Трижды депортированные: турки-месхетинцы

Гюлалы Биналиев

Гюлалы Биналиев

Турки-месхетинцы (по терминологии, принятой в Грузии - месхетинцы-мусульмане,  либо депортированные месхетинцы) - народ, исторически живший на территории региона Месхети в Южной Грузии. В ноябре 1944 года по распоряжению Сталина 120 тысяч месхетинцев-мусульман были высланы из Грузии в центральную Азию.

Несмотря на то, что после смерти диктатора в СССР начался процесс репатриации и реабилитации репрессированных народов, месхетинцев он не коснулся. В 80-е годы часть из них - та, что жила в Узбекистане, - вновь стала жертвой гонений и погромов на этнической почве. Многие из них тогда были эвакуированы в Россию,  некоторые уехали в Азербайджан и другие страны. Сейчас большая часть месхетинцев разбросана по разным странам бывшего СССР, а кто-то эмигрировал в Турцию и в США.

В ночь с 14-го на 15 ноября 1944 года деревни турок-месхетинцев в Грузии были окружены солдатами НКВД. В течение нескольких часов всех людей собрали на деревенских площадях, потом на грузовиках отправили к станциям, где  для них уже были подготовлены составы с вагонами для перевозки скота. Людей в этих вагонах ждал полный страданий и отчаянья путь на долгие недели в неизвестность.

Постановление № 6279 Государственного комитета обороны о переселении турок было принято еще 31 июля 1944 года, а 20 сентября издан приказ НКВД под номером 001176. Руководил операцией сам глава НКВД Лаврентий Берия.  

Смрад вагонов депортации

Гюлалы Биналиев родился 18 ноября 1941 года в деревне Хевашени Адигенского района Месхетии. Ту ночь, когда в селе появились люди в форме НКВД, он не помнит – ему  было всего три года. О тех событиях Гюлалы знает лишь то, о чем нехотя рассказывал покойный отец Бинали Биналиев:  

"Отец не любил вспоминать то страшное время и у нас в семье о прошлом почти никогда не говорили. Он всегда дотошно следил за чистотой в доме и требовал от остальных того же. Говорил, что тошнотворная вонь в вагоне за те несколько недель так никогда и не выветрилась из его памяти". 

"Можно все плохое забыть, но запахи не уходят, знаете... Там же люди вынуждены были испражняться в углу вагона, так как во время редких остановок в пути их не выпускали даже по этим делам...»

Спецпоселенцы в колхозе

Первые эшелоны с депортированными турками-месхетинцами прибыли в Ташкентскую область Узбекистана 9 декабря 1944 года. Семью Биналиевых отправили под Андижан и поселили в колхозе в Кургантепинском районе. Здесь, в статусе спецпоселенцев и под комендантским режимом семья прожила с 1944 по 1957 год. Покидать территорию колхоза туркам-месхетинцам строго запрещалось.

Только после ХХ съезда КПСС, 28 апреля 1956 года, был издан указ президиума Верховного совета СССР за №135/142, снявший с турок-месхетинцев статус спецпоселенцев и освобождающий их от комендантского режима. Стало немного легче, отменились все ограничения для депортированных в Узбекистан турок-месхетинцев, и семья Биналиевых решила перебраться в центр Узбекистана, в Сырдарьинскую область.

На новом месте, по словам Гюлалы, условия были уже гораздо лучше, у многих даже появилась возможность учиться. 

Возвращению не подлежат

Тем не менее, это не было полноценной реабилитацией. В указе также говорилось, что снятие ограничений с турок-месхетинцев "не влечет за собой возвращение им имущества, конфискованного при выселении, и что они не имеют права возвращаться в места, откуда были выселены".

Таким образом,  турки-месхетинцы уже могли свободно передвигаться почти по всей территории Советского Союза. Но путь в родную Месхетию был закрыт.  

Исход из Узбекистана

"В Узбекистане я почти 30 лет проработал школьным учителем, даже получил почетное звание заслуженный учитель Республики Узбекистан. С местным населением у нас не было никаких проблем. Наших там во всех регионах страны было много, мы понимали и говорили на их языке, мы такие же мусульмане, как и узбеки, и у меня там было много друзей. Все думали, что мы останемся там уже навсегда", - вспоминает Гюлалы. 

Гром грянул летом 1989 года - внезапно для всех начались трагические Ферганские события. В начале июня 1989 года в Ферганской области Узбекской ССР произошли массовые столкновения между узбеками и турками-месхетинцами. По официальным данным, во время этих событий в Ферганской области погибло 103 человека, сожжено 735 жилых домов, 28 государственных объектов, 275 единиц автотранспорта. Ранения получили 164 военнослужащих внутренних войск. В столкновениях погибло много людей. Местные власти организовали срочную эвакуацию турок-месхетинцев из Ферганы, а после этого все, кто, казалось, обрели свой дом в другоих районах республики, начали спешно покадать Узбекистан.

Гюлалы говорит, что часть турок-месхетинцев была эвакуирована в Россию, кто-то сам поехал, например, в Краснодарский край, распродав за бесценок дома и скот, часть отправилась в Украину. Позже многие переселились в Турцию, были те, кто даже в Америку уехал.

Семья Биналиевых надумала ехать в Азербайджан -  там еще с 60-х годов в Саатлинском районе жила сестра Гюлалы.

Азербайджан, Ходжалы

В Азербайджане Гюлалы с семьей поселились в Нагорном Карабахе, в городе Шуше.

"Нас никто не заставлял туда ехать, просто те из наших, кто прибыл ранее из Узбекистана, передали нам, что в Шуше их приняли хорошо, и мы тоже решили поехать туда. Сначала мы поехали в город Агдам, оттуда нас на вертолете отправили в Шушу. Первоначально нас разместили в санатории, в центре города. А в марте 1990 года нас отправили в город Ходжалы на постоянное  проживание. Там уже было достаточно много турок-месхетинцев, в целом где-то 60 семей из разных областей Узбекистана".

Пленение

Но через два года случилось то, что называют Ходжалинской трагедией. В ночь на 26 февраля 1992 года  город был окружен танками, и начался ракетный обстрел и штурм Ходжалы.

"К моменту штурма город уже почти 4 месяца был без снабжения, там почти не осталось хлеба и другой еды. Женщин и детей мы сразу же отвели в землянку, которую заранее выкопали, предвидя подобный исход. Сверху она была покрыта бревнами, для опоры - и выдержала бы, если бы даже танк прошелся по ней".

По словам Гюлалы, они попытались оказать сопротивление с группой местных ополченцев. Но что можно было сделать охотничьими ружьями и автоматами против танков? Когда ситуация стала критической, сыновья сказали ему, что он должен оставаться с женщинами и детьми, чтобы попытаться хоть как-то защитить их.

Пленение семьи Гюлалы вспоминает так:

"Я пришел и спустился в землянку - там оставались женщины и дети. Не прошло и полчаса, как сверху на нас начала сыпаться земля и разнесся грохот - мы поняли, что  по землянке проехал танк. После этого по двери была пущена автоматная очередь, стоящие наверху армянские солдаты начали кричать: "Эй, турки, выходите наружу!" 

Там и местных азербайджанцев, и нас они называли турками. Один из них сказал, что если мы не выйдем оттуда, то они взорвут землянку. Мне пришлось выйти с поднятыми руками. После меня вышла наша старшая невестка с младенцем на руках. Потом остальные.   

Нам сразу же вывернули руки и связали за спиной. Тут же забрали все дорогие вещи и золото. Потом нас погнали бегом из Ходжалы в направлении Степанакерта. Тогда было очень холодно, и везде снег по колено - там же горная местность. Мы заранее оделись в теплые вещи, чтобы не замерзнуть. По дороге нас остановили. Все мы были мокрые от пота, так как они принуждали нас бежать. Когда мы остановились, у нас отняли шапки и разорвали их, заставили снять с себя пальто и обувь. Видимо, хотели, чтобы мы замерзли.

Позже, видимо передумав, поместили нас в грузовики и повезли в Степанакерт - на автобазу. Там в помещениях автобазы были перебиты все стекла,  дул сквозной ветер... А мы босые и голые на этом морозе, на ледяном цементном полу  дрожали от страха и холода. Мои трое сыновей и одна невестка пропали без вести. Сыновья остались в траншее, а невестка, видимо, пропала, когда выходила из землянки. Они не пришли с нами".  

В здании автобазы Гюлалы допрашивали и били прикладами автоматов.

"После короткого допроса, в коридоре автобазы меня начали избивать несколько человек - прикладом били по голове, ногами по туловищу, сломали ребра. От сильнейших ударов по голове кровь текла прямо на глаза. Я потерял сознание. Очнулся от плача родных в том же коридоре", - рассказывает Гюлалы.

Освобождение, Агдам

Через четыре дня к ним пришли и сказали, чтобы они собрались, сейчас их повезут для обмена с армянскими солдатами. Посадили в автобусы, привезли к линии соприкосновении войск.

"Один  армянин тихо мне сказал, чтобы мы шли прямо по дороге, иначе можем попасть на мины. Мы шли по этой узкой дороге и когда дошли до азербайджанских частей - там нас уже ожидали машины. Так как я еле двигался, меня первым поместили в автобус и привезли в агдамскую больницу. Не успели врачи там обработать мои раны, город подвергся ракетному обстрелу, и одна из них попала прямо во двор больницы. Начался страшный переполох и больные стали убегать", - вспоминает те страшные дни Гюлалы.

"Из-за полученных ран я не мог двигаться, поэтому один остался лежать в опустевшей больнице. И в этот момент вдруг слышу голос своего старшего сына Бахтияра: "Отец, где ты?" Он зашел в помещение больницы и не узнал меня, так как я весь был в повязках. Я поднял руку, он подошел и обнял меня".

Возвращение

Гюлалы рассказывает, что сын на руках вынес его из больницы, и они на грузовике со всеми поехали в город Агджабеди. Там его поместили в городскую больницу. Старший сын Бахтияр отправился обратно в Агдам - искать остальных членов семьи, а к Гюлалы приехал племянник из Саатлы и отвез его туда. Старшему сыну Бахтияру удалось отыскать почти всех своих, кроме двух других сыновей Гюлалы. Алишер и Джаббар пропали и до сих пор от них нет вестей...

Позже семья переехала в деревню Удулу Девечинского (ныне Шабранского) района на северо-востоке Азербайджана. Гюлалы снова работал учителем, стал директором местной школы. Хотел бы он вернуться в Месхетию?

"Нас вывезли оттуда, когда мне было три года, я эту страну не знаю. Но если весь народ решит поехать, то и мы поедем, конечно. А так, после всего того, что пережила наша семья здесь, для нас родиной стал Азербайджан. Мы уже привязаны к этой земле". 

Buradaykən …

Sizdən kiçik bir xahişimiz var: Fəaliyyət göstərdiyimiz mühitdə məlumatlar dövlətin çox sıx nəzarəti altındadır. Meydan TV insanların keyfiyyətli və müstəqil informasiya ilə təmin etmək üçün çalışır. Biz sizin eşidə bilmədiyiniz, amma eşitmək istədiyinizə inandığımız hekayələri işıqlandırırıq. Dövlət senzurasının – rəsmi bloklanmanın və təzyiqlərin gücləndirilməsinə baxmayaraq, biz, müstəqil jurnalist komandası ağır şərtlər altında Azərbaycan xalqının dolğun, keyfiyyətli informasiya ilə təmin edilməsinə çalışırıq və bunun üçün sizin köməyiniz lazımdır.

Sizin dəstəyiniz bizim böyük risk altında işləyən jurnalistlərimizə güc verir. Azərbaycanda müstəqil jurnalistikanın qorunması üçün edilmiş hər bir cəhd sizin töhfənizdir. Çox sağ olun.

BIZƏ DƏSTƏK OLUN
Bölmələr:  
qısa linklər:   http://mtv.re/i7xw1r

Ən çox baxılan