Мы победители! Ни шагу назад от независимости Арцаха!

Грянула война. Армения, как мы и предсказывали, потерпела поражение. Теперь не только азербайджанские миротворцы, но и азербайджанская власть ищет мира и сотрудничества с Арменией, стремится покончить с конфликтом. Про мир сказано в Трехстороннем Заявлении от 10 ноября 2020 года. Согласно Заявлению, должны быть восстановлены разрушенные дороги, обговорены границы, начаться сотрудничество.

Но нет, Армения никак не может распроститься с милыми сердцу иллюзиями, требует исключительных прав для армян Карабаха, опираясь при этом на Россию, и, частично, на Запад, которые видят в продолжении конфликта ресурс для сохранения и расширения своего влияния на регион. Армения продолжает делать ставку на ту Россию, которая инициировала конфликт, вооружила стороны, воевала попеременно и на той, и на этой стороне, и довела наши государства до унизительного положения вассалов.

И тут мне вспоминается слова одного из героев американского вестерна, сказавшего, что «добрые слова хорошо, но они действуют лучше, если при этом к виску приставлен Кольт».

Горькие и циничные слова, они противны моему мировоззрению. Но, наблюдая за позицией Армении, я убеждаюсь, что большая доля правды в этих словах есть. И наша власть, пользуясь и словом, и пистолетом, добивается, в отличие от нас, пользовавшихся последние 30 лет только добрым словом, каких-то результатов, шаг за шагом продвигая вперед мирный процесс.

Доволен ли я? Сказать честно, нет. Я по-прежнему убежден, что силу слова, потенциал мира наши власти используют не совсем полно. То ли это противно их естеству, то ли третья сторона и демиург конфликта, Россия, не позволяет, то ли Армения закостенела в своих мифах и не воспринимает действительность адекватно.

По мне, можно многое сделать, чтобы сознание армянского и азербайджанского народов начало меняться быстрее.  Вот краткое описание мер, которые пришли на ум мне и некоторым моим коллегам. Они, как нам кажется, способны повлиять на изменение умонастроения широких народных масс в Армении и Азербайджане.

1.Правительствам Армении и Азербайджана необходимо самим прекратить использовать и директивно запретить использование враждебной риторики, «языка ненависти» в речах и СМИ в отношении соседнего народа и государства. Пересмотреть школьные и вузовские программы, исключить любые намеки на разжигание ненависти.

2. Правительствам Армении и Азербайджана необходимо провозгласить, что они всячески поддерживают любые инициативы граждан, направленные на установление прямых экономических отношений между двумя странами.  Власти Армении и Азербайджана обязаны обеспечить безопасность для граждан государств-вчерашних противников и оказывать содействие, если они пожелают наладить совместный бизнес.

3.Армянскому населению Карабаха необходимо объявить, что власти Азербайджана приветствуют участие своих армянских граждан в восстановлении разрушенного Карабаха. Что власти готовы обеспечить юридические процедуры для оформления армян Карабаха на работу в проектах восстановления региона, а также их безопасность.

4.Правительство Азербайджана готово принять все необходимые меры для оформления пенсий и пособий армянам Карабаха согласно азербайджанским законам.

5.Правительству Азербайджана будет полезно пригласить международные правозащитные организации открыть свои представительства в Баку и филиалы этих представительств в Карабахе. Оно должно оказывать административное и финансовое содействие азербайджанским правозащитным организациям открыть свои представительства в Карабахе и, совместно с армянскими и международными правозащитными организациями, осуществлять мониторинг и защиту прав человека в Карабахе.

6.Правительству Азербайджана необходимо учредить премию мира имени Георгия Ваняна, пригласить в жюри известных миротворцев из Европы и США и обеспечить широкое распространение информации как о самом Ваняне, так и победителях ежегодного конкурса на получение премии мира. Правительству Азербайджана было бы полезно договориться с правительством Грузии о международном статусе «Дома мира» в селе Текали Марнеульского района, выделить финансовые средства для возведения в селе Конференц-центра и гостиницы из легких конструкций, обеспечить его постоянную работу как площадки для совместной деятельности по укреплению мер доверия и сотрудничества между всеми народами Южного Кавказа.

7. Правительствам трех государств Южного Кавказа было бы полезно совместно учредить международный конкурс исполнителей народной музыки имени Саят Нова, как символа единства культуры народов региона, проводить этот праздник музыки поочередно в столицах трех государств.

8.Организовать международный кулинарный фестиваль «Праздник долмы» с участием представителей всех народов, в национальной кухне которых это блюдо занимает почетное место.

9.Торжественно открыть в Баку армянскую церковь, пригласить армянского священника, обеспечить его жильем, и, на первое время, охраной.

Эти и другие меры, которые, возможно, подскажут другие заинтересованные в мире граждане Армении и Азербайджана, способны, на взгляд автора, послужить усилению потенциала мира в регионе Южного Кавказа.

Как только я написал эти строки, новостные ленты принесли информацию о новой вспышке насилия на армяно-азербайджанской границе. Вновь идет подсчет убитых и раненых, нанесенного взаимного ущерба. Стороны обвиняют друг друга, как это принято у нас, на Южном Кавказе.

Жалко погибших. Жалко утерянных возможностей найти приемлемое для сторон решения конфликта.

Отчего это происходит? Чего нам не достает? Ума? Культуры? Совести?

Чего?

Статья отражает точку зрения автора, которая может не совпадать с редакционной Мейдан ТВ. 

ГлавнаяМнениеДоброе слово + пистолет