Source: Мейдан ТВ

Что скажут люди? Родители отказываются от своих ЛГБТ-детей ради общественного мнения

В Азербайджане невозможно даже приблизительно выяснить численность ЛГБТ-сообщества, потому что большинство тщательно скрывает свою сексуальную ориентацию. В стране, которую в пятый раз признали самой гомофобной в Европе, гомосексуалы не просто не говорят открыто о своей сексуальности, но тщательно скрывают ее даже от самых близких людей. И этому есть серьезные причины.

Мамы, не отказавшиеся от своих ЛГБТ-детей в Азербайджане. - большая редкость

«Скажите маме, что я очень люблю ее»

Единственный гомосексуал в стране, совершивший каминг-аут, открыто защищавший права представителей ЛГБТ Иса Шахмарлы повесился в 2014 году. Незадолго до самоубийства он написал свой последний пост на Фейсбук: «Я ухожу... Эта страна, этот мир не для меня…. Ухожу, чтобы быть счастливым. Скажите маме, что я очень люблю ее… Прощайте».

Родственники не разрешили друзьям 20-летнего парня проводить его в последний путь, и им пришлось тайно посетить могилу Исы уже после его похорон. Знакомые говорили, что самоубийство связано с конфликтами между Исой и его родственниками. Незадолго до самоубийства родители отказались от него, мать заявила, что у нее нет гомосексуального сына.

Гюльнара Мехтиева, представитель “Организации азербайджанских меньшинств” рассказывает, чем может обернуться для представителей ЛГБТ признание в своей сексуальности:

«Был гей из Сумгаита, отец, узнав о его ориентации, избил его, выгнал из дома, и даже отправился на место работы сына и добился его увольнения. Еще был случай, когда мать пыталась поджечь своего ребенка. Это было где-то в 2014 году. Его избили ремнем, на теле парня были ужасные ссадины после побоев. Был еще случай, когда мать полностью отказалась от сына, отказывалась с ним видеться».

«Не изменишься, убью»

23-летняя Самира (имя изменено) из Баку говорит, что открылась маме в 15 лет, почти сразу после того, как поняла сама. Мать не приняла всерьез ее слова, и сказала, что с возрастом все пройдет. А вот реакция брата была абсолютно другой. Он жил тогда в Москве, и заручившись согласием родителей, забрал сестру к себе. Здесь Самира, тогда еще подросток, прошла все круги ада.

«В течение года он мучил меня, избивал, оскорблял. Говорил, если не изменишься, я убью тебя. Он мне давал таблетки, говорил, ты больная, я тебя вылечу, - рассказывает она. – Через год я притворилась, что якобы «вылечилась», и у меня уже есть чувства к парням, хочу замуж, когда вырасту. Он мне поверил и привез в Азербайджан».

Сейчас Самира скрывает свою ориентацию ото всех, даже от мамы. Она уверена, что если еще раз попытается заговорить на эту тему с матерью или братом, ей придется пройти через те же мучения. А отец, который несколько лет назад ушел из семьи, уже после первого признания отказался от общения с ней.

«Я считаю, что в Азербайджане основная причина отказа родителей от детей не религия, а боязнь того, что скажут люди. Этот страх управляет всей нашей жизнью. И родители из страха упасть в глазах родственников, общества даже готовы пожертвовать детьми», - говорит Гюльнара Мехтиева.

«Ты сможешь убить его? Нет. Тогда прими»

Но нам все же удалось найти две семьи, которые не отказались от своих ЛГБТ-детей, продолжают с ними общаться, хотя принять гомосексуальность своего ребенка им было непросто. О своей реакции на признание сыновей матери рассказывали со слезами на глазах, тщательно избегая таких слов, как «гомосексуальность», «сексуальная ориентация», заменяя их на «это», «такое». Для обеих мам признание детей в своей сексуальной ориентации стало переломным моментом.

«Я долго плакала, никак не могла прийти в себя, не выходила из дома, не знала, как дальше жить, чуть не наложила на себя руки», - рассказывает мама 36-летнего Шамиля (имя изменено). Сразу после разговора он уехал из дома. Мама рассказала о каминг-ауте сына мужу и вместе они нашли в себе силы не отвернуться от сына. Сейчас об ориентации Шамиля знают только члены семьи - отец, мать и две сестры. «Дочери сразу сказали, что Шамиль как был их братом, так им и останется», - говорит мама.

И второй нашей героине пройти через это «испытание» помогла дочь. Сын признался в своей ориентации в письме лет шесть тому назад, ему тогда был 21 год.

«Я никак не могла этого принять. Мы тогда жили в деревне, а Рауф (имя изменено) - в Баку, я приехала к нему, он жил с парнем. И тогда он мне сказал - мама, я такой, или ты должна меня принять или нет. Я вернулась домой, меня успокоила дочь. Она была мне самой большой поддержкой в это время. Она сказала, его невозможно сейчас изменить. Ты сможешь убить его? Нет. Тогда прими».

«Я боюсь за мужа, дочерей»

Гомосексуальность Рауфа и Шамиля тщательно скрывается обеими семьями даже от близких. Даже несмотря на то, что их сыновья уже несколько лет не живут в Азербайджане. Родители говорят, что очень боятся реакции окружающих, боятся за остальных детей, боятся стать изгоями, посмешищем.

«Сама я бы и сегодня закричала на весь мир, что мой сын такой, сказала бы всем родственникам, знакомым – хотите, принимайте, хотите - нет. Но я боюсь за мужа, дочерей», - говорит мать Шамиля.

Шамиль и Рауф покинули Азербайджан почти в одно и то же время, после «сентябрьских погромов» 2017 года https://www.meydan.tv/ru/article/azerbajdzhanskie-vlasti-otkryli-ohotu-na-geev/. Тогда полиция задерживала представителей ЛГБТ-сообщества на улице, забирала их в полицейские участки прямо из квартир. В течение нескольких дней были задержаны около сотни человек, их оскорбляли, били и насиловали. Власти Азербайджана утверждали, что целью рейдов была борьба с проституцией. Но Шамиль, выпускник МГУ, юрист по профессии, работавший на тот момент по специальности в Баку, также подвергся гонениям. Ему пришлось уволиться, выехать из съемной квартиры (таковы были требования работодателя и хозяина квартиры), а затем и вовсе покинуть Азербайджан.

Тогда за геев не заступилась даже местная оппозиция, которая обычно не оставляет без внимания вопиющие нарушения прав человека в Азербайджане.

“Если бы мы взялись защищать ЛГБТ, мы столкнулись бы с непониманием со стороны консервативного общества», - сказал тогда Ядигар Садыглы, заместитель председателя оппозиционной партии Мусават.

«Пусть живет свободно»

Мать Рауфа, который сейчас живет в Норвегии, сильно скучает по сыну, но не хочет, чтобы он возвращался. Все, чего она хочет для сына, чтобы у него была возможность устроить там свою жизнь и больше не возвращаться в Азербайджан.

Почти о том же мечтает мама Шамиля. «Он не мог чувствовать себя здесь свободно, чувствовал себя здесь чужим. И поэтому уехал. Я с пониманием приняла его отъезд. Подумала, пусть живет свободно, живет так, как ему хочется», - говорит она.

А не имеющая возможности не только выехать из страны, но даже без спроса выйти на время из дома (прийти на встречу с нами ей стоило больших трудов) Самира все еще надеется на понимание общества. «Я хочу обратиться ко всем, пожалуйста, пытайтесь понять людей. Поставьте себя на их место, подумайте, что и ваш сын может быть таким или ваша дочь», - говорит она. Но главные ее слова все же были обращены именно к матери: «Мама, я тебя очень люблю. Прошу тебя, не слушай брата, сестру, кого-то другого. Пожалуйста, послушай меня. Подумай, что если вы меня не примете, я могу покончить с собой. Подумайте и об этом, пожалуйста».

При поддержке “Медиасети”

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/xojnxr

Most Viewed