None

Source: meydan.tv

Сможет ли стать конвенция примером для карабаха?

Article was updated on :  1 March 2019

В августе 2018 года после 22 лет трудных переговоров между всеми пятью прибрежными государствами в Актау была подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Мир обрел надежду на то, что в современном мире, полном абсурда и насилия, шанс на торжество разума все-таки еще сохраняется. Было доказано на деле, что руководители государств бассейна Каспийского моря способны отдать приоритет рациональному мышлению и прагматизму, а не инстинктам и слепому эгоизму.

Подготовка текста договора и подписание его стали вехой на долгом и опасном пути, где сторон подстерегали чреватые потрясениями и потерями конфликты. Все это время сторонники мира с тревогой наблюдали за событиями, которые сопровождали процесс формирования позиций сторон по вопросу статуса Каспия. На этот процесс оказывали влияние исторические обиды и мифы, наследие деятельности пропагандистских и разведывательных служб прошлых режимов, происки и интриги чуждых региону больших государств, жадность к соблазнительно огромным богатствам дна моря.

Говоря о влиянии на переговоры обид и мифов прошлого, нужно отметить, что на каком-то этапе камнем преткновения стало желание Ирана определить свой сектор 20% акватории моря. Аргументом Ирана было то, что море должно быть разделено в равных долях по числу стран побережья. Азербайджан не соглашался, опираясь на существовавшее советско-иранское соглашение о разделе моря по линии Астара-Гасангулу.

Исходя из своего толкования статуса Каспия, Азербайджан посылал свои суда геологоразведки для изыскательских работ в южную часть моря. Иран, исходя из своего толкования статуса моря, посылал свой военный корабль, который выпроваживал научно-разведывательное судно из этого участка моря. Азербайджан в ответ приглашал эскадрилью турецких истребителей для показательных полетов над Баку, демонстрируя, что он не одинок и у него есть сильный союзник.

Толпа на Бакинском бульваре, наблюдавшая за виражами турецких истребителей, выражала невероятные радость и воодушевление. Выяснилось, что обыватели психологически готовы к повторению второй Чалдыранской битвы, когда армии двух самых сильных на то время мусульманских государств – Османы и Сефевиды – сошлись в братоубийственной схватке на радость недругов мусульманского Востока. Толпа рьяно защищала право Азербайджана быстро освоить гипотетические нефтяные богатства южного сектора Каспия, не понимая, что возможные прибыли от разработки месторождения «Алов-Лянкаран» пойдут не народу, а в карманы западных нефтяных компаний и на покупку роскошных дворцов в Лондоне для детей очередных чиновников азербайджанского правительства.

К счастью, всплеск напряженности оказался мимолетным, и переговоры продолжились. В течение этих переговоров каждая из сторон, особенно Азербайджан и Иран, преодолевали у себя сложившиеся стереотипы сознания, унаследованные из прошлого. Для Азербайджана, испытывающего фантомные боли, было важно осознать, что он не Советский Союз, второе в мире могущественное государство с ракетно-ядерным оружием, а всего лишь слаборазвитое маленькое государство. Для Ирана важно было примириться с тем, что Азербайджан уже не отторгнутая некогда у Ирана провинция, которая обязана после распада Российской империи, вернуться в лоно матери-Родины, а член мирового содружества независимых государств, имеющий, хотя бы на бумаге, такие же права, что и Иран.

За 22 года, как показала практика, стороны сумели преодолеть ложные стереотипы своего мышления и начали воспринимать друг друга адекватно, что сказалось на том, что они проявили больше готовности к компромиссам. Результатом стало подписание прорывной Конвенции о правовом статусе, которая в неких аспектах определила Каспий как озеро, а в некоторых - как море. Все стороны отказались от идеи делить море секторально, обозначив общее пространство моря, за исключением территориальных вод, как свободное для плавания судов. Понятно, что для России и Ирана в реальности подобное согласие является всего лишь юридической формальностью, тем не менее, компромисс стал возможным благодаря гибкости позиции именно этих двух самых больших государств бассейна Каспийского моря.

Как и всякое международное соглашение, Конвенция закладывает основу для дальнейшего интенсивного сотрудничества сторон. Она обязывает государства тесно общаться и договариваться по весьма широкому спектру вопросов, начиная от методики установления прямых исходных линий, конфигурации побережья, реализации права сторон на доступ из Каспийского моря к другим морям, Мировому океану (п.10 ст .3), определения ответственности за загрязнение, за ущерб, причиненный экологической системе (п.16 ст.3), проведения морских научных исследований за пределами территориальных вод (п.17 ст.3), разграничении внутренних и территориальных вод между государствами со смежными побережьями (п.3 ст.7), разграничении дна и недр моря на сектора (п.1 ст.8) и т.д и т.п.

То есть, при наличии разума и доброй воли, стороны обязаны непрерывно общаться, консультироваться, договариваться и искать взаимоприемлемые решения, что приведет к появлению весьма широкого круга лиц, которые будут заниматься этим профессионально и на долгосрочной основе. Исходя из постулатов «Законов Паркинсона», «любая бюрократическая структура, будучи однажды создана, стремится не только сохраниться, но и расшириться». В данном случае структуры, созданные для реализации Конвенции, могут в теории стать не бесполезными учреждениями, но, на самом деле, полезными народам побережья Каспия институтами, локомотивами добрососедства.

Если быть откровенными, государства-подписанты должны были бы выразить искреннюю благодарность стране, которая внесла весомый вклад в ускорение подписания Конвенции. Имеется в виду США, дипломаты которой в 2018 году рядом своих шагов дали сильный импульс разрешению всех противоречий вокруг проекта Конвенции. Есть мудрая русская поговорка: «Не было счастья, да несчастье помогло». Решение администрации президента Трампа выйти из международного ядерного договора с Ираном, наложить на Иран незаконные санкции и принудить страны-сателлиты последовать своему примеру, начало активных переговоров по зондажу вероятного размещения в Актау американской военной протобазы с неизбежным вовлечением в этот авантюрный проект Азербайджана, отрезвили сторонников бесконечно толочь воду в ступе, принудили их принять мудрое решение разрубить Гордиев узел противоречий путем легализации статуса неопределенности в юридически определенном документе.

Будучи давним участником миротворческого процесса на общественном уровне для урегулирования армяно-азербайджанского конфликта из-за Карабаха, я лелею надежду на то, что выдающаяся готовность сторон Каспийской конвенции к компромиссам может стать вдохновляющим примером для дипломатов и руководителей Азербайджана и Армении с тем, чтобы они, наконец, признали очевидное право каждой стороны получить то, к чему она стремится.

Для Армении цель - не допустить вертикального подчинения Степанакерта Баку. Для Азербайджана цель – сохранить территориальную целостность. Обе эти цели гарантированно достигаются и обеспечиваются, без войны, гибели граждан и разрушений, если стороны согласятся на применение в регионе модели Аландского архипелага. Именно в договоре об Аландах эта территория является, с одной стороны, независимой от Хельсинки, то есть «морем», а с другой, является «озером», то есть частью территории Финляндии. Договор об Аландском архипелаге, предложенный Лигой Наций и узаконенный в 1922 году Конституцией Аландов, до сих пор является прочным основанием для мира в регионе, базой добрососедских отношений между Швецией и Финляндией, гарантией процветания для жителей островов.

Есть огромное сходство между философией Конвенции о правовом статусе Каспийского моря и философией Договора о статусе Аландов. Знатоки могут сказать, что реализации надежды автора статьи на повторение опыта Аландов на Южном Кавказе способна помешать Россия, которая не пожелает упустить свой потенциал держать регион под контролем посредством контролируемого конфликта. На это автор может возразить тем, что во время утверждения Аландского статуса Россия также географически существовала, однако в 1918-1922 годах сложилась такая ситуация, что Россия существовала географически, но не существовала политически, то есть не была в состоянии навязывать свою злую волю миру и странам региона.

И сейчас тенденция событий в России указывает на то, что ситуация начала ХХ века, когда Россия на короткий период потеряла свою способность диктовать волю миру и соседям, может быть повторена. Нынешняя политическая элиты России ведет ее к глубокому государственному кризису. И если он наступит, то народы Азербайджана и Армении к тому времени должны быть подготовлены к миру, должны не продолжать бесконечные прения о несбыточных мечтах и желаниях, а путем быстрого, уже осознанного и приемлемого на общественном уровне компромиссного решения подписать подготовленный к тому времени договор, положить конец бессмысленному конфликту и лишить чуждые силы возможности манипулировать судьбами народов Южного Кавказа.

Статья отражает точку зрения автора, которая может не совпадать с позицией Мейдан ТВ.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  1 March 2019
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/o4lpus

Most Viewed