Mənbə: gazetaby.com

20 лет вместе: хроники пикирующей интеграции Беларуси и России

Məqalə yeniləndi:  4 Fevral 2020

Материал был опубликован на сайте euroradio

Эта история началась 8 декабря 1999 года, когда в Москве был подписан Договор о создании Союзного государства Беларуси и России. Хотя нет, чуть раньше: 8 декабря 1991 года, когда лидеры России, Украины и Беларуси (тогда ещё советских республик) поставили свои подписи под договором о распаде СССР. Или нет, ещё раньше: в августе 1991 года, когда тогда ещё депутат Верховного совета БССР Александр Лукашенко отказался голосовать за придание Декларации о суверенитете Республики Беларусь конституционной силы. Но голосование состоялось — и сделало страну по-настоящему независимой.

Через 28 лет, в августе 2019-го, Лукашенко, распробовавший независимость и президентство, ввяжется в серьёзный торг с Кремлём, который будет цепляться за возможность и дальше воссоздавать Советский Союз в виде Союзного государства Беларуси и России.

С чего всё начиналось

В 1994 году Беларусь возглавил человек, искренне считающий распад СССР катастрофой. Александр Лукашенко сыграл на ностальгических настроениях электората. Он инициировал возврат к слегка отретушированным советским гербу и флагу и практически сразу взял курс на сближение с Россией.

Первый руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич вспоминает, что во второй половине 1990-х Лукашенко всерьёз рассчитывал занять место Бориса Ельцина в Кремле. Сделать это можно было на волне объединения двух государств.

Уже в апреле 1996 года была достигнута договорённость об образовании Сообщества России и Беларуси. В апреле 1997 года Лукашенко и Ельцин подписали Договор о Союзе Беларуси и России. Оба они потеряли силу после вступления в силу Договора о создании Союзного государства, подписанного 8 декабря 1999 года.

Дружба — дружбой, а рубль врозь

С тех пор две страны, сохраняя независимость и суверенитет, формально живут по общему договору. Впрочем, за 20 лет многие его положения так и остались невыполненными. Например, о том, что у Союзного государства должен быть свой герб, флаг и гимн. Но это, пожалуй, самое безобидное из того, чем можно “углубить интеграцию” Беларуси и России.

До 2018 года исполнение договора ограничивалось в основном экономической сферой. Впрочем, он содержит и обширное политическое измерение. В договоре прописано введение единой валюты с одновременным созданием единого эмиссионного центра, унификация налогового законодательства (сегодня оно в России и в Беларуси очень разное), принятие общей конституции. Общий парламент, суд, счётная палата — ничего этого нет.

Почему? Однозначного ответа на этот вопрос нет. С одной стороны, политическая интеграция возникает на экономическом фундаменте. В случае с Союзным государством он ещё не вполне готов — во всяком случае, так считают в Минске. С другой — после того, как Лукашенко расстался с надеждой оказаться в Кремле, экономическое измерение Союзного государства для него привлекательнее политического. На словах он уже много лет готов к “углублению интеграции” — например, ещё в 2000-е регулярно говорил о введении единой валюты. Но всегда находились основания (вполне объективные) для того, чтобы повременить с действиями.

Субсидии или равные условия?

В декабре 2018 года премьер-министр России Дмитрий Медведев напомнил о том, что договор о создании Союзного государства не выполняется, когда Александр Лукашенко в очередной раз попытался сбить цену на российский газ. В 2018 году он стоил Беларуси $129 за тысячу кубометров, на 2019 год была установлена цена в $127 за тысячу кубометров. Беларусь настаивала, что цена должна быть такой же, как в Смоленской области, где газ стоит почти в два раза дешевле.

На вокзале в Минске

На вокзале в Минске

Mənbə: Euroradio

Российский премьер сказал, что есть два сценария. Консервативный — без “повышения уровня интеграции” до “пределов, прописанных в договоре” и, соответственно, без понижения цен на газ. Продвинутый — “углубление интеграции” (единая валюта и эмиссионный центр, унификация законодательства, общий парламент и т.д.) с “возможностью оказания помощи и поддержки”.

Риторика Кремля заключается в том, что, “скидывая” цену на газ и поставляя нефть без экспортной пошлины, Россия субсидирует Беларусь. Но в Минске не считают, что Беларусь просит у России “помощи” и “поддержки”. Лукашенко говорит лишь о равных условиях для субъектов хозяйствования в Союзном государстве. Мол, не должно быть так, чтобы в Смоленской области России газ стоил дешевле, чем в Витебской области Беларуси — ведь в таком случае белорусские предприятия не смогут конкурировать с российскими на общем рынке Евразийского экономического союза. Внутри которого, кстати, и так не должно быть никаких торговых ограничений и экспортных пошлин.

Но при создании Евразийского экономического союза в 2014 году по инициативе России торговля энергоносителями была вынесена за скобки. Лукашенко не хотел подписывать договор в таком виде — он требовал пресловутых равных условий. Но Путин сумел убедить его. Общего энергетического рынка в Союзном государстве Беларуси и России нет до сих пор — и это, пожалуй, главное, что не устраивает Минск.

Как белорусы и россияне относятся к интеграции

На тему того, с кем хочется объединяться белорусам и хочется ли объединяться вообще, регулярно проводятся социологические опросы. В сентябре 2019 года результаты, полученные частной Белорусской аналитической мастерской, были такими: 54,5% белорусов за союз с Россией, 25% — за союз с Европой. Ещё 20,5% опрошенных не знают, что ответить, или затрудняются с ответом.

Акция против интеграции с Россией

Акция против интеграции с Россией

Mənbə: Euroradio

Академия наук Беларуси в апреле — мае 2019 года проводила похожий опрос. Результаты такие: 49,9% считают, что Беларусь должна быть независимым государством, а отношения с Россией должна строить на основе международных договоров. 36,1% респондентов считают, что Беларусь и Россия должны быть в равноправном союзе с созданием наднациональных органов управления (те самые парламент, суд, счётная палата Союзного государства и т.д.). За вхождение Беларуси в состав России выступили только лишь 7,7% опрошенных.

Совершенно иные цифры даёт российский Центр пространственного анализа международных отношений ИМИ МГИМО. На вопрос “Какие отношения с Россией вы считаете наиболее приемлемыми для Беларуси?” 57,6% ответили "союзнические", 31,8% — "партнёрские", 10,2% — "нейтральные". Российские СМИ вышли с заголовками, что почти 90% белорусов поддерживают союз с Россией.

Аналогичные вопросы социологи задают россиянам. Из опроса, который провёл в январе 2020 года российский Левада-центр, следует, что 44% — за более активное сотрудничество Беларуси и России в экономической сфере. 28% считают, что нужно сохранить сотрудничество на прежнем уровне. За образование общего государства с единым руководством выступают 13%. Ещё 10% заявляют, что Беларусь должна войти в состав России.

Хотели чего-то большего

Последние несколько лет Москва системно уменьшала объём того, что считала “помощью” и “поддержкой” для Беларуси. В декабре 2019 года Минск вынужден был взять кредит в $500 млн в Китае — поскольку в России аналогичный заём решили связать с “углублением интеграции”. Компенсацию за “налоговый манёвр” в российской нефтяной отрасли россияне также поставили в зависимость от обновления проекта Союзного государства. По оценкам концерна “Белнефтехим”, к 2025 году потери Беларуси от “налогового манёвра” составят $5,8 млрд.

2019 год. Закрытие II Европейских игр в Минске

2019 год. Закрытие II Европейских игр в Минске

Mənbə: Euroradio

"Давать субсидии предприятиям чужой страны странно было бы. Это можно было бы делать, если бы была у нас более глубокая степень интеграции. Если хотите такой же режим, давайте вернёмся к нашему союзному договору”,говорил в январе 2019 года Антон Силуанов, тогда — первый вице-премьер России.

Белорусский независимый аналитик Сергей Чалый указывает на нелогичность такого подхода. По его мнению, политическая интеграция не должна опережать экономическую:

“Из-за чего раздражение у русских происходит. Они же хотели под видом экономической интеграции чего-то большего. Но при этом не хотели бы платить за движение к экономическому союзу. Но так не работает. Утром деньги — вечером стулья! Если вы хотите соблюдать приличия, а не показывать зубы и говорить: раз вы такие, давайте мы вас присоединим, — то тогда давайте делать ходы последовательно. На примере Евросоюза мы видим, как важно не нарушать последовательность ходов”.

От цирка до Независимости

8 декабря 2019 года, в 20-ю годовщину подписания Договора о создании Союзного государства, Лукашенко и Путин должны были с помпой принять 31 дорожную карту по “углублению интеграции” Беларуси и России. Там — планы по сближению сельского хозяйства, сфер связи, таможенного законодательства, регулирования алкогольного рынка и многое другое.

2019 год. "Живая цепь" противников интеграции в Минске

2019 год. "Живая цепь" противников интеграции в Минске

Mənbə: Euroradio

Обсуждение этих дорожных карт растянулось на полгода. Несмотря на требования белорусской оппозиции опубликовать их, документы засекретили — по выражению тогдашнего министра экономики Беларуси Дмитрия Крутого, чтобы не создать почву для “информационных манипуляций”.

Атмосфера секретности, а также то, что белорусы всё-таки узнавали о содержании дорожных карт из российской прессы, спровоцировали уличные протесты в Минске, Гродно и других городах. По выходным люди собирались на центральных площадях и выстраивались в “живые цепи”. В столице Беларуси акция называлась “От цирка до Независимости” — цепь против интеграции начиналась возле здания цирка и тянулась полтора километра до площади Независимости.

Эти митинги не были разрешены. Тем не менее на них собиралось до 1500 человек. Сторонники интеграции пытались ответить собственным митингом в центре Минска, но его власти тоже не разрешили — и поэтому на него никто не пришёл.

Власти поначалу не обращали на протесты внимания, а потом решили немного заработать и начали наказывать их участников сутками административных арестов и крупными штрафами. К концу января общая сумма штрафов достигла $60 тысяч. В России же белорусские протесты стали поводом для десятков пропагандистских публикаций о разгуле национализма в Беларуси. “Необандеровцы в центре Минска”, “либералы и националисты”, “как в Украине” — всё как они любят.

Костры амбиций

8 декабря 2019 года Лукашенко и Путин ничего не подписали. Накануне они провели пятичасовые переговоры, после которых было заявлено лишь о “сближении позиций”.

Следующая встреча политиков состоялась 20 декабря в Санкт-Петербурге. По её итогам Максим Орешкин, тогда — министр экономразвития России, заявил, что "несогласованными остались три дорожные карты из 31". Сторонам не удалось договориться по нефтяному, газовому и налоговому вопросам.

Риторика Лукашенко в отношении России резко изменилась. Он призвал своё правительство искать альтернативу российской нефти. Утром 26 января состоялась первая такая поставка — на Новополоцкий НПЗ через литовский порт Клайпеда и по железной дороге была доставлена партия норвежской нефти.

“Извините, нас раком поставили по углеводородам, и никто на это не посмотрел — плевать на все союзы и прочее”, — раздражённо заявил белорусский лидер за два дня до того.

Владимир Путин о провалившейся попытке “углубления интеграции” не говорит ничего.

Что дальше?

Политологи и в Беларуси, и в России высказывали мнение, что вся эта кутерьма с Союзным государством была нужна Владимиру Путину в перспективе окончания президентского срока. Однако после анонсированных 15 января 2020 года изменений в Конституцию России “интеграционные скептики” уверенно говорят о том, что даже если Путин и рассматривал вариант в 2024 году подвинуть Лукашенко и возглавить Союзное государство, то теперь это в прошлом.

Когда состоятся следующие переговоры по “углублению интеграции” — непонятно. Ожидается, что 31 января Лукашенко и Путин встретятся в Сочи. Белорусский президент часто ездит туда в начале года, чтобы покататься на лыжах и в неформальной обстановке обсудить с Путиным текущие вопросы. Однако 1 февраля в Беларусь приезжает госсекретарь США Майк Помпео — и у него уже запланирована встреча с Лукашенко. Придётся или летать очень быстро, или выбирать.

У Беларуси до сих пор нет контракта на поставки российской нефти в 2020 году. С 1 января нефть в Беларусь поставляет только “Сафмар” российского бизнесмена Михаила Гуцериева, которого связывают дружеские отношения с Александром Лукашенко. Недозагрузка двух белорусских НПЗ угрожает серьёзными потерями для экономики, а компания Гуцериева даже в теории не может поставить Беларуси столько нефти, сколько нужно, чтобы они работали на полную мощность.

“Газпром” после провала “углубления интеграции” поднял цену на тысячу кубометров газа для Беларуси до $152. Эксперт в области энергетики Татьяна Манёнок пишет, что новая предполагаемая цена вызвала резкое отторжение у официального Минска. Фактически она приблизилась к среднеевропейской цене (за вычетом экспортной пошлины (30%) и логистических затрат). При этом на спотовом рынке в Европе в 2019 году газ стоил значительно дешевле, чем “Газпром” предлагает сейчас Беларуси, — чуть выше $100 за тысячу кубометров.

Buradaykən …

Sizdən kiçik bir xahişimiz var: Fəaliyyət göstərdiyimiz mühitdə məlumatlar dövlətin çox sıx nəzarəti altındadır. Meydan TV insanların keyfiyyətli və müstəqil informasiya ilə təmin etmək üçün çalışır. Biz sizin eşidə bilmədiyiniz, amma eşitmək istədiyinizə inandığımız hekayələri işıqlandırırıq. Dövlət senzurasının – rəsmi bloklanmanın və təzyiqlərin gücləndirilməsinə baxmayaraq, biz, müstəqil jurnalist komandası ağır şərtlər altında Azərbaycan xalqının dolğun, keyfiyyətli informasiya ilə təmin edilməsinə çalışırıq və bunun üçün sizin köməyiniz lazımdır.

Sizin dəstəyiniz bizim böyük risk altında işləyən jurnalistlərimizə güc verir. Azərbaycanda müstəqil jurnalistikanın qorunması üçün edilmiş hər bir cəhd sizin töhfənizdir. Çox sağ olun.

BIZƏ DƏSTƏK OLUN
Məqalə yeniləndi:  4 Fevral 2020
Bölmələr:  
qısa linklər:   http://mtv.re/1k0bvo

Ən çox baxılan