Source: Мейдан ТВ

(Вне)временные переселенцы. Без надежды на возвращение и нормальное жилье

В 90-е годы, по официальным данным, в ходе боевых действий около миллиона азербайджанцев стали вынужденными переселенцами. Сначала в стране для оставшихся в результате войны без крова людей разбили палаточные лагеря. Затем для них стали строить поселки и жилищные комплексы. Тем не менее, многие до сих пор продолжают жить в полуразрушенных зданиях бывших общежитий, школ, детсадов и даже в вагонах, годами ожидая своей очереди на нормальное жилье. Как ни парадоксально, деоккупация земель не вернула им надежду на скорое решение их затянувшегося на долгие годы жилищного вопроса.

Война между Азербайджаном и Арменией за Карабах закончилась 9 ноября 2020 года. Согласно подписанному между двумя странами при посредничестве России заявлению, Азербайджану перешла большая часть Нагорного Карабаха, а также прилегающие к нему районы. Согласно этому же заявлению, покинувшие оккупированные в ходе боевых действий в 90-х годах земли беженцы и вынужденные переселенцы могут вернуться на свои родные земли.

Во время последней эскалации нагорно-карабахского конфликта, которая началась 27 сентября и продолжалась 44 дня, многие азербайджанцы, некогда вынужденные покинуть свои дома, услышав новость об освобождении своего района, говорили: «Ну, вот мы больше и не беженцы!». И 6 января, на совещании, посвященном подведению итогов 2020 года, президент страны Ильхам Алиев подтвердил их правоту, сообщив об аннулировании статуса беженцев и вынужденных переселенцев граждан, прописанных на освобожденных территориях.

Также президент добавил, что там начаты восстановительные работы, чтобы переселенцы могли вернуться в родные края. Возвращение будет добровольным, но, если прежде беженцам, ютящимся в зданиях общежитий или детских садов, постепенно выдавали новые квартиры, то теперь жилье для них будут строить лишь на деоккупированных землях.

«Я знаю, что они долгие годы ждали эти квартиры, но теперь их земли освобождены, - сказал президент в своем обращении. - Поэтому совершенно нелогично селить бывших беженцев и переселенцев в Баку, Гяндже или Сумгаите. Будет правильным решением отдать предназначенные для них квартиры семьям погибших на войне».

В свою очередь, заместитель министра труда и социальной защиты Вюсал Насирли также сообщил, что квартиры, построенные для бывших вынужденных переселенцев, уже начали снимать с баланса Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев и переводить их на баланс Министерства труда и социальной защиты.

Многие вынужденные переселенцы из Карабаха до сих пор продолжают жить в полуразрушенных зданиях

Многие вынужденные переселенцы из Карабаха до сих пор продолжают жить в полуразрушенных зданиях

Source: Мейдан ТВ

“Живем в тесной комнате, поделенной занавесками на три части”

Таким образом, люди, которые, спустя десятилетия, едва зажили нормально, теперь вновь должны готовиться к переезду.

Хотя, вероятнее всего, вернуться в родные края они смогут еще не скоро. Освобожденные территории для начала надо очистить от мин и привести в пригодное для жизни состояние. А это означает, что сотни тысяч людей обречены еще, как минимум, 5 лет жить в тех же тяжелых условиях.

«У меня два сына и дочка. Сыновья женаты, у каждого по двое детей. И мы вдесятером – а после смерти моего мужа вдевятером – живем в одной тесной комнате, поделив ее занавесками на три части. И газа у нас нет», - говорит беженка из Агдама Марьям Мамедова.

Как и большинство их земляков, семья Мамедовых была вынуждена покинуть свой дом в 1993 году, после оккупации Агдамского района. Лелея надежду на скорое возвращение, они около трех лет прожили в одном из ближайших сел. А в 1995-м переехали в Баку и с тех пор обитают в общежитии. Когда им позвонили из Госкомитета по делам беженцев и спросили, хотят ли они возвратиться назад, и сама Марьям Мамедова, и ее сыновья согласились. Но не знают, когда это станет возможным.

Люди, которые, спустя десятилетия, едва зажили нормально, теперь вновь должны готовиться к переезду

Люди, которые, спустя десятилетия, едва зажили нормально, теперь вновь должны готовиться к переезду

Source: Мейдан ТВ

«Нас поставили на учет для получения квартиры, и в декабре мы должны были заселиться. Когда началась война, мы вместе с соседями по общежитию решили отказаться от этих квартир – пусть их отдадут семьям погибших и ветеранов, а мы хотим вернуться на родину. Но теперь вот не знаем, на сколько это затянется. Хорошо бы хоть года на два-три. Общая вода, общие ванная и туалет, перед которыми по выходным выстраивается очередь… Очень трудно. Хорошо бы, если нас хотя бы временно поселили в новой квартире. А потом, когда можно будет вернуться в Агдам, мы уедем. Три семьи в одной комнате – это ж не дело… Пусть хоть одну переселят», – сетует Марьям Мамедова.

Семья беженки из Физулинского района, медсестры Валиды Юсифовой также должна была в декабре прошлого года переехать в новую квартиру, но теперь этого уже не случится. Они с мужем должны оставаться в общежитии, покуда не вернутся в родное село.

«В этом общежитии мы с 15 августа 1994 года. Сейчас я живу с мужем. Сын, не выдержав духоты, снял себе жилье и съехал. Изначально тут не было ничего, кроме каменной кладки, мы сами все достроили. Газа тоже никогда не было. Только свет. Так что пользуемся электрической плиткой. Хорошо еще, что за коммунальные услуги государство платит. Но мы-то хоть с грехом пополам обустроились, у нас есть ванная и туалет. А на верхних этажах все совсем плохо», – рассказывает Валида Юсифова.

Она тоже из тех, кто ответил согласием на вопрос о возвращении: «Здесь у нас дома нет, отчего ж не вернуться? Вообще, многие хотят возвратиться. Кто ж захочет оставаться в таких условиях?! Но, по-моему, это займет года 3-4, а может, и все семь».

“Там нас только похоронят, видимо...”

Льготы и дома, предоставляемые государством беженцам, – все это носит временный характер и, по сути, не принадлежит им. И теперь, когда оккупированные земли освобождены, и, значит, устранена причина, по которой они когда-то бежали, эти люди, по факту уже не являются беженцами. Ведь теоретически, они в любой момент могут вернуться обратно. Но, по мнению юриста Халида Багирова, «в любой момент» звучит слишком неопределенно, так как пока что возвращение невозможно.

«Правительство может аннулировать статус беженцев и вынужденных переселенцев только после того, как будут устранены все препятствия для их возвращения. А до тех пор аннулирование этого статуса представляется неверным с правовой точки зрения», – говорит Халид Багиров.

С другой стороны, требует разъяснений также и высказывание президента о том, что дома для беженцев и вынужденных переселенцев будут строиться только на освобожденных территориях. По мнению правозащитника Анара Мамедли, правительство в этом вопросе должно взять за основу принцип участия и учитывать желания самих переселенцев.

Правозащитник Анар Мамедли

Правозащитник Анар Мамедли

Source: Мейдан ТВ

«Было бы хорошо, если б вместо комитета по делам беженцев создали комитет по реинтеграции, и вопросы, связанные с восстановлением освобожденных территорий, решались бы при участии граждан и специалистов. Пока что о происходящем мы узнаем случайно, из заявлений президента или какого-нибудь чиновника. А между тем, эти территории должны быть восстановлены в такой форме, чтоб люди захотели там жить», – объясняет Анар Мамедли, который и сам в прошлом был вынужденным переселенцем.

По его мнению, в действиях, предпринимаемых правительством на данный момент, больше спешки, нежели плана.

Хотя пока власти не говорят ничего о сроках возвращения вынужденных переселенцев в Карабах, ограничиваясь рекомендациями не посещать освобожденные территории. Еще в ноябре прошлого года начальник оперативного штаба Национального агентства по разминированию Азербайджана (ANAMA) Идрис Исмайлов заявил журналистам, что более 80% территорий, освобожденных в Карабахе от армянской оккупации, пока все еще являются опасными из-за большого числа мин. По его же словам, полностью освободить территории от мин они смогут через 3-5 лет.

«Если в течение следующих 10 лет там реально не будут созданы условия для жизни, говорить им сегодня - давайте, уезжайте отсюда, не видать вам здесь жилья, - это неправильный подход», - считает Анар Мамедли.

А пока проживающая в полуразрушенном здании старого общежития с нулевыми условиями для жизни вынужденная переселенка Наиля Заманов просит власти обеспечить их «хоть каким-то жильем» до возвращения на родные земли:

«Сколько это займет времени - два, три года? Может быть, не застанем этого, умрем раньше. После тех мучений, которые мы здесь переживаем, там нас только похоронят, видимо...»

Согласно официальной статистике, беженцы и вынужденные переселенцы составляют 1,2 миллиона, то есть 12,4% населения Азербайджанской Республики.

При поддержке “Медиасети”

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/1x9man

Most Viewed