Анкара 29 октябр 1992 года. Слева: президент Турции Тургут Озал, справа: премьер министр Сулейман Дэмирель

Source: Modern.az

Caption: Анкара 29 октябр 1992 года. Слева: президент Турции Тургут Озал, справа: премьер министр Сулейман Дэмирель

“Братский прагматизм” или почему Анкара сместила Эльчибея

Article was updated on :  14 June 2019

“И позади у него лежало великое будущее.” - Дж. Джойс

Волшебные Часы

У Льюиса Кэрролла есть притча о Волшебных Часах: переведя их назад, можно было попытаться предупредить несчастье. У нас нет такой сказочной возможности, поэтому просто перенесемся мысленно в последнюю четверть XX века, чтобы понять истоки коллективного помешательства, забросившего нас в столь беспросветный часовой пояс.

Р. Ролан считал, что самых хороших и самых плохих актеров мы видим отнюдь не на сцене. Я, как заядлый киноман, люблю находить в жизненных ситуациях кинематографические параллели.

Внезапное растворение в июньской ночной влаге Второго Президента после звонка из мистического центра, удивительно напоминает сцены из "Идентификации Борна", когда "спящие агенты", получив смс, четко выполняют полученную установку, без обсуждения их с кем бы то ни было.

Опираясь на доступную информацию, мировоззрение и жизненные приоритеты Второго Президента, осталось лишь выяснить, самое малое - чей приказ/установку/просьбу он бы не смог

Идолопоклонство

Эта задача не относится к числу неразрешимых ребусов, ибо понимание некоторых принципов, как известно, позволяет не знать некоторые факты.

Идолопоклонники, продолжающие многозначительно повторять заезженную мысль "zamana ehtiyacı var" («нужно время»), не осознают, что политология — это наука, познающая причины и последствия политических процессов не путем догадок и инсайдеровской информации, а имеющая свою методологию по раскрытию и изучению политических процессов.

Попробуем применить этот принцип в оценке произошедшего с нашими не кинематографическими персонажами.

Известно о крайней точке зрения бывших соратников Второго Президента, знавших и наблюдавших его с 80-х годов.

З. Ализаде считает, что Эльчибей осознанно передал власть выходцам из своего региона и это было чуть ли не главной целью его деятельности начиная с 1988 года, а Н. Панахов идет еще дальше, обвиняя его в предательстве.

Абульфаз Эльчибей и Гейдар Алиев

Абульфаз Эльчибей и Гейдар Алиев

Source: Modern.az

Это очень упрощенный и не выдерживающий критики подход.

Да, Эльчибей действительно восхищался фигурой Г. Алиева, что тоже являлось одной из форм идолопоклонства. По его собственному признанию, в день избрания Г. Алиева членом Политбюро, он раздал более 100 его портретов!

И Эльчибей действительно совершенно осознанно передал власть ему же, оказав индивидуальное давление на депутатов при избрании спикера несмотря на то, что “демократическое правительство" знало - методы работы Г. Алиева отнюдь не изменились с советских времен.

Уже осенью 1992 года, лидеры НФ Нахичевани обвинили Г. Алиева через газету "Азадлыг" в узурпации власти, в гонении на Народный Фронт, которая "оберегла его даже в Москве, защищала в Баку и вознесла на своих плечах(!!!) на пост председателя".

Можно ли оправдать?

Несмотря на эти факты, я считаю, что Эльчибей искренне верил в то, что своим решением спасает республику и исключает возвращение Азербайджана в сферу влияния России.

Можно полностью его оправдать и восхититься его пророчеством, если мыслить в его логической конструкции: на исторических весах, карьеры соратников и его президентство, действительно выглядело мизерной платой.

И известный мем, "zamana ehtiyacı var", поднимает завесу над добрым намерением Эльчибея, при помощи которого вымощена наша дорога в ад.

Ах, если бы это историческое решение, как продукт черно-белого восприятия мира, соответствовало бы его видению!

К сожалению, корень всех проблем и лежит в этом фундаменте, в бинарном мышлении Эльчибея, в примитивном подходе и неадекватной оценке тогдашней политической элиты простейших тактических шагов, которая привела к катастрофе.

Ближайшее окружение Эльчибея, понявшее задним умом, какой центр умело манипулировал им, хранит молчание, ибо признание этого факта позорно и требует мужества.

Допускаю, что им еще и стыдно, а стыд, как писал Декарт, это "вид печали, основанной на любви к самому себе, происходящей от страха перед порицанием".

Турецкий бизнес и Келеки. Невесёлые Хроники

Изучение хронологии июньских дней свидетельствует, что решение Второго Президента покинуть Баку было принято молниеносно и являлось совершенно незапланированным.

Все действия предыдущих дней и часов Эльчибея говорят о его долгосрочных планах. Президент поручает своему советнику, профессору Джамилю Гасанлы написать воззвание к народу, с которым он планирует выступить и который лежит у него уже на столе, проводит совещание аппарата и... стремительно улетает в Нахичевань?!

Для того, чтобы понять, почему Эльчибей решил неожиданно для всех, и уверен, для самого себя, покинуть Баку, возьмем небольшой тайм-аут и перенесемся еще раз, при помощи Волшебных Часов, из июньской ночи 1993 года в предновогодний декабрь 1984-го.

Именно в декабре 1984 года, в Анкаре, произошло историческое событие, которое через 9 лет превратило Эльчибея в жертву своего же, устаревшего на тот момент, мировоззрения и идеологии.

Абульфаз Эльчибей в селе Келеки (1 июля 1997 года)

Абульфаз Эльчибей в селе Келеки (1 июля 1997 года)

Source: Meydan.TV

Визит Председателя Совета Министров СССР Н. Тихонова в Анкару подвёл итог заключённым накануне договоренностям и открывал новую эру нескончаемого "медового месяца" для турецкого бизнеса, и соответственно, истеблишмента. После почти вековой нищеты ХХ столетия, турки в одночасье проснулись в новой геополитической реальности и, надо отдать им должное, не упустили исторического шанса присосаться к груди северной медведицы.

Не буду долго утомлять читателя, но это очень важный исторический водораздел, который нам необходимо понять, чтобы осознать каким образом село Келеки, превратилось в известную всему миру точку на политической карте и в надгробие погребенных чаяний народа.

Новая эра в советско-турецких отношениях открывалась в крайне неблагоприятных условиях международной конъюнктуры для Турции. Европейское сообщество и США наложили ограничения на турецкий текстиль, вдобавок европейцы отказали в финансовой помощи по политическим причинам. Головной болью для Турции был нескончаемый флирт греческого премьера Папандреу с Москвой.

Эльчибей с Алпарсланом Туркешом на площади Азадлыг. 3 мая 1992 года

Эльчибей с Алпарсланом Туркешом на площади Азадлыг. 3 мая 1992 года

Source: Modern.az

В этих условиях Турция как никогда нуждалась в сближении с великим соседом, как для диверсификации своей торговли, так и по политическим соображениям.

Москва превращалась для Анкары в волшебную фею, которая открывала ей дорогу на необъятный советский рынок, посредством важных договоров, важнейшим из которых был договор о завершении строительства газовой трубы к 1987, по которому Турция обязалась покупать российский газ на протяжении 25 лет.

Щедрость русских не знала границ, свою часть инвестиций в этот проект, включая оплату поставляемого газа, Турция должна была заплатить товарами и услугам, а не деньгами (!!!), что шокированный Запад назвал невиданным доселе рождественским подарком советов.

В результате политики сближения, заложенной в 1984 году, энергетическая безопасность Турции, на сегодняшний день, зависит от России, так как российским газом обеспечивается половина импорта всего газа в страну. Но это уже тема другого разговора.

Хочу напомнить читателю, что первым заместителем советского премьера на тот момент, был Г. Алиев, который возможно намекал туркам о том, что лоббировал эти соглашения, несмотря на то, что курировал транспортную отрасль.

Как бы не было, но трепетное отношение, которое питал турецкий истеблишмент к Третьему Президенту Азербайджана свидетельствует, по крайней мере о том, что у этих отношений есть предыстория.

Да и памятник в Стамбуле стоит не Эльчибею, а Г. Алиеву, как и проспект, названный в его честь.

Дальше — больше, после развала СССР, турки ринулись на необъятный рынок. Турецкий бизнес, словно голодный волк, начал свою экспансию при помощи контрактов с министерством обороны России.

Одним из первых контрактов турецких компаний было участие в советском проекте, предусматриваем строительство жилья для солдат, выводимых из Восточной Европы.

В 1993-96 гг. было построено 46000 домов для советского военного контингента, выведенного из Европы, и почти половина всех контрактов была у турецких компаний.

Турецкий бизнес попал в родную для себя атмосферу в России, где «правила» ведения дел были обыденными для него. Достаточно лишь сказать, что турецкие строительные компании к середине 90-х годов контролировали 42% всех строительных работ в России!

И это была лишь прелюдия долгого любовного романа турок и русских, это были еще крошки того пирога, который турки проглотят в следующие 20 лет.

Экономика vs Культура?

Любой первокурсник знает, что исторические факторы сводятся к понятиям экономики. В этой простой формуле бывают, конечно, небольшие отступления, ибо нематериальные идеологические факторы, тоже, принимаются во внимание. Но, если элитам приходиться выбирать между гигантскими экономическими выгодами и культурой, то ответ не требует подсказки зала.

Когда Эльчибей кинулся на шею туркам в 1992 году, бравирую антироссийской риторикой, причитаниями о разделённом народе, "тюркским миром до Китая", "дорогой в Карабах через Тебриз", принимая в расчёт лишь инструментарий холодной войны, не понимая и не видя нового вектора развития Турции, турецкая элита почувствовала нешуточную угрозу своему нескончаемому медовому периоду с русскими и персами, сулящую невиданные барыши.

Даже гипотетическая угроза этим планам, вызывали ужас в кругах кормящегося вокруг политиков молодого бизнеса, который уже к тому времени ощутил, какие радужные перспективы ожидают его на российских и постсоветских территориях, которые будут ещё в долгой политической зависимости от Москвы.

Думаю, именно в этот момент, турецкая элита, усердно изучающая русский язык, завопила строками Пушкина: "Врагов имеет в мире всяк, но от друзей спаси нас, Боже".

Внешнеполитический просчет

Антироссийская риторика Эльчибея, даже, с позиций исторической правды, как и его выпады против Ирана, не могла вызвать сочувствия в Турции, чего он не мог понять и переварить.

Наши политики-романтики забыли, что Турция была наследницей Османской Империи и у нее есть больше понимания и принятия политики наследников российской и персидской империи, нежели отколовшейся бывшей колонии, пусть даже тюркоязычной. Для турецкого истеблишмента, антииранская риторика азербайджанского тюрка, находится на одной шкале оценок с антитурецкой риторикой иракского курда.

Внешнеполитический просчет, заложенный Эльчибеем, — это подмена идеологией реальных интересов во взаимоотношениях с Турцией, в то время как для турок отношения с Азербайджаном всегда строились с позиций государственного прагматизма.

Носители имперского сознания

Турки и русские понимают друг друга глобально лучше, чем турки и азербайджанцы.

И те, и другие - носители имперского сознания, испытывающие гордость за историческое прошлое Османской и Российской империи, их идентичность сформулирована именно в этом контексте. Они не несут на себе комплексы и боли колониальных народов, как наш, так как всегда являлись господствующим народом в своей метрополии.

Славянин-босниец, македонец или албанец более понятен и близок для турка, чем тюрок-азербайджанец. С первыми он формировался как османец, создавал свою государственность, переформатировал этническую и религиозную составляющую Балкан, там заложен его генетический код в виде общей истории и культуры, янычары-балканцы создавали величие Оттоманской Империи.

Балканцы-мусульмане, будучи не тюркоязычными, ментально более близки им, нежели тюрки постсоветского пространства, так как являются в прямом и косвенном смысле детьми их славной истории, чьи предки участвовали в построении этой уникальной империи.

Нашему обывателю и его представителю в лице новоизбранного президента, сложно было понять это многообразие и охватить одним взглядом многогранность, на которой была воздвигнута эта поистине великая империя.

Гарем, где мы не одни

Азербайджанцам кажется, что общность языка с турками делает нас братьями и одинаковыми, тогда как для потомков османов существуют другие ценности, но невозможно сейчас в этом эссе раскрыть столь сложную тему, достаточно, чтобы читатель понял, что мы в этом гареме не единственные. с кем делит ложе Великий Султан.

Братья братьями, но свой карман ближе. Для турок, фигура Эльчибея, конфронтирующего с Россией, была опасна.

Турецкий бизнес, стремительно входящий на российский рынок, получающий крупнейшие подряды во всех российских регионах, требовал от своего правительства политической поддержки в этом направлении.

Поддержка Турцией Эльчибея, означала бы и поддержку его антироссийской риторики.

Кстати, первый звоночек прозвучал для Эльчибея, когда "брат" Демирель, наплевав на его просьбу, даже не предоставил гражданские вертолеты для вывоза беженцев из Кельбаджара, чтобы не раздражать лишний раз Россию.

Два ключевых вопроса. Гарантии брата Сулеймана

В примитивной интерпретации произошедшего в июне 1993-го, которую пытаются навязать общественности и истории, есть два ключевых вопроса, на которые ни разу не пыталась пролить свет тогдашняя политическая элита: КТО первым предложил пригласить Г. Алиева на второй пост в республике, и ЧЕЙ совет Эльчибей выполнил бы (и выполнил) беспрекословно, покинув Баку и категорически отказавшись возвратиться в Баку, отвергнув гарантии всех политиков и послов западных стран.

Мы можем лишь догадываться, какой абсурдный сценарий развития дальнейших событий они ему преподнесли (и это не важно).

Уверен, что приглашение Г. Алиева на второй пост в республике, было осуществлено с подачи "братского" совета Демиреля. Остальное было делом техники, братский тандем Демиреля-Алиева совместными усилиями отстранил Эльчибея от власти, при активном и добровольном участии последнего.

Турецкие спецслужбы профессионально и убедительно "нарисовали" для Эльчибея картину, которая требовала его удаления в родные пенаты во имя "высших интересов" тюркского мира или еще какой-нибудь чепухи в этом духе.

Кстати, турецкие спецслужбы были очень активны и в постэльчибеевский период, до середины 90-х годов, помогая Г. Алиеву выявлять особо рьяных фронтовиков, не смирившихся со своей участью. Провокации в отношении бывшего министра иностранных дел Т. Гасымова и других, опасных для власти членов команды бывшего президента, устраивались руками турецких граждан, базирующихся в Баку. Но об этом пусть лучше расскажут сами политики, которых пытались подтолкнуть на провокации.

То, как уверенно Г. Алиев призывал в прямом эфире Эльчибея вернуться в Баку, свидетельствует лишь о том, что у него были 100% гарантии от брата Сулеймана, что "клиент готов", как воскликнул бы один из героев "Бриллиантовой руки", и ситуация под контролем.

Учитывая исключительное чувство юмора Г. Алиева, допускаю, что именно в тот момент, когда он обращался с трибуны к Эльчибею, он напевал про себя арию Аскера из "Аршин мал алана":

"Веселиться не устану

Счастлив я теперь вполне

Ай спасибо Сулейману!

Он помог советом мне!"

Паранойи Эльчибея. Побочные эффекты бинарного мышления

Эльчибей не доверял своим ближайшим соратникам. Если ближайший круг президента не знает о его судьбоносных планах на ближайшие часы, то это означает или то, что они утратили его доверие или у Эльчибея была паранойя, которая умело подпитывалась извне.

Удобная для некоторых членов команды Эльчибея версия того, что Россия сместила Эльчибея, не выдерживает никакой критики, и это ни в коем случае не противоречит факту подталкивания Москвой "гянджинского лоту" к противостоянию с "бакинскими гочу". Так или примерно так Кремль рассматривал эти фигуры на большой геополитической доске.

Россия никогда не делала ставку на политиков, лишь на геополитику. В противном случае, они не устроили бы Ходжалинскую резню, что явилось началом конца президентства Муталлибова, который мог бы стать идеальным проводником их интересов. России нужен был хаос, разброд, полномасштабная война с Арменией и т.п., все, чтобы помешать становлению республики и ее экономическому процветанию. Никакой лидер, будь то пророссийский или прозападный, не согласился бы быть проводником такой политики.

Поэтому, с одной стороны, подталкивая Муталлибова руками ГРУ к майской провокации, Москва подталкивала НФА к захвату власти. Пригласив в Москву делегацию НФА с Т. Гасымовым, госсоветник Г. Бурбулис, являющийся на тот момент второй фигурой по влиянию после Ельцина, продемонстрировал, что "демократическая" Россия будет продолжать имперскую политику "разделяй и властвуй".

Причина провала тогдашней политической элиты в параноидальном отношении Эльчибея к Турции, которое так дорого обошлось азербайджанскому народу. Его бинарное мышление, состоящее из двух цветов, не могло различить множества оттенков, которыми живет и руководствуется любая страна.

Две разные элиты Турции

Турецкие генералы, очистившие Баку от дашнакских бандитов в начале века, и турецкие политики, глядящие на Баку через призму калькулятора в конце века, — это две разные Турции и разные элиты. И не могло быть между ними никакой духовной связи, что было невдомек Эльчибею.

Каждая турецкая элита решала свои тактические задачи на протяжении последних ста лет, зачастую идущие вразрез со стратегическими интересами странами, как это делает, в частности, нынешняя турецкая элита.

Прагматизм турецкой внешней политики в российском направлении опирался всегда на очень четкий посыл: там, где уничтожалось тюркское население, там заселялись армяне, которых активно использовали как инструмент имперского экспансионизма. Поэтому, для турок выживание собратьев в Азербайджане было жизненно важным для собственной безопасности, что ни в коей мере не умаляет бескорыстную деятельность Энвера Паши или Нури Паши.

Азербайджанские тюрки всегда являлись хоть каким-то буфером для Анкары от имперских амбиций Российской империи и СССР, по поглощению турецких земель. Поэтому, Анкара, легко отказавшись от наследия Османской империи, была так настойчива в заключении Карского договора 1921 года, поставившего точку в вопросе Нахичевани.

Разные прагматизмы и стратегические цели

У Анкары свой прагматизм, а у Москвы - свой. Разница лишь в том, что возможность расчленения и уничтожения Азербайджана никогда не входила в прагматизм Анкары, в отличие от прагматизма Москвы, которая в силу исторических причин довольствовалась лишь Зангезуром и Эриваном.

Более того, Анкара всегда выступала и будет выступать гарантом территориальной целостности Азербайджана, что в конечном счете приведет к восстановлению этой целостности де-факто, несомненно. В этом смысле, исторические судьбы двух стран едины, вне всякого сомнения.

Если в 1920 году Турция не имела возможности поддержать независимость АДР, то за смещение демократически избранного президента путем коварства и манипуляции, что привело к падению республиканской формы правления в 1993 году, прагматичное турецкое руководство несет прямую ответственность.

Любопытный факт состоит в том, что для того, чтобы выжить во враждебном окружении и сохранить целостность страны, братская Турция отказалась от авторитаризма, провела демократические выборы и стала де юре частью западного мира ("Если мы проведем выборы - потеряем монополию на власть, если не проведем-потеряем страну", исторические слова представителя тогдашней элиты).

Но, когда молодая Азербайджанская республика столкнулась с такими же вызовами, "братский прагматизм" турок поставил свою экономическую выгоду выше наших стратегических целей.

Что выгодно бизнесу - выгодно политикам, это аксиома. Осуждение нарушения базовых конституционных прав граждан отходит на второй план, когда экономическая выгода является приоритетом.

Сколько раз за последние 25 лет турецкий истеблишмент выразил хоть какую-нибудь озабоченность за братьев в Азербайджане, не забывая, в то же время, возмущаться свержением Мурси, преследованием "братьев-мусульман" в Египте. Даже, как-то стыдно перед западными послами с их дежурными фразами об “озабоченности”.

Но наши стратегические цели совпадают в самом главном: существование сильного и демократического турецкого государства есть тот фундамент, опираясь на который Азербайджан восстановит территориальную целость де факто.

Проблема эльчибеевцев заключалась в том, и это было очевидно с первого дня захвата ими власти, что почему-то им казалось, что Турция может и должна пожертвовать своими интересами в угоду интересам союзников. Союзнические альянсы возникали в истории лишь тогда, когда интересы всех сторон совпадали на тот момент. Ни один союз, основанный на религиозной или этнической близости, не был успешен в новой истории.

Мировоззренческий недостаток и "трезвый водитель"

Мировоззренческий недостаток Эльчибея заключался в превалировании идеи над личностью, подчинении человека интересам идеи, будь то мечты о едином Азербайджане или великом Туране, или идея пантюркизма, что парадоксально роднило его с предшественниками из противоположного идеологического лагеря.

Он был далек от европейской гуманистической традиции понимания роли государства, джойсовская "пусть Ирландия умрет за меня" осталась, наверняка, не понятой. Человека как индивидуума не существовало. Все решения принимались исходя из каких-то запутанных схем, выстраиваемых на ложных страхах, демонстрируя цинизм и беспринципность, характерные для большевистских лидеров, которые, даже, отсутствовали у коммунистов 80-х годов.

Позорная страница молодой азербайджанской демократии -лобызание с турецкими националистами и Тюркешом на площади Азадлыг в статусе президента Азербайджана. Это было самым показательным шоу по отрицанию европейских ценностей, якобы, проевропейским президентом. Не секрет, что националистические организации в странах третьего мира, действуют под колпаком спецслужб, а иногда и нескольких. Уверен, что турецкие националисты не являются исключением. Кстати, и сегодняшний лидер турецких националистов, превратившийся в марионетку Эрдогана, также наглядно демонстрирует враждебность своей идеологии принципам демократии.

Странные признания

Я с интересом наблюдал за скупыми, но красочными "признаниями" представителей тогдашней элиты на протяжении этих лет. Но мне было больно и неприятно смотреть на известное выступление Эльчибея, рассуждающего о своих галлюцинациях и о "голосе", шептавшим ему "манагуа". Больше всего, конечно, меня поразило стыдливое молчание ближайших соратников, ответственных напрямую за взваливание на плечи Эльчибея задачи, которую он не смог бы решить в силу своих личностных и интеллектуальных качеств.

Мы видим на экране глубоко несчастного человека, которого организаторы этого интервью намеренно выставили на посмешище.

Я не берусь судить о состоянии здоровья Второго Президента, но любое поверхностное ознакомление с симптомами посредством Google, однозначно свидетельствует: голосовые галлюцинации – это всегда патология, какую бы причину она не имела. Это или психоз, или шизофрения, или биполярное расстройство или это может быть вызвано сильнейшей затяжной депрессией. За неимением информации, лично я склонен считать, что Эльчибей впал в затяжную депрессию, когда до него дошло, как беспардонно обошлись с ним турецкие "братья". Это больше, чем рушится мир, это больше, чем смерть близкого, это нечто несравнимое с физической болью. Это, похоже на ситуацию, когда чтение сделало Дон Кихота рыцарем, а вера в прочитанное сделала его сумасшедшим, как сказал бы Б. Шоу.

Вера, которая так жестоко обошлась с Эльчибеем, не имеет аналогов в мировой истории.

И на момент интервью, он еще был в тяжелой депрессии. И это не повод для глумления над ним, а постыдный факт для всей демократической общественности Азербайджана, которая ни разу не пыталась провести анализ этого интервью и понять ее истоки.

Приняв факт этой депрессии, что более, чем очевидно, мы можем понять глубину личной трагедии, которую переживал этот политик в результате осознания того, как рухнули его идеалы. Когда Испания примкнула к ЕС, променяв роль лидера иберо-американского мира, Г. Маркес был так потрясен, что сравнил свои чувства с трагедией, постигающей ребенка, когда его мать уходит ночевать в дом чужого мужчины. Думаю, Эльчибей, как творческий и эмоциональный человек, которому "ничто человеческое было не чуждо", прошел через такое же чистилище и уже не смог никогда больше оправиться.

К сожалению, в новейшей истории Азербайджана слишком много событий персонифицировано, и поэтому роль личности оказалась исключительно значимой. В чем мы смогли убедиться за это время, что роль личности, к сожалению, далеко не всегда пропорциональна интеллектуальным и моральным качествам самой этой личности.

Даже поверхностный экскурс на машине времени в те годы, наталкивает на главный вывод — не нужен людям, определяющим свою жизнь, какой-то национальный лидер. Искусство жизни заключается в овладении умением контролировать свою жизнь, даже с учетом "фактора дурака".

Но это, конечно же, уже не изменит факт непоправимого ущерба, ибо как точно подмечено, безволие человека уродует его собственную судьбу, безволие власти — судьбу целого народа.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  14 June 2019
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/farq92

Most Viewed