Mənbə: Мейдан ТВ

Дважды раненый ветеран: «У меня осколки в теле, а мне лопатой махать предлагают»

«У семьи нет других доходов, кроме 236 манатов, которые я зарабатываю»

Дважды раненый на Второй карабахской войне Рашад Шахвердиев жалуется на безразличие по отношению к себе, с которым столкнулся после возвращения с фронта. Житель Сальяна говорит, что он не только не был награжден какими-либо орденами или медалями, но даже удостоверение ветерана до сих пор получить не может.

«После ранения я десять дней провел в лесу без еды и воды»

Рашад Шахвердиев записался добровольцем на фронт еще во время Товузских боев. 21 сентября 2020 года его вызвали на учения. В первые же дни войны он был ранен:

«Сначала я воевал в Физули, а потом – в Губадлы, Гадруте, Джабраиле, Дашалты, и даже в Шуше побывал. В Физули во время артобстрела я получил несколько осколочных ранений. Это было 29 сентября. Осколки задели мне тело, лицо, уши. Проведя десять дней в госпитале, я вернулся на фронт. Второй раз меня ранило в Дашалты. Я десять дней провел в лесу без еды и воды. Меня считали без вести пропавшим. Домашние думали, что я погиб. Нашли меня только 17 ноября, уже после того, как война закончилась».

Рашада Шахвердиева очень удручает, что он никак не может получить ветеранское удостоверение. Также он считает несправедливым, что после всего пережитого его никак не наградили:

«Даже страховку урезали. Всего 550 манатов дали, хотя полагалось мне больше. Я уточнял на Папанина [имеется в виду Центральный военный госпиталь – прим. редакции], там сказали, что мне 1500 манатов должны были дать. У меня и фотографии из Шуши есть. Рядом со мной погиб сын народного артиста, я его тело с поля боя вытащил».

«Говорят: не нравится, увольняйся»

После войны Рашад Шахвердиев остался без работы. Потом обратился в Исполнительную власть Сальянского района, и его взяли в местное управление по озеленению. Но он этому совершенно не рад:

«Ну что это за работа такая – лопатой махать. С 9 утра до 5 вечера деревья подрезать. Грузить срезанные ветки на машину. Каналы чистить. А я не могу долго на солнце находиться. Говорю им, что трудно мне сейчас все это делать. Был бы здоровым, как раньше, справлялся бы, а сейчас не могу. А они в ответ: не нравится, увольняйся. Но я ведь еще не восстановил здоровье. Осколки в костях застряли и не выходят».

По словам Рашада Шахвердиева, на эту работу он согласился от безвыходности. Потому что безденежье совсем его доконало:

«Я хотел чем-то легким заняться. Видно же, в каком я состоянии. Хоть какое дело дали бы. Я сам сын бедняка, и никакую работу зазорной не считаю. А они не хотят понять».

Рашад Шахвердиев

Рашад Шахвердиев

Mənbə: Мейдан ТВ

«У меня мать – онкологическая больная, и тоже на моем попечении»

На этой работе Рашаду Шахвердиеву платят всего 236 манатов. Первую зарплату он получил несколько дней назад:

«От этих денег уже почти ничего не осталось, и куда они делись – тоже непонятно. Даже на продукты толком не хватает. По воскресеньям иду рыбу удить – авось поймаю что-то и продам».

В декабре 2019 года Шахвердиев женился, и теперь они с женой ждут рождения ребенка. А это значит, что вскоре забот у него станет еще больше:

«Отец у меня умер. Живу с мамой и супругой в старом доме, оставшемся еще от дедушки с бабушкой. Мать у меня – онкологическая больная, и тоже на моем попечении. У семьи нет другого дохода, кроме 236 манатов, которые я зарабатываю».

Знакомые Рашада Шахвердива публикуют о нем информацию в социальных сетях, но, по его словам, никто пока не помог. Ветеран говорит, что до сих лишь один человек в его районе протянул ему руку помощи:

«К родственникам можно обратиться, в крайнем случае, разок, не больше. Я рядом с исполнительной властью живу, а они не удосуживаются поинтересоваться, как у меня дела. Мне лекарства нужны. После войны пошел в исполнительную власть, объяснил ситуацию. Так они мне 30 манатов протянули. А лекарства 260 манатов стоят. Из-за нехватки денег я не могу лечиться. А врач сказал, что я обязательно должен принимать лекарства, потому что травмирован, сильный стресс пережил. По ночам спать не могу. И никто обо мне не вспоминает».

Исполнительная власть: «Мы делаем и будем делать все, что от нас зависит»

Заведующий отделением исполнительной власти Сальянского района Рашад Керимов сказал Мейдан ТВ, что они стараются уделять внимание всем участникам войны:

«Я и сам был на войне, так что хорошо их понимаю. Рашаду Шахвердиеву платят минимальную заработную плату. Знаете ли, раз уж он согласился на работу, значит, приходится работать. Понимаю, что есть в этом и свои трудности. Вероятнее всего, 26 июня, в День вооруженных сил, его тоже наградят. А по поводу лечения ему надо обратиться в фонд YAŞAT. Сам будучи участником войны, я содействую тем, кто ко мне приходит, помогаю им связаться с фондом. Пусть этот человек приходит, и, если надо, мы ему и с главой исполнительной власти встречу устроим. Мы делали и будем делать все, что от нас зависит».

«Нашли меня только 17 ноября, уже после того, как война закончилась»

«Нашли меня только 17 ноября, уже после того, как война закончилась»

Mənbə: Мейдан ТВ

Buradaykən …

Sizdən kiçik bir xahişimiz var: Fəaliyyət göstərdiyimiz mühitdə məlumatlar dövlətin çox sıx nəzarəti altındadır. Meydan TV insanların keyfiyyətli və müstəqil informasiya ilə təmin etmək üçün çalışır. Biz sizin eşidə bilmədiyiniz, amma eşitmək istədiyinizə inandığımız hekayələri işıqlandırırıq. Dövlət senzurasının – rəsmi bloklanmanın və təzyiqlərin gücləndirilməsinə baxmayaraq, biz, müstəqil jurnalist komandası ağır şərtlər altında Azərbaycan xalqının dolğun, keyfiyyətli informasiya ilə təmin edilməsinə çalışırıq və bunun üçün sizin köməyiniz lazımdır.

Sizin dəstəyiniz bizim böyük risk altında işləyən jurnalistlərimizə güc verir. Azərbaycanda müstəqil jurnalistikanın qorunması üçün edilmiş hər bir cəhd sizin töhfənizdir. Çox sağ olun.

BIZƏ DƏSTƏK OLUN
Bölmələr:  
qısa linklər:   http://mtv.re/70k1vn

Ən çox baxılan